От Нью-Йорка до Урала: Дина Сорокина о книгах, которые связывают города и людейIt’s My City и «Открытая библиотека „Клевербук“» продолжают рассказывать о том, что любят читать известные екатеринбуржцы. Книги, о которых идет речь, после публикации можно будет найти в шкафах для буккроссинга «Клевербук» (адреса — в конце статьи). Нашими героями уже были поэт Наум Блик, автогонщик Сергей Ременник, бизнесмен Антон Гиренко-Коцуба и создательница фестиваля «Гастроном» Екатерина Шихова. В новом материале директор музея Бориса Ельцина Дина Сорокина рассказывает о книгах, которые связаны с ее жизнью последние несколько лет. Первая — о близком Нью-Йорке, вторая объединяет Урал и Сибирь, а третья основана на ее личной истории.
18+

Книга как место встречи

От Нью-Йорка до Урала: Дина Сорокина о книгах, которые связывают города и людей

11 Сентября, 09:26
Автор: Вячеслав Солдатов
Фото: Марина Молдавская

It’s My City и «Открытая библиотека „Клевербук“» продолжают рассказывать о том, что любят читать известные екатеринбуржцы. Книги, о которых идет речь, после публикации можно будет найти в шкафах для буккроссинга «Клевербук» (адреса — в конце статьи). Нашими героями уже были поэт Наум Блик, автогонщик Сергей Ременник, бизнесмен Антон Гиренко-Коцуба и создательница фестиваля «Гастроном» Екатерина Шихова. В новом материале директор музея Бориса Ельцина Дина Сорокина рассказывает о книгах, которые связаны с ее жизнью последние несколько лет. Первая — о близком Нью-Йорке, вторая объединяет Урал и Сибирь, а третья основана на ее личной истории.

Странное искусство и тонкая материя

Первые книги, с которыми мы вступаем в контакт, обычно связаны с выбором, который делают родители, бабушки и дедушки, — это очень «курированная» подборка книг. В детстве вдохновляющими книгами для меня была серия Джеральда Даррелла о путешествиях по экзотическим странам, очень правильная подборка об окружающем мире и животных, с ним связанных. Или книги Тура Хейердала о путешествиях на плоту «Кон-Тики» — они формировали не только привязанность к приключенческой литературе, но и выдержку, понимание того, что можно ставить недостижимые цели и добиваться их, подтверждая правдивость собственных идей.

Мой дедушка выписывал художественные альбомы, в основном из Дрезденской галереи. У нас был огромный том Лукаса Кранаха со старинным и совершенно нечитаемым готическим шрифтом, удивительными картинами, в которые можно было бесконечно погружаться. Из нее я понимала, что такое искусство, что такое странное искусство, а еще этот альбом привил любовь к изучению иностранных языков.

В 19 лет, на третьем курсе филологического факультета НГУ, я уехала в США учиться, продолжив изучать литературу и культурологию. Тогда в Америку я взяла две книжки, которые напоминали мне о доме и о России: «Денискины рассказы» Драгунского и русские сказки в иллюстрациях Билибина. Первая — безусловное напоминание о детстве, теплота и блестящий юмор. Вторая — возможность погрузиться в удивительную визуальную картину сказок, страшных, как у братьев Гримм.

Дина Сорокина Дина Сорокина

В Штатах доступ к русскоязычной литературе был ограничен, и читала я в основном на английском. Сейчас тоже в основном покупаю книги на английском языке, заходя в любимые магазины в Лондоне и Нью-Йорке. Они дают мне новые открытия и по-новому связывают с местом.

По профессии мне очень часто приходится читать на английском, но если мы говорим о художественной литературе и поэзии, то тут я точно предпочту русский язык. Поэзия – гораздо более тонкая материя, которая впитывается с молоком матери.

В подростковом возрасте я запоем читала всё, каждую строчку, что писал Борис Акунин, невероятно популярный как раз в те годы. Во время студенчества я поглощала огромные объемы художественной литературы, так что после выпуска переключилась на профессиональную литературу, а сейчас и узкоспециализированную, связанную с музеями.

Недавнее открытие — книга «В как Bauhaus» Деяна Суджича, директора музея дизайна в Лондоне, которую впервые перевели на русский. Художественные книги сегодня — редкость для меня. Вообще, Strelka Press и Ad Marginem – это те издательства, за которыми я слежу на русском языке.

Я много читаю в электронном виде, в основном это статьи. Что касается книг, то больше люблю держать их в руках. Это во многом идет от детского увлечения, когда ты берешь альбом того же самого Кранаха – ничто не сравнится с ощущением и погружением в атмосферу, которую создает книга.

Яков Клоц, «Поэты в Нью-Йорке. О городе, языке, диаспоре»

Эту книгу я не открывала почти два года, а сегодня она буквально упала мне в руку. Для меня это напоминание о жизни в Нью-Йорке. Я знаю ее составителя Якова Клоца, он приезжал в Екатеринбург на презентацию книги. Это большой знаток творчества Бродского, и когда мы думаем о поэтах в Нью-Йорке, первое имя, которое приходит на ум — Иосиф Бродский. На самом деле, хоть он и прожил там последние двадцать с лишним лет, но написал в этом городе всего четыре стихотворения. Зато есть современные русскоязычные поэты, которые пишут, вдохновляются Нью-Йорком или уходят от него, пытаясь нащупать связь между своими корнями и окружающим миром.

Для меня эта книга стала воспоминанием о месте, где я провела почти десять лет своей жизни; месте, которое во многом меня сформировало. Эта книга не про поэзию — в ней представлено буквально по одному произведению каждого из поэтов. Зато есть интервью, истории из жизни этих поэтов, взгляд авторов на окружающие места, размышления о русском языке — всё то, что мне казалось очень близким. Это не только напоминание о близких и любимых мне местах в Нью-Йорке, но и о людях — пару недель назад мы пересеклись с одним из авторов в Берлине. И мне было интересно посмотреть, как мы меняемся в зависимости от того, где мы находимся.

Алексей Иванов, «Дебри»

Я пошла на филологический факультет не столько потому, что меня интересовала современная литература, сколько из-за того, что в МГУ была очень сильная кафедра древнерусской словесности, и меня очень увлекал этот период, сильно окутанный неизвестностью, домыслами и тайнами. Свою студенческую практику я проходила в Тобольске, книга напоминает и об этом. А когда я возвращаюсь в Новосибирск, чтобы навестить родителей, то почти каждый раз покупаю эту книжку, кажется, в четвёртый или пятый раз. И каждый раз я её теряю, читая по дороге, в аэропорту и ещё где-то.

В Екатеринбурге имя Алексея Иванова во многом ассоциируется со книгой «Ёбург», и для меня это стало первым погружением в историю города. Но все же Иванов более интересен именно по роману «Дебри». Там рассказывается про историю Урала и Сибири в эпоху от Ермака до Петра I. Период крайне увлекательный, полный мифов и додумок, но автор складывает все истории в интересный нарратив. «Дебри» — часть уральской мифологии, которую создал Иванов. Он решил погрузиться в истоки Российской империи, изучая горнозаводскую историю края, хотя конечно, здесь была и более древняя история. Можно открывать на любом месте и погружаться в захватывающую эпоху, что я и делаю время от времени, когда сажусь в самолет.

Анна Матвеева, «Спрятанные реки. Истории о попутчиках»

Первая история, открывающая этот сборник («Камин Святого Якова» – прим. ред.) — это моя история, но пересказанная не от моего лица. Она о том, как я уехала из Нью-Йорка и прошла путь святого Иакова (паломническая дорога к предполагаемой могиле апостола Иакова в испанском городе Сантьяго-де-Компостела – прим. ред.). И все те приключения, которые случались со мной, даже мельчайшие (например, отваливается подошва ботинка накануне старта), описаны здесь. И здесь же — о том, как человека формируют встречи с людьми, которые попадаются ему на пути. Не только представление о месте, как в двух предыдущих книгах, сколько люди, которые заставляют тебя задуматься о том, кто ты сам. И люди, которые приходят в твою жизнь именно в тот момент, когда ты должен обратить свое внимание на окружающие тебя вещи.

«Спрятанные реки» – книжка тоже очень близкая. Как человек, много путешествующий, я понимаю, как важны моменты состояния «между» — городами, странами, культурами. Об этом и пишет Матвеева, которая сама часто путешествует. В ее текстах переплетено и много личного, и какие-то наблюдения за жизнью. Эта книга очень хорошо встраивается в ряд с другими работами Матвеевой. Кстати, интересно, что рукопись повести [«Камин Святого Якова»] была утеряна в Париже, о котором Матвеева тоже много пишет, но найдена и возвращена автору.

Где найти шкафы «Клевербук»:

  • Исторический сквер, левый берег Исети

  • Набережная у ЖК Clever Park

  • Литературная аллея, парк Маяковского

  • Парк Павлика Морозова

  • Возле Ельцин Центра

Проект реализован ЖК Clever Park при поддержке администрации Екатеринбурга, сайта It’s My City, брендингового агентства «Дикий Филин» и издательского дома Tatlin.

Партнерский материал.

Реклама

Реклама