Как застраивали центр Екатеринбурга и чем он живет сегодня. Часть первая: Динамо, Мельковка, Вознесенская горка
18+

Гастрономический рай, тюрьма для староверов и подземные ходы

Как застраивали центр Екатеринбурга и чем он живет сегодня. Часть первая: Динамо, Мельковка, Вознесенская горка

Районы
31 Марта, 12:58, 2021 г.
Автор: Ирина Костерина
Фото: Марина Молдавская/It’s My City

Партнер проекта

Цикл публикаций «Районы» добрался до центра Екатеринбурга. Для описания мы решили поделить центр города на три части. Начнем с территории от станции метро «Динамо» до проспекта Ленина. Это место с богатой историей, начавшейся еще в начале XVIII века. Когда-то здесь располагалась так называемая Мельковская слобода, ограниченная набережной реки Мельковки, левым берегом Исети и современной улицей Челюскинцев. О жизни этой части микрорайона сегодня расскажут сразу два героя — известный ресторатор Кирилл Шлаен и его друг, владелец компании «Талицкое молоко» Юрий Окунев. Напоминаем, что наш проект выходит при поддержке компании «Атомстройкомплекс».

История района

Подземная река

Река Черемшанка была самым мощным левобережным притоком Исети. Истоки Черемшанки находились в районе современного завода имени Калинина, а устье — у нынешнего стадиона «Динамо».

Первое упоминание о поселении на берегах реки датируется 1722 годом, когда некий Данило Милков взялся заготовлять бревна для возводившейся на Исети плотины. По фамилии старейшины Мельковкой стали называться и деревня, и река.

Мельковская слобода. Фото: Музей истории Екатеринбурга

В 1817 году на берегах Мельковки обнаружили первую в черте города золотоносную россыпь и построили золотопромывательную фабрику, действовавшую до истощения месторождения в 1830-х годах. До революции на месте бывшей фабрики работал механический завод Ятеса (с 1928 года — «Металлист», сейчас — «Уралтрансмаш»).

«При Фоме Ятисе были построены новые заводские корпуса, где, в частности, делали золотопромывальные драги, машины для золотых приисков, пестовые толчеи, бутары и прочее. Но эта бурная промышленная деятельность... вызвала у городских властей резкий, но, увы, уже тогда безуспешный протест. Радеющие за судьбу города люди забеспокоились о чистоте главной водной артерии Исети, ее притоков, ручьев, говорливых ключей», – писала екатеринбургская журналистка, автор публицистических рассказов и эссе об истории Урала Инна Гладкова.  

Фото: PastVu.com

В годы Великой Отечественной войны дно Мельковки служило складом бракованных деталей, даже отдельных узлов танков. В ответ ставшая нерегулируемой река часто разливалась и подтапливала цеха «Уралтрансмаша». В канун 250-летия Свердловска некогда золотоносную Мельковку «наказали» — «заточили» в городской канализационный коллектор.

По мнению екатеринбургских диггеров, Мельковка — одна из наиболее интересных подземных рек Екатеринбурга.

Мельковская слобода

О жизни Мельковской слободы подробно рассказал в своем историческом очерке ее коренной житель доктор архитектуры Владимир Десятов.

«Генеральный план Екатеринбурга в XIX веке получил четкую геометрическую структуру, улицы и проспекты пересекались под прямым углом. Все это хорошо накладывалось на центр города, а вот его северо-восточная часть, где несла неторопливо свои воды в Исеть река Мельковка, никак не вписывалась в эту геометрическую сетку. Речка пересекала квадраты кварталов почти по диагонали. Постепенно под неоспоримым влиянием природных факторов сложилась планировочная структура района улиц, выпадающих из общего направления магистралей Екатеринбурга. Образовалась как бы обособленная территориальная часть города, которая ограничивалась набережной реки Мельковки, левым берегом Исети и улицей Северной. На этой территории проходили Мельковские улицы от первой до четвертой», — писал Владимир Десятов.

Разлив реки Мельковки. Фото: 1723.ru

Посередине района, согласно его воспоминаниям, было большое болото, а все стоки собирались ручьем, который местные жители называли Акулинкой. Был тут и источник питьевой воды — Макаровский ключ. Улица, на которой он находился, называлась Ключевской. Пересекая мельковские улицы, параллельно Ключевской, проходила Турчаниновская улица.

Главная улица Мельковской слободы Верхотурская стала оформляться в магистральную улицу города после появления на ней механического завода Ятеса и прихода в Екатеринбург первой железной дороги в 1878 году. В 1919 году эта улица получила имя Якова Свердлова, а в 50-е годы прошлого века была полностью реконструирована.

Вознесенская горка и усадьба Харитонова-Расторгуева

История Вознесенской горки неразрывно связана с историей самого Екатеринбурга. Об этом пишет инженер-геофизик, профессор УрГАХУ Всеволод Слукин.

Вершина горки была свободна от строений до 1735 года. Первым зданием, построенным здесь, стал «Командирский дом», появившийся по распоряжению Татищева. В 60-е годы XVIII века по просьбе жителей Мельковской слободы была возведена деревянная церковь Вознесения Господня, которая просуществовала на этом месте до 1808 года (ее разобрали и перевезли в Нижнеисетск).

Фото: PastVu.com

Фото: Марина Молдавская/It's My City

В конце XVIII века на северном склоне Вознесенской горки началось строительство усадьбы. Первоначально здание было возведено для купца-старообрядца, владельца крупных заводов и золотопромышленника Льва Расторгуева. Строительные работы окончательно были завершены лишь после его смерти, в 1824 году. Дом перешел во владение к зятю Расторгуева Петру Харитонову, который разбил рядом прекрасный общественный английский сад (ныне — Харитоновский парк). 

В конце XIX века усадьбу стали сдавать в аренду под конторы и жилье. После революции в здании размещался Урало-Сибирский коммунистический университет. С 1937 года Дворец «принадлежит» детям — он стал Дворцом пионеров. Сейчас это Дворец творчества учащихся, в нем занимается более 3000 школьников.

История усадьбы и ее владельцев — отдельный большой разговор, мы сейчас не будем останавливаться на этом подробно. Скажем лишь, что это не только одно из самых красивых, но и одно из самых таинственных мест города. Во многом благодаря историям о подземных ходах, которые существуют под Вознесенской горкой со времен строительства усадьбы.

Фото: Марина Молдавская/It's My City

Фото: Марина Молдавская/It's My City

Вознесенская каменная церковь ведет свою историю с конца XVIII века. Этот храм – единственное сохранившееся в городе церковное здание, построенное в стиле позднего барокко.

В 1926 году храм закрыли. В здании размещалась школа-семилетка, позже — краеведческий музей и только в 1991 году церковь вновь открыла двери для верующих.

Нельзя не упомянуть печально известный дом Ипатьева, построенный в 1870-х годах на западном склоне Вознесенской горки. В подвале этого дома в ночь с 16 на 17 июля 1918 года расстреляли царскую семью. В 1977 году дом снесли, так как внимания к месту убийства царской семьи становилось все больше. Сейчас на этом месте находится Храм на Крови.

Фото: Марина Молдавская/It's My City

Фото: Марина Молдавская/It's My City

В 1960–70-х годах по периметру Вознесенской горки вместо одноэтажной застройки, частью деревянной, возведены административные и жилые многоэтажные здания. На северном склоне появилось здание Театра юного зрителя — один из образцов архитектуры советского модернизма.

«Динамо»

В XVIII веке на мысу, который разделял пойму Исети и устья Мельковки, находилась спецтюрьма для староверов под названием «Заречный тын». В 1763 году тюрьму упразднили, но остались два кладбища с останками 100 узников. Долгие десятилетия, до 30-х годов XX века, на этой территории ничего не строили.

Фото: Марина Молдавская/It's My City

В 1934 году на этом месте был построен конструктивистский спорткомплекс «Динамо». Проектировал его архитектор Вениамин Соколов, занимавшийся строительством «Городка чекистов». В состав спорткомплекса входят стадион с трибунами и Дом физкультуры, напоминающий по форме корабль.

Фото: Марина Молдавская/It's My City

«Удобное расположение, наличие рядом всех транспортных развязок и станции метро, прекрасные виды городского пруда, красивый парк с липовой аллеей сделали территорию комплекса одним из самых любимых мест отдыха горожан», — сообщается на официальном сайте одного из старейших стадионов Екатеринбурга.

Микрорайон глазами его жителей

Ресторатор Кирилл Шлаен и владелец компании «Талицкое молоко», сооснователь фонда «Город может» Юрий Окунев знают район бывшей Мельковской слободы с детства. Они вместе учились в школе № 104, любовались красотой местной архитектуры, ходили на киносеансы в «Урал» (сейчас в этом здании расположен «Дом музыки») и знали, в каких магазинах купить самые вкусные в Свердловске лакомства.

Кирилл Шлаен и Юрий Окунев. Фото: Марина Молдавская/It's My City

«Иногда продавался страшно элитный сок — апельсиновый»

30 лет назад район был гастрономическим раем для школьника. Здесь располагались Свердловская кондитерская фабрика, наполнявшая округу «невыносимым ароматом шоколада», и магазин Свердловского хлебокомбината. В нем продавались вкуснейшие пышки и «советский ответ круассану» — «свердловские» слойки.

— За кафетерием магазина хлебокомбината находились «Минеральные воды». И там реально продавались все минеральные воды, которые на тот момент были в Советском Союзе. Наименований, наверное, сорок. А еще там были газировки и разные виды сока: томатный стоил 10 копеек, остальные по 12. Иногда продавался страшно элитный сок — апельсиновый! Его привозили с Кубы. Он стоил 50 копеек, это было невероятное премиум-предложение! — вспоминает Кирилл Шлаен.

Фото: Марина Молдавская/It's My City

Кирилл Шлаен:

— В самом красивом районе города в моем детстве было абсолютно все, даже башня со шпилем, похожая на Кремль (имеет ввиду башню на доме по улице Свердлова, 27 — прим. ред.). Считаю, что со временем район почти не поменялся. Ну, кроме стихийно возникших меховых магазинов. Надеюсь, люди скоро перестанут носить на себе шкуры животных.

Фото: Марина Молдавская/It's My City

Юрий Окунев:

— Бегать мы ходили на стадион «Динамо». Помню, что в спорткомплексе есть бассейн, в котором у нас проходили соревнования по плаванию. Мы с пацанами как-то соревновались, кто быстрее проплывет. Победил Вовка. А потом пришла девочка Катя и Вовку брассом на полбассейна сделала...

Фото: Марина Молдавская/It's My City

«За реку никто никогда не ходил»

Мальчишки, жившие в этом районе, хорошо знали друг друга. Они вместе играли в хоккей, футбол и настольный теннис, бегали в кинотеатр «Урал» смотреть фильмы, которые больше нигде не покажут, и опасались «конкурентов» с недружественных территорий.

Кирилл Шлаен:  

— У района существовали границы безопасности для детей. То есть, допустим, я никогда не ходил до улицы Луначарского. «Лунка» — это недружественный район. Я не ходил туда вплоть до старшей школы, когда уже было глупо об этом беспокоиться. Почему так было принято, не знаю. Никаких связанных с «Лункой» историй у нас не было. Еще был район за вокзалом под названием «Бан», с которым были не проясненные отношения. Я не уверен, что он существовал, но, скорее всего, существовал. Наша география заканчивалась на Красном переулке, потому что за Челюскинцев, за реку уже никто никогда не ходил. 

Фото: Марина Молдавская/It's My City

Территория бывшей Мельковской слободы продолжает развиваться. В 1998 году здесь в Литературном квартале появился Камерный театр, в 2003 году почти напротив него — Храм на Крови, а в 2014–2015 прошла масштабная реконструкция Театра юного зрителя, в ходе которой ТЮЗ прирос малым залом, где можно увидеть постановки «Провинциальных танцев».

Строительством и реконструкцией этих объектов занималась компания «Атомстройкомплекс». Кроме того, крупнейший застройщик Свердловской области реконструировал ту самую школу № 104, где учились герои сегодняшней публикации. В итоге площадь гимназии увеличилась почти в три раза, здесь появились два спортивных зала, несколько мастерских, своя типография и даже мини-театр. А неподалеку от школы «Атом» возвел три дома комплекса «Де Геннин», гордо названного в честь одного из основателей Екатеринбурга.

Партнерский материал.

Партнер проекта