Чемпион мира отказался от карьеры в США, чтобы открыть свой инклюзивный клуб боевых искусств в Екатеринбурге
18+

«Проблемы есть только с вашими страхами»

Чемпион мира отказался от карьеры в США, чтобы открыть свой инклюзивный клуб боевых искусств в Екатеринбурге

Горожанин
8 Апреля, 11:23, 2021 г.
Автор: Диана Кучина
Фото: Марина Молдавская/It’s My City

Партнер проекта

За 27 лет екатеринбуржец Марсель Мансуров стал двукратным чемпионом мира по каратэ, прославился и заработал внушительное состояние. Несколько лет назад он решил отказаться от размеренной и комфортной жизни, основав в Екатеринбурге первый инклюзивный клуб боевых искусств. У него был шанс устроиться в Америке или работать в компании у отца, но он решил бросить вызов самому себе. Боец планирует развивать систему инклюзивных клубов в России и изменить сознание тех, кто считает, что дети с особенностями развития должны сидеть дома или заниматься отдельно. Марсель Мансуров —  новый герой рубрики «Горожанин». Вместе с компанией «Атомстройкомплекс» мы рассказываем о людях, которые делают наш город лучше.

«На ринге мы учимся умирать»

— Всю жизнь я занимался каратэ, но когда второй раз выиграл чемпионат мира, закончил карьеру бойца. Я посвятил себя развитию клубов, которые начал открывать в Екатеринбурге. Первый зал был в центре, на улице Хохрякова, в подвале. Я его полностью сделал за свой счет, вложился в рекламу, аренду. Назвал его DOJO № 1. С японского «додзё» — путь, который освобождает нас от страха умереть, ведь фактически на ринге мы учимся умирать. Я немного переделал название на современный американский лад, а приставку № 1 добавил из «лишней скромности» к самому себе. 

DOJO№1 расположен в жилом комплексе «Чемпион парк»

Однажды к нам на занятия привели ребенка. Он бегал, баловался, его пытались сдержать, но он кричал и плевался. Я решил, что он просто недостаточно воспитан. Думаю, надо наладить дисциплину и быть строже. Мы стали заниматься, но только потом я узнал, что у него есть свои особенности в развитии — расстройство аутистического спектра. В силу своей неосведомленности я начал работать с ним так, как всегда работал с детьми, и это переломило ход нашей тренировочной деятельности. Ребенок привык, что обычно с ним обращаются как с особенным, к нему сниженные требования, его полчаса уговаривали сесть. А я с ним общался как с обычным. И со временем он стал активно прогрессировать. Родители сначала не могли понять, в чем подвох.

Потом ко мне пришел незрячий ребенок. Я просто предложил родителям позаниматься, а родители стушевались и говорят:

— Нет, у нас проблемы...

— Проблемы есть только с вашими страхами, которые мешают ребенку спокойно начать заниматься. Давайте будем работать так, будто у вас их нет, — ответил я им. 

Некоторые родители так и говорили Марселю: «Почему мои дети должны заниматься с ними?» Но он никого не переубеждал.

И они пришли на занятие. Постепенно у мальчика начало зарождаться понимание, как нужно двигаться. Пусть он не видит, но он чувствует, у него вырабатывается инстинкт. Он начал бегать прямо, а не по кривой, будто избегая деревьев. Первое время он дрался со мной, а потом с другими ребятами. Нашим рекордом в занятии стало то, что он смог сдать в каратэ на синий пояс на общих основаниях и планирует идти дальше. 

Мы часто ездим с детьми в лагеря и на сборы. Ездили как-то в Грузию, с нами было 70 ребят, 20 детей были с разными особенностями развития. Мне тогда был 21 год, не знаю, как со мной родители отпустили детей. А если бы я задавался постоянно вопросами, я бы этого не сделал, потому что мне тоже было страшно. Я привык побеждать, это был вызов, который я бросил самому себе. Со временем я начал понимать, что мне нужны знания. Я отучился на тьютора, прошел переподготовку, выучился на педагога. Мне захотелось быть не просто активистом, который что-то делает, а тем, кто знает, о чем он говорит и как это делать. 

«Чем дольше ребенка удерживают в квартире, тем меньше у него шансов социализироваться»

— Были проблемы с родителями «обычных» детей, которые говорили: «Почему мои дети должны заниматься с ними?» Да, дети с особенностями развития могут вести себя шумно, кричать, их надо успокаивать, находить свой подход. Но я никого не переубеждал. Поэтому родители уходили и отдавали ребенка в обычную секцию. Есть те, кто, наоборот, привык опекать своих особенных детей. Мы показываем им, что это не страшно: вы можете выпустить его из четырех стен и нужно сделать это как можно раньше. Чем дольше ребенка удерживают в квартире, тем меньше у него шансов социализироваться, работать, строить взаимоотношения.

В клубе боевых искусств творческое пространство. На пианино здесь играет друг Марселя, певец и музыкант Игорь Пиджаков

А это работа художницы Дарьи Сонатиной, за которую она удостоилась сертификата международного художника

На полках - кубки Марселя

Я являюсь членом Российской ассоциации родителей детей с инвалидностью, провожу встречи с педагогами, собрания с родителями, это большая работа наравне с тренировками. Общество должно быть готово к принятию разных детей. У нас есть мальчик, который учится в школе в центре, его обижают одноклассники, и с этим ничего не могут сделать учителя. А мальчик хочет учиться со всеми. Я приезжал в этот класс, разговаривал там с ребятами.

Недавно ездили в лагерь. Мы приехали со своим клубом, с нами 10 человек с ограниченными возможностями по здоровью, два из них — с видимой инвалидностью. У нас есть мальчик с синдромом Дауна, он очень любит кружиться, так он танцует. И вот он закружился — вокруг начали над ним смеяться. Мы вышли всей командой и начали кружиться вместе. Другой ребенок начал баловаться, кричать, мы тоже вышли, начали кричать. Мы показали: если вы считаете, что он «не такой», то тогда мы все — «не такие». 

Также у Марселя есть своя именная коллекция спортивной одежды

Моя задача — не ругать детей, а показывать им, что мир разный, люди в нем разные. Дети перестали смеяться, мы провели собрание, рассказали, что происходит, чем мы занимаемся. Они сразу захотели нам помогать. Это большая победа, когда дети в рамках коллектива помогают друг другу. К примеру, у ребенка случается приступ истерики, а ребята его успокаивают. 

«Я отказался от карьеры в Америке»

— Задача тренеров — создать такую атмосферу, чтобы внимание уделялось всем одинаково. Они тоже прошли обучение, а еще мы привлекаем волонтеров. К примеру, есть ребенок, который не может ходить, и за ним закрепляется человек, который его придерживает. Волонтеров набираем через инстаграм или помогают родители. 

Мы адаптировали соревнования и уравняли нормативы. Например, 17-летний ребенок с ограничениями по здоровью тренируется с 15-летним — у них одна весовая категория. Так шансы уравниваются. Я вижу в этом перспективу: нет Олимпиады и Паралимпиады, а есть общие соревнования. Это большая индивидуальная работа каждого тренера, который знает критерии и возможности каждого ребенка. Люди, которые не занимаются этим, не погружены в тему, называют это чудом. Но это не чудо, а кропотливая работа. 

Полтора года назад я был в Америке по программе реабилитации людей с инвалидностью. Я посетил много штатов, увидел, как у них все это происходит. Пока наша страна, конечно, не готова так принимать людей с инвалидностью. Проблема не в пандусах, а в сознании. Меня приглашали остаться и работать там, но я отказался от карьеры в США. Я вижу перспективу развивать это здесь, где это действительно нужно. 

В клубе занимаются и взрослые, и дети

Вместе с командой мы подали документы в Минюст на открытие собственной Федерации инклюзивного спорта. Это поможет нам привлекать гранты, инвестиции и готовить франшизу для открытия клубов в стране, обучать действующих тренеров, педагогов, чтобы они не боялись включать в свои составы всех детей. 

Моя невеста — шестикратная паралимпийская чемпионка по биатлону, у нее есть ограничения по зрению. Она привела ко мне на тренировки своего сына, так мы и познакомились. Я горжусь ее достижениями. Сейчас, когда я знаю, что есть кто-то круче меня, это дополнительно мотивирует. Мы решили купить квартиру недалеко от места, где располагается наш клуб — в этом же жилом комплексе «Чемпион парк». Круто, что здесь на улице есть воркаут, зона для футбола и баскетбола, есть бесплатный тренажерный зал. Многие жители дома ходят к нам, мы прижились здесь. У горожан нет привычки «отдать ребенка на секцию поближе к дому». К нам сюда, в «Чемпион парк», едут из других районов и даже из других городов. В лобби тут же встречаются друзья, кто-то приходит поработать. 

«Жизнь всегда приводит людей туда, куда они не готовы идти»

— Как я в 21 год вообще к этому пришел? Переосмысление ко мне пришло не сразу. Я был успешным молодым парнем, чемпионом, у меня было много денег, машины, девушки. Но однажды я подумал: а что, если я вдруг упаду, ударюсь головой и останусь парализованным? Буду я кому-то так же интересен и нужен? А если у меня родится ребенок с особенностями? От этого никто не застрахован. Жизнь всегда приводит людей туда, куда они не готовы прийти. 

Марсель и его папа

Тогда же я завершил карьеру, у меня был сложный период. Меня исключили из федерации, я поругался с тренером. Меня «несло», я был на такой агрессии, все время конфликты, драки. Мы ссорились с отцом, потому что тогда мне казалось, что он хочет, чтобы я был чемпионом... А сейчас я понимаю, что он просто хотел, чтобы я был счастлив и вел себя порядочно. 

«Чтобы стать чемпионом, сначала нужно стать хорошим человеком»

— В тот период я сильно углубился в занятия с детьми, для меня это было спасение. Дети меня реабилитировали. Есть боец Миочич, успешный чемпион и миллиардер, который продолжает работать пожарным. За два дня до своего титульного боя он был на вызове, выполнял миссию пожарного. Его спрашивают, зачем он этим занимается, если он такой богатый и успешный? Он отвечал: «Для того, чтобы не витать в облаках славы, ореоле богатства и приносить пользу другим». Моя задача — оставаться человеком, несмотря ни на что. Мой тренер сказал правильную фразу: «Чтобы стать чемпионом, сначала нужно стать хорошим человеком». 

Сейчас я возобновил бойцовскую карьеру, чуть меньше времени стал уделять тренировкам с детьми. Но я не откажусь от этого полностью, иначе теряется всякий смысл. Занимаясь этим, я чувствую себя счастливым. 

«Люди стали предлагать свою помощь»

— Сейчас наш клуб полностью инклюзивный, в нем занимается 100 человек, 30% — дети с особенностями развития. У нас есть две группы — общая и подготовительная. Если у нас ребенок пока не готов пойти в общую, он приходит на адаптацию, а потом через некоторое время занимается со всеми. В пандемию мы добавили онлайн-тренировки для детей, которые не могут приехать, наш тренер дважды в неделю проводит занятия в зуме. Дети отлично тренируются и обучаются.

В планах у Марселя развивать сеть инклюзивных клубов в Екатеринбурге и других городах

Дети с особенностями у нас занимаются с 50% скидкой, а 12 человек — бесплатно. Некоторые стали предлагать свою помощь: они готовы оплачивать занятия не только своего ребенка, но и того, у кого есть свои ограничения по здоровью. Это большой шаг. Мы всегда отчитываемся по каждой оплате, показываем, на что идут эти деньги. Надеюсь, что крупные компании тоже подключатся к нам. Мы им писали, но пока ответа нет. 

Партнерский материал.

Партнер проекта