Как политический режим борется с будущим и причем тут социальные сети. Колонка Дмитрия ГоловинаДопросы, обыски, суды и прочие телодвижения государственной машины по поводу псевдо-массовых псевдо-беспорядков в «скверном деле» длятся с мая прошлого года — нам упорно не дают об этом конфликте забыть. Конфликт возник оттого, что общество (в широком смысле этого слова) указало православной церкви пределы допустимого. В ответ на возмущение церковь ожидаемо, скажем, разъярилась (про подставить левую щеку, кротость и смирение пред божьим замыслом — к Иисусу, у нас вместо этого статья 148 УК РФ).
18+

«Система устроена, как грузовик, поехавший с горки»

Как политический режим борется с будущим и причем тут социальные сети. Колонка Дмитрия Головина

Мнение
24 Февраля, 15:00
Фото: Unsplash
Предприниматель, писатель и общественный деятель

Допросы, обыски, суды и прочие телодвижения государственной машины по поводу псевдо-массовых псевдо-беспорядков в «скверном деле» длятся с мая прошлого года — нам упорно не дают об этом конфликте забыть. Конфликт возник оттого, что общество (в широком смысле этого слова) указало православной церкви пределы допустимого. В ответ на возмущение церковь ожидаемо, скажем, разъярилась (про подставить левую щеку, кротость и смирение пред божьим замыслом — к Иисусу, у нас вместо этого статья 148 УК РФ).

Обратно на кухни?

Худо-бедно конфликт удалось замять. Что в российских реалиях, как правило, означает — замести, не решая, под ковер до лучших времен. А поскольку лучшие времена все никак не наступают — до времен наиболее подходящих. Еще лучше — подвесить ситуацию в виде Дамоклова меча, причем над одной стороной конфликта, над людьми с активной жизненной позицией, которые не боятся ее высказывать, над теми, кто способен на действия, а не только на кухонный недовольный трындеж — ходи, да оглядывайся. Говори да тихонько. 

На вопрос Грибоедова «у нас в России можно сметь свое суждение иметь?», — наше государство почти два века неизменно отвечает — не вздумай!

С начала февраля следствие пошло на очередной круг, вызвав на допрос депутата городской думы Константина Киселева, связав ему язык подпиской о неразглашении. Знать, что происходит в следственных кабинетах, не следует и не дано нам предугадать, чем слово наше отзовется, за что возьмут. Следует покорно являться по повесткам, надеясь, что в этот раз пронесет. 

Константин Киселев (справа) в сквере у Драмтеатра

Но везет не всем — в Екатеринбурге Ярослава Ширшикова до сих пор мурыжат за оскорбления, Максиму Верникову — 300 часов обязательных работ за членство в несуществующей организации, Станиславу Мельниченко — 6 месяцев исправительных работ за немытый средний палец, показанный какому-то мужику, оказавшемуся представителем власти.

В стране еще хуже — «Новое величие» пока ждет суда, а пензенским парням, играющим в войнушку и думающим о судьбе Родины, уже влепили от 6 до 18 лет колонии строгого режима. Если «ни за что» дают наказание, не связанное с реальным лишением свободы — положено отползать в сторону, с удивлением, не веря в подобную удачу, себя ощупывая: вроде цел.

Сильна ли система

Система устроена, как грузовик, поехавший с горки в задачке по физике — однажды тронувшись, едет с ускорением, последовательно подминая террористов Северного Кавказа, затем антифашистов «Сети» и «Нового величия», затем будущих политологов и артистов Егора Жукова и Павла Устинова, а после и всех остальных — хрустят косточки молодых и дерзких. Ломается и рассыпается в прах наше будущее. Нам ждать, когда машина репрессий сама остановится, забуксовав в крови?

Во многих перечисленных случаях органы «зацепились» за действия, потом добавили материал следствия, подкрепили фактурой из соцсетей — и вот вам готовенькое дело. Правда, стукачок нужен, который заяву напишет. Но с этим проблем никогда не было — любой дальний родственник следователя или курсант школы полиции сгодится.

А мы потом собачимся — через кого утекло, да кто выдал?

Системе веры нет, как бы она не называлась. Но система работает по инструкции, зачастую заменяющей закон. А это та щель, в которую возможно просочиться.

Играть или не играть в героев

Тут самое время вспомнить пионерское детство и Израиль. Те, кто успел побыть пионером, помнят, что воспитывали там на подвигах пионеров-героев. «Придет время, — говорило, поглаживая нас по вихрам, государство, — и я позову вас за меня умереть». По возможности героически. Настоящий пионер должен собрать макулатуру и металлолом, перевести старушку через дорогу и не выдать тайну врагам. Как бы его, пионера, ни пытали.

Не столь духовная Армия Обороны Израиля говорит нечто противоположное. Жизнь, говорит она своим солдатам, это самое ценное, что есть у человека. Наш приоритет — ваши солдатские жизни. Поэтому, попав в плен, не играйте в героя и не рискуйте жизнью впустую, отвечайте на задаваемые вопросы, не спорьте с дознавателями и контрразведчиками, при необходимости называйте имена командиров, номера частей и места их дислокации. От нас не убудет. Ваши жизни важней всего.

С пионерских пор повелось на Руси с контрой не сотрудничать, заявы не писать, ментам не стучать. На этот случай в органах имеются инструкции и методики — размягчить клиента, предварительно похвалив или напугав по обстоятельствам, затем предложить подписать соглашение о сотрудничестве и — вуаля! Можно писать рапорт: проведена огромная работа, завербован еще один секретный сотрудник, внедрен в стан оппозиции и теперь мы будем знать все.

Следом идут ордена, звания и материальное поощрение. Завербованный же агент пересказывает под протокол содержание своего аккаунта в соцсети — и все при деле. Если что-то пойдет не так, можно застыдить агента: он с органами сотрудничал, и его свои же затравят.

Facebook вместо товарища майора

Сегодня у нас вместо ведомственных инструкций — Facebook да «ВКонтакте», да здравый смысл. Все, что «товарищ майор» хотел про нас знать — оно там. Мы думаем. Делимся мыслями. Пишем посты. Читаем, обсуждаем и комментируем. В инструкциях «товарища майора» Facebook не предусмотрен, да и фейсбучное руководство ведет себя в лучших традициях пионеров на допросе, не выдавая своих потребителей (чего про «ВКонтакте» не сказать). Мы — на ладони, в коммунальной цифровой квартире, где склоки, к сожалению, вспыхивают так же легко.

В прозрачное время социальных сетей старорежимные понятия «не выдавать, таить и молчать» не работают, как раньше. Любой «юноша бледный со взором горящим», имеющий, что сказать, просчитывается и прочитывается на раз любым сторонним, не всегда доброжелательным наблюдателем. 

И не стоит его упрекать в том, что он «по секрету всему свету», в том числе и органам, в том числе, и в соцсетях. Не надо за это друг друга грызть. Потому что секретов больше нет. И больше не будет.

Метод Ясона, героя греческих мифов, виртуозно применяется властями. Он бросил камень в центр войска, выросшего из зубов дракона, после чего воины поубивали друг друга. А наши власти время от времени бросают в нас камень — желательно в центр, в самое больное, после чего начинаются взаимные обвинения, вой и скрежет зубов. Не надо терять на это время. Надо вместе работать над образом прекрасной России будущего. Будущего, которого у этой власти нет. Которое она проигрывает каждый день. Если уже не проиграла.

Фото: Unsplash; Яромир Романов/Znak.com

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.