«Горсовет» о том, как убирали Екатеринбург этой зимой. Стенограмма и видеоНа очередной встрече «Горсовета» мы обсуждали, как этой зимой решался вопрос с сугробами на улицах, а также каким образом в целом работает система уборки в городе — что в ней можно и нужно менять, чтобы Екатеринбург стал чище. Публикуем стенограмму и видео встречи. 
18+

«Либо это саботаж старой команды, либо коррупция»

«Горсовет» о том, как убирали Екатеринбург этой зимой. Стенограмма и видео

Горсовет
10 Апреля, 20:52
Автор: IMC

На очередной встрече «Горсовета» мы обсуждали, как этой зимой решался вопрос с сугробами на улицах, а также каким образом в целом работает система уборки в городе — что в ней можно и нужно менять, чтобы Екатеринбург стал чище. Публикуем стенограмму и видео встречи. 

Дмитрий Колезев: Друзья, здравствуйте! Я издатель It’s my city, это проект «Горсовет», мы делаем его вместе с «Бюро 100» и компанией «Атомстройкомплекс» — разговариваем на разнообразные важные для нашего города темы с людьми, которые имеют к ним непосредственное отношение. В этот раз мы решили поговорить про уборку города. 

У нас заканчивается зимний сезон. Традиционно это происходит 15 апреля. Только что прошли очередные снегопады. Можно обсудить, как город убирался этой зимой, как новая команда мэрии справлялась с уборкой города, поделиться впечатлениями. А также узнать у людей, которые занимаются уборкой, как эта система выглядит изнутри, как она работает, что в ней можно и нужно менять, меняется ли эта система и так далее.

Представлю наших гостей. Сразу маленькая оговорка — к нам должен был прийти заместитель Главы администрации города по вопросам благоустройства Алексей Бубнов, но буквально за час до мероприятия из администрации сообщили, что по семейным обстоятельствам он не придет. В «наследство» от него нам осталась презентация, которую мы без него, к сожалению, можем просто посмотреть. Там есть цифры по уборке города в этом году, попытаемся их интерпретировать.

За «старшего» от городской администрации у нас Глава администрации Кировского района Екатеринбурга Александр Лошаков.

Квартальный инспектор Службы заказчика Орджоникидзевского района Екатеринбурга, общественник, блогер Илья Будкевич.

Алексей Беззуб. Я спрашивал, как его представить. Он не знает. В общем, это тоже общественник, бывший квартальный инспектор Службы заказчика того же Орджоникидзевского района. Один из создателей и активистов движения «РосЯма» в Екатеринбурге. Человек, который внимательно наблюдает за вопросами уборки и благоустройства. Он тоже работал в этой системе.

Друзья, поднимите руки те, кому кажется, что этой зимой город убирался хорошо, хотя бы на «четверку». Есть здесь такие люди?

(Александр Лошаков единственный поднимает руку, все смеются)

Спасибо!

Теперь те, кто считает, что город убирали плохо. Поднимите, пожалуйста, руки. 

(Почти все присутствующие поднимают руки)

Вот так!

Я не спрашиваю про воздержавшихся.

Теперь мы понимаем, с какой аудиторией работаем, и с каким отношением горожан сталкиваемся. У нас нет представителя городской администрации, занимающегося вопросами благоустройства, но есть презентация. Предлагаю взглянуть на пару слайдов, которые нам прислали, и попытаться их интерпретировать, как письмена древней цивилизации, про которые мы можем только судить.

Вот норма осадков за сезон и количество осадков. Мы видим, что количество осадков в этом сезоне чуть ниже нормы. А вот в марте количество осадков значительно превысило норму. Я подозреваю, это аргумент в пользу того, что «все было хорошо, пока не начался март». Количество садков за зимний сезон — 130,8 миллиметров, 98% от среднегодового показателя. А за март при норме в 21 миллиметр выпало 27 миллиметров осадков.

На следующем слайде — количество вывезенного снега с начала сезона по районам. И в том числе, сколько вывезено снега в марте, март оказался особо интенсивным. Сразу смотрим, где тут Кировский район. Кажется, он рекордсмен по количеству вывезенного снега.

Использование противогололедного материала «Бионорд» и фракционированного песка в марте 2019 года. Не знаю, что должны сказать нам эти цифры. К сожалению, без автора презентации не могу их правильно интерпретировать. 

Это слайд о том, как мэрия активно готовится к таянию снега, промывает дождевую канализацию для пропуска паводковых и талых вод.

Александр Юрьевич, вы возглавляете администрацию района с 2010 года. Достаточно давно. Скажите, пожалуйста, изменилась ли как-то система, принципы, подходы к уборке в этом году? Если да, то как?

Александр Лошаков: Во-первых, я хочу всех поприветствовать. Уважаемые друзья, здравствуйте! По голосованию я видел, что вы настроены серьезно по отношению к моей непосредственной деятельности, но, тем не менее, я попытаюсь вас расположить к себе, и, может быть, к администрации города. Попробую показать, чем мы занимаемся и как это делаем.

Отвечая на вопрос ведущего, могу сказать, что каких-то принципиальных моментов в технологии и подходах к уборке города, конечно, нет. В этом году ничего не изменилось. Но есть некоторые моменты, показывающие определенную тенденцию.

Во время объездов Александр Геннадьевич больше задавал вопросов — что надо сделать для того, чтобы улучшить те или иные показатели. Один из ключевых моментов в уборке города, на который я бы хотел обратить ваше внимание,  — это вывозка снега. Почему это принципиально? Вывезенный снег не тает на улицах города и не создает неудобство для граждан: не образуются лужи в низких местах, грязи становится меньше, с газонов меньше грязи выходит на улицу. Показатель вывозки снега в каком-то смысле интегральный. 

Когда я общаюсь с горожанами, со СМИ, мне говорят: «Не очень интересно, сколько вы там снега вывезли, нам интересно, чтоб было чисто». Это нормальный, здравый подход. Но, тем не менее, на этот показатель (вывозка снега) часто опираются чиновники и те, кто отвечает за эти процессы. Еще раз подчеркну, что  он — интегральный. Ведь для того, чтобы вывезти снег, его надо собрать, погрузить и увезти, а это уже процесс. 

Я бы хотел обратить ваше внимание на то, что уборка города — это технологически довольно сложный процесс. Каким бы забавным это не казалось. Казалось бы, взял лопату и убирай! Но на самом деле, и температурные режимы разные (они требуют разных подходов), и разные площади, и разные поверхности для уборки. Очень много нюансов, которые простому горожанину не видны. Может, ему и знать эти моменты не надо, но они являются ключевыми в оценке и в подходах.

При наших обычных расчетах, которые мы используем для подготовки к зимнему сезону, мы берем среднегодовые и среднемесячные показатели осадков. А потом от них уже рассчитываем, сколько планово мы должны вывезти снега, какую технику привлечь и так далее. 

Но погода преподносит сюрпризы. В этом году сюрпризом стали последние месяцы зимы: февраль и март. Шли обильные снегопады, по количеству выпавших осадков они превысили месячные нормы. В конце сезона нам пришлось интенсивно поработать. 

Для нас очень важен период, когда мы можем навести общий порядок. Мы делали расчеты, для того, чтобы привести город в порядок при единоразовом выпадении 10 миллиметров осадков (в водяном столбе) нам потребуется около 11 дней. Если в течение этих 11 дней снегопад повторится, то придется возвращаться обратно на некоторые улицы. У нас есть несколько категорий улиц: внекатегорийные, первой, второй, третьей и четвертой категорий. По ним существуют регламенты уборки.

Дмитрий Колезев: Сразу уточните, пожалуйста, отчего зависит категория улиц? 

Александр Лошаков: Прежде всего, от количества проходящего транспорта, от общественного транспорта и от их, скажем так, центральности и востребованности. Как пример, внекатегорийная улица — это Ленина. Далее, первая категория, по которой едет транспорт, вторая категория — общественный транспорт, третья, четвертая — общественный транспорт не ходит и нагрузка на них низкая. Я очень коротко, чтобы ваше внимание долго не задерживать.

Я говорил, что требуется порядка 11 дней. В случае двукратного выпадения осадков, для того, чтобы привести город в порядок, надо не 11 дней, а уже 20! Это почти месяц. 

Когда мы с Александром Геннадьевичем обсуждаем эти вопросы, он спрашивает: «А что надо сделать?» 

Мы отвечаем, что нужно усиление. Во-первых, по технике, во-вторых, по людям.  И мы находим понимание.  Отвечая на ваш вопрос о том, что изменилось,  — понимания стало больше. Это происходит от того, что формируется общественный вызов. У нас в Екатеринбурге очень сильное гражданское общество. И ваша площадка, кстати, является доказательством этого. Когда общество формирует определенные запросы, власть должна на них быстро и гибко реагировать. В этом случае дело идет вперед. Думаю, сейчас это и происходит. Сегодня мы получили дополнительную технику. Ее по-прежнему не хватает, но думаю, что в летний период мы докупим. У нас идет укрепление штатных единиц. Повысили зарплату сотрудникам ДЭУ.

Дмитрий Колезев: А сколько они получают, если не секрет?

Александр Лошаков: Здесь средняя температура по больнице. Квалифицированный механизатор может зарабатывать до 60 тысяч, но в среднем 35-40 тысяч — это та зарплата, на которую мы ориентируемся. Я думаю, что тенденция положительная. Может, я очень длинно ответил на ваш вопрос…

Дмитрий Колезев: Но достаточно подробно! Это очень хорошо, спасибо. Вы сказали про усиление техникой и деньгами, то есть увеличилось количество ресурсов, которые расходуются на уборку. Это понятно. Но можно ли более эффективно расходовать эти ресурсы? Видите ли вы как глава района какие-то способы?

Александр Лошаков (в центре)Александр Лошаков (в центре)

Александр Лошаков: Да, как во всяком производстве есть свои составляющие. В том числе, и улучшение производственных показателей. Сегодня мы много работаем над модернизацией имеющейся техники. В этом смысле поддержка Александра Геннадьевича очень важна. Не буду приводить глубокие технические подробности…

Дмитрий Колезев: Но было бы интересно! Что такое модернизация?

Александр Лошаков: Ну, например, есть такая операция «сплуживание», когда формируется вал. Если раньше стандартная техническая операция по формированию вала предусматривала проход трех, а то и четырех единиц техники, то сегодня мы (в Кировском районе) эту операцию проводим двумя единицами техники. Это стало возможным за счет установки под определенным углом дополнительного ножа на грейдере. Таким образом вал формируется быстрее, это позволяет проходить быстрее и больше.

Дмитрий Колезев: Это ноу-хау Екатеринбурга?

Александр Лошаков: Это разработка нашего Кировского ДЭУ, скажем так. У нас есть достаточно квалифицированный главный инженер, который занимается этой модернизацией. Но она распространяется и по всему городу. Мы проявляем инициативу и помогаем коллегам. Другая инициатива сформировалась в Чкаловском районе — установка дополнительных щеток на различного рода агрегаты. Щетки нужны для того, чтобы за одну операцию очищать и прилегающую часть, и лоток, и поребрик. 

Такая модернизация позволяет улучшить качество уборки. Но это лишь модернизация, потребность в дополнительных силах и средствах все равно присутствует. 

Дмитрий Колезев: Вы упомянули аббревиатуру ДЭУ, кто не знает,  — это «Дорожно-эксплуатационное управление». У нас в городе семь районов, в которых есть семь таких ДЭУ. Это большие предприятия, где находится техника, которая занимается уборкой города. Это основные силы, которые используются для уборки. Если я правильно понимаю, то в предыдущие годы ДЭУ убирали, в основном, проезжие части, а частным организациям через конкурсные процедуры отдавали уборку тротуаров и иногда дорог низких категорий. 

Как говорил Высокинский, в этом году пытаются отказаться от частников и все отдавать ДЭУ. С вашей точки зрения насколько эффективны частные подрядчики и насколько эффективны «Дорожно-эксплуатационные управления»? 

Александр Лошаков: Наверное, я не открою секрета этой аудитории, но лучше когда делом занимаются профессионалы.  Если в дело приходит любитель или дилетант, то от него порядка ждать не следует. В процедуре отыгрывания муниципальных контрактов главным фактором является цена. Какие бы общие требования мы не выдвигали, выигрывает все равно тот, у кого меньше цена. В прошлом году в Кировском районе был показательный эпизод, когда подрядчик, зашедший на уборку, сбавил цену почти на 14%. Она и так невысокая, а тут — еще на 14%. Экономика однозначно проваливалась. Безусловно, ждать от такого подрядчика квалифицированной работы не приходится.  

Александр Геннадьевич абсолютно верно говорит, что надо переходить на уборку силами профессионалов, то есть наших дорожных служб.  В этом решении я вижу большой потенциал. Но здесь есть одно маленькое «но» —  уборка газонов. Мы обсуждаем это с коллегами. Для уборки газонов не нужна техника, подбор мелкого мусора осуществляется вручную. Идет человек, собирает мусор, складывает его в пакет, а потом он утилизируется. Здесь остается поле для частного подрядчика. Но дорогами и тротуарами должны заниматься профессионалы, и мы к этому придем. Хотя для этого, еще раз повторяю, нужны силы и ресурсы. 

Дмитрий Колезев: А частные компании не могут быть профессионалами? 

Александр Лошаков: Могут.

Дмитрий Колезев: Может, как-то  изменить конкурсную процедуру?

Александр Лошаков: Это надо менять федеральное законодательство. У нас есть прекрасные частные подрядчики, которые выполняют задачи. Но они считают деньги! Чем профессионал отличается? Он обосновывает свою экономическую модель. Когда приходит дилетант, любитель, для которого главное — влезть и получить прибыль, он спокойно сбавляет цену, не думая о последствиях. А по итогу этой прибыли у него не получается, а получаются только проблемы.

Дмитрий Колезев: У частных подрядчиков, на мой взгляд, есть одно важное преимущество — работа с ними более прозрачна. Есть прозрачная конкурсная процедура, в принципе, граждане могут зайти в закупку и посмотреть, что должен делать подрядчик, понять, как часто в их районе убираются урны и, например, пожаловаться. Можно ли такой же прозрачности добиться с ДЭУ? Кто кроме вас знает, сколько они должны убирать, как они убирают, как следить за их работой? Как сделать ДЭУ более отчетными перед гражданами?

Александр Лошаков: Я сразу с вашим тезисом не соглашусь. Что значит, более прозрачные или менее прозрачные? Существуют определенные критерии экономической оценки любой организации (как частной, так и государственной). Эти критерии достаточно серьезные. То, как организована сегодня работа ДЭУ, не позволяет заниматься махинациями любого рода. Это я вам говорю абсолютно ответственно. Как бы мы не фантазировали на эту тему, какие бы мы не выдвигали аргументы, все это требует серьезной проверки. Я вас уверяю, что после этой проверки многие убедятся, что прозрачности там достаточно. 

Дмитрий Колезев: Правильно ли я понимаю, что в ДЭУ на уборке не воруют?

Александр Лошаков: В ДЭУ на уборке не воруют. 

Дмитрий Колезев: Хорошо. Вы за свой район говорите или за все районы? 

Александр Лошаков: Я говорю за свой район и уверен во всем городе. 

Дмитрий Колезев: Хорошо, спасибо. Илья Будкевич, главный квартальный Орджоникидзевского района, упрощенно говоря.

Илья Будкевич: Я не главный квартальный.

Дмитрий Колезев: Как правильно назвать?

Илья Будкевич: Я просто квартальный инспектор Орджоникидзевского района.

Илья БудкевичИлья Будкевич

Дмитрий Колезев: Хорошо. Может быть, маленький ликбез по поводу того, чем занимаются квартальные? Как, с вашей точки зрения, эта система уборки выглядит с самого низа пирамиды? В чем ее недостатки, что можно изменить и исправить? 

Илья Будкевич: В прошлом году исполнилось пять лет службе квартальных. Она родилась по тюменскому варианту. В Тюмени существует такая же служба. 

Сегодня квартальные, на мой взгляд, это глаза и уши отделов благоустройства и заместителей глав по благоустройству районов. Квартальный должен не менее четырех часов в день находиться на своем квартале. Чтоб вы понимали — город разбит на районы, каждый район разбит на кварталы. Допустим, Орджоникидзевский район разбит на 22 квартала и на каждом квартале присутствует свой квартальный инспектор.  

Я начинаю свою работу с 7.30 утра, хотя рабочий день у нас с 9 часов утра, но мне удобнее работать с 7.30, потому что есть определенные нормы в правилах благоустройства. В частности, урны и остановки должны быть почищены до 7.30. Мне удобнее зафиксировать нарушение именно в 7.30, чтобы потом подрядчик не сказал, что мусор появился после 7.30. Не менее четырех часов квартальный находится на своем квартале, фиксирует все нарушения, фотографирует, отображает их актом. 

У нас есть одна инновация, которую, кстати, придумал Алексей Беззуб (может быть, она уже распространилась и на другие районы), — все нарушения по управляющим компаниям и подрядным организациям заносятся в электронные таблицы Exel, в которые может зайти и подрядчик, и любая управляющая компания. Квартальный, приезжая с квартала, заносит это нарушение в таблицу, подрядчик и те, кто отвечает за уборку, эти нарушения видят и начинают по ним оперативно реагировать. Это довольно удобная система, которая ускоряет время реакции тех людей, которые ответственны за уборку в районе.

Дмитрий Колезев: Скажи, пожалуйста, откуда квартальный берет информацию? Только своими глазами? Или это еще сигналы граждан и предприятий?

Илья Будкевич: Безусловно, сигналы граждан и организаций. С каждым годом количество таких сигналов увеличивается. 

Дмитрий Колезев: Как они поступают? По телефону?

Илья Будкевич: На сайте городской администрации Екатеринбург.рф есть раздел «Благоустройство», в нем есть подраздел «Кто твой квартальный?». Там достаточно ввести свой адрес и на экране выйдет фамилия, имя и отчество квартального, его фотография, его участок, мобильный телефон, по которому граждане могут позвонить. В день таких звонков бывает довольно много. 

Дмитрий Колезев: Много — это сколько? Пять или пятьдесят?

Илья Будкевич: Не пятьдесят, но от десяти и выше. 

Дмитрий Колезев: А в мессенджер можно написать?

Илья Будкевич: Я не думаю, что у всех квартальных есть время на мессенджеры и Фэйсбук, но мне, допустим, можно. Мне люди пишут. Причем, иногда бывают казусные вещи. Прошлой зимой, когда так же все активно убирали снег, одна женщина позвонила мне и пожаловалась, что мы убираем снег. Ей без снега неудобно везти коляску во дворе! Жаловалась на то, что мы снег убираем!

Дмитрий Колезев: Пожаловаться можно на нарушение «Правил благоустройства», правильно? 

Илья Будкевич: Совершенно верно.

Дмитрий Колезев: Это документ, который можно прочитать и понять, соответствует ли ваша окружающая действительность этим Правилам. Но надо понимать, что есть территория управляющих компаний, ТСЖ, к которой вы отношения не имеете.

Илья Будкевич: Мы имеем отношение ко всему, ко всем объектам внешнего благоустройства, в том числе, и к территориям, закрепленным за ТСЖ и управляющими компаниями. Представители управляющих компаний еженедельно по вторникам и четвергам приходят к нам на утренние «оперативки». И так же два раза в неделю на совещания приходят представители подрядных организаций. Им зачитывают все нарушения, а они отчитываются в работе над нарушениями. Квартальные тут же это подтверждают или нет. Итогом таких совещаний бывают минусы оплаты по контракту. 

Дмитрий Колезев: Для кого?

Илья Будкевич: Для подрядных организаций. 

Дмитрий Колезев: То есть можно жаловаться квартальному на то, что происходит у тебя во дворе, в том числе, на неубранный снег.

Илья Будкевич: Совершенно верно. 

Дмитрий Колезев: Каковы механизмы воздействия квартального на управляющие компании, чтобы она, к примеру, этот снег убрала?

Илья Будкевич: По уборке снега мы пишем управляющей компании уведомление, прикладываем фотофиксацию того, что мы увидели, и требуем в определенный срок этот снег убрать. 

Дмитрий Колезев: Если этого не происходит?

Илья Будкевич: Если этого не происходит, у нас есть статья 17.1 52 областного закона, касающаяся уборки территории. Управляющая компания привлекается к административной ответственности по этой статье.

Дмитрий Колезев: Штраф?

Илья Будкевич: Да.

Дмитрий Колезев: Граждане, которые присылают фотографии или звонят, просят что-то поправить в квартале, потом получают отчет, что сделано?

Илья Будкевич: Обязательно. У нас где-то год уже функционирует новая система АИС «УДС» 2.0 — Автоматизированная информационная система «Улично-дорожной сети». Обращение человека с сайта автоматом переносится в эту систему АИС «УДС», которая есть на компьютере у каждого квартального инспектора. Там очень строгая система отчета. Квартальный инспектор должен принять нарушение и взять его в работу. Пользователь, который написал обращение, это сразу увидит. 

Дмитрий Колезев: Это если он на сайте написал обращение. 

Илья Будкевич: Да. Ему в любом случае придет на электронную почту информация, о том, что заявление принято в работу. И по исполнению жалобы или заявления он тоже получит информацию. 

Дмитрий Колезев: Друзья, скажите, кто-нибудь из вас когда-нибудь обращался к квартальному? Поднимите руку, кто это делал. 

Не так уж и мало. А может кто-то поделиться опытом: как это было, и сделал ли квартальный то, что вы у него просили?

Ответ из зала: Обращался к квартальному два раза. Первый — управляющая компания не вывозила мусор, там уже горы образовались. Управляющую компанию не привлекли.

Илья Будкевич: А мусор в итоге убрали?

Ответ из зала: Вывезли. Там были какие-то проблемы с техникой. Но вывезли на следующий день. Второй раз — вывоз снега со двора. Снег не вывезли.

Илья Будкевич: Снег с дворовых территорий вывозится за счет жителей дома.

Ответ из зала: Это я знаю. Тем не менее, сгребли кучи снега, они лежали. Обратился, не вывезли.

Илья Будкевич: Вы должны понимать, что квартальный не выносит решений о наказании, решение о привлечении к ответственности принимают административные комиссии района. 

Дмитрий Колезев: Кто-то хочет поделиться историей о квартальном? Нет. Давайте дальше.

Илья Будкевич: Еще если можно два слова о механизмах и о некотором несовершенстве правил благоустройства. С приходом новой администрации Александра Геннадьевича для нас некоторым приятным шоком стало то, что глава города попросил квартальных инспекторов службы заказчиков представить изменения и дополнения в «Правила благоустройства города Екатеринбурга».

Дмитрий Колезев: То есть, ваши пожелания?

Илья Будкевич: Да. Дело в том, что в «Правилах благоустройства» существует определенный перечень запретов, за которые не предусмотрена ответственность в 52 областном законе. Фактически это просто декларация запрета, не подкрепленная никакими санкциями. У меня есть этот перечень.

Дмитрий Колезев: Один пункт для примера.

Илья Будкевич: Отсутствие урн. По «Правилам благоустройства» у каждого выхода — у каждого магазина, предприятия должно быть не менее двух урн. В 52 областном законе «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области» этого нет. 

У нас еще одна очень серьезная проблема — брошенный транспорт, «подснежники», которые можно увидеть в каждом районе. В Орджоникидзевском районе только на муниципальной земле (не на дворовых территориях) таких «подснежников» — 53. До сегодняшнего дня, к сожалению, не было механизма, как поступить с этими машинами.

Дмитрий Колезев: Законно вывезти их невозможно? Они стоят по всем правилам?

Илья Будкевич: Они стоят по правилам, припаркованы по правилам, к ним нельзя прикоснуться. По просьбе Главы города в нашем районе разработан проект постановления «Об утверждении порядка выявления, эвакуации, хранения, вскрытия и распоряжения брошенными транспортными средствами». Эти документы успешно работают во многих городах страны, в частности, в Тюмени, Калининграде, Самаре, Оренбурге. Я разговаривал со всеми этими городами, мне выслали проекты, мы их обобщили  и уже передали главе города проект распоряжения. Я уверен, что вскоре он начнет работать. 

Единственное, тут необходимо вносить дополнение в 52 областной закон, предусматривать ответственность за брошенный транспорт с признаками бесхозного. Признаки бесхозного тоже здесь есть. 

Сам факт того, что глава города попросил квартальных инспекторов высказать свои предложения об улучшении эффективности своей работы, безусловно, очень радует. 

Дмитрий Колезев: Спасибо. Теперь давайте поговорим о ситуации с другой стороны. Приглашаю к микрофону Алексея Беззуба, у которого есть для нас презентация. Алексей представит нам свое видение системы уборки и ее проблем. 

Алексей БеззубАлексей Беззуб

Алексей Беззуб: Добрый день, коллеги. Если позволите, я хотел бы две ремарки внести перед презентацией. 

Очень отрадно, что два года спустя система с таблицами Google Docs работает. Если вы пользовались Google-документами, то знаете, что их могут изменять несколько людей одновременно. Принцип был следующий: мне звонил человек с замечанием, я заходил в эту таблицу, это замечание сразу видели подрядчик и квартальный, на следующий день оно уже на «оперативке» бралось на контроль. 

Благодаря этой системе подрядные организации (в мою бытность это была «УК ЖКХ Орджоникидзевского района») стали убирать хорошо. Уборка урн — это же копеечная операция. Наша задача была, чтобы замечания фиксировались очень дешево. Когда они заходили в следующем году, то уже не падали на 50%. Это хорошо в Кировском районе —  на 14% падают, а в Орджоникидзевском падали на 45-50%. «УК ЖКХ Орджоникидзевского района» уже понимала, что ее ждет в следующем году, поэтому не падала на 50%. Падение на 50% обуславливается тем, что люди не убирают. Подрядные организации не делают свою работу. Эта система  позволила заставить их работать. Хорошо, что она до сих пор есть. Непонятно, почему администрация города не применила эту систему на всей территории.

И вторая ремарка — объем вывоза снега. Давайте попробуем понять, что значат эти цифры. Если позволите, я вернусь к предыдущему отчету и посчитаем. У нас выпало 130 миллиметров осадков, площадь дорог и тротуаров в Екатеринбурге порядка 20 миллионов квадратных метров. Если умножить, то получается, что за зиму в городе выпало 2,6 миллиона тонн снега. А вывезли…

Дмитрий Колезев:  А вывезли 1 миллион 100 тысяч.

Алексей Беззуб:  Да, вывезли 42% снега. Это, чтобы всем все было понятно. 

Дмитрий Колезев: Если честно, я думал, что вывозят меньше. 40% всего снега!

Алексей Беззуб: Хотел бы заметить, что это единственный показатель, которым оперирует администрация. А у меня претензии к работе администрации не по количеству вывезенного снега, а по периодичности прометания. И по тому, как администрация выполняет ГОСТ 50597. По этому ГОСТу на дорогах 1-3 категорий во время снегопада или до окончания снежной очистки не должно быть более 2 сантиметров снега. Мы знаем, что у нас снегопад идет, а город никто не убирает. К этому сейчас вернемся. 

Тема моей презентации: «Как убирали Екатеринбург этой зимой». Свой доклад я разделил на четыре части:

  • Климат Екатеринбурга. Посмотрим, что такое Екатеринбург в климатическом плане, как климат воздействует на наших соседей, сравним с другими городами, чтобы мы понимали, много у нас выпадает снега или мало.

  • Один день. День, когда в Екатеринбурге шел снегопад. Покажу, как убирали, а вернее, не убирали город.  

  • Одно ДЭУ. Покажу объем техники, количество работников и сколько стоит уборка.  

  • Экономика.

Поехали. Екатеринбург — северный город. У нас самый северный небоскреб в мире. Мы находимся во второй климатической зоне. В Екатеринбурге за год выпадает 541 миллиметр осадков, основные осадки приходятся на лето. Если мы посмотрим на количество осадков с ноября по март, когда средняя температура в минусе, то это порядка 128 миллиметров при среднегодовой температуры +3 градуса. 

В городе Тюмени средняя температура +2,2, осадки с ноября по март составляют 118 миллиметров, на 10 миллиметров меньше. Кажется, что в Тюмени снега падает мало, но на самом деле, это не совсем так, у них зима начинается раньше, кончается позже, так что снега падает больше. Это я сравниваю для того, чтобы потом поговорить про количество денег на уборку. 

Повезло с климатом Челябинску. Тепло. +3,2 — средняя температура, среднее количество осадков в год — 430, в зимний период всего лишь 99 миллиметров, можно сказать, что на треть меньше, чем в Екатеринбурге. 

Это два соседних города, у которых количество осадков меньше, чем в Екатеринбурге. 

Пермь. Средняя температура — +2,7 градуса, общее количество осадков — 657, в зимний период выпадает в полтора раза больше снега. То же самое касается Казани, выпадает больше на 69 миллиметров осадков. Съездите в Казань и посмотрите, как город убран зимой. 

Климат столиц. У них теплее, все хорошо. Но если посмотрим на ноябрь, декабрь и март, везде стоят минусовые температуры. Объем зимних осадков в Москве почти в два раза больше, чем в Екатеринбурге. 

Я хотел посмотреть, реально нам не повезло с климатом или все-таки с менеджментом? 

(редкие аплодисменты)

Теперь давайте посмотрим на нынешнюю зиму, была ли она снежной? Первый доклад Алексея Эдуардовича Бубнова показал, что в пределах нормы. Я взял эту зиму и три предыдущих. 

Колонка справа — ежемесячная норма осадков, ноябрь–март и два пограничных месяца — октябрь и апрель. Внизу строка — сумма. БОльшая цифра — это количество осадков с октября по апрель, потому что там и дождь, и снег могут идти. Меньшая цифра — это с ноября по март.  Жирным выделены месяцы, по которым количество осадков превышало норму. Если вы посмотрите, среднее — 195 за семь месяцев и 128 за эти пять месяцев. Этот год как раз в норме. Меньше было только прошлой зимой. Она вообще была рекордная, осадков тогда выпало на 20% меньше. 

Но если мы посмотрим бюджет ДЭУ, то на вывоз снега им выделяются деньги. На 20% меньше снега — в теории на 20% меньше денег должно быть потрачено. Как думаете, ДЭУ получили деньги в полном объеме? В полном объеме! Неважно, сколько выпало снега! Грубо говоря, не повезло Липовичу, Архипову больше повезло, Бубнову — в принципе тоже как-то так. 

Теперь проанализируем, как зимой появлялись осадки и как формировался снежный покров. Синие столбики показывают объем осадков в миллиметрах водяного столба. Красная линия показывает высоту или толщину снежного покрова.

 Если мы посмотрим на график, то четко видно, что в конце октября выпало порядка 10 сантиметров снега, потом это все растаяло. Первый реальный снегопад, когда сформировался покров … 

Реплика из зала: Я житель частного сектора. Перед домом сама чищу снег, своими руками. Первую половину зимы снег практически не чистила. Это одна из редких зим. Не знаю ваши цифры, я не замеряла, но снега практически не было. Снега было очень мало. В конце зимы только пришлось чистить. В этом году администрации повезло с осадками. 

Алексей Беззуб: Это правда. Снег валил ближе к весне. Это как с тем студентом, два месяца отмучиться и диплом в кармане. 

Давайте вернемся к презентации. Значит, 21 ноября сформировалось 10 сантиметров снега, 27 декабря снег пошел, к январю нападало до 20. Самый крупный снегопад начался 31 января и закончился 1–2 февраля. Тогда выпала двухмесячная норма осадков. Это когда администрация кричала: «Караул!»

Четвертый снегопад за эту зиму случился 14 марта. Выпало 15 миллиметров осадков в водяном столбе, 14 сантиметров сугробов. 

Это все. Четыре снегопада за зиму. Согласитесь, что не слишком тяжело! Как мне кажется.

Дмитрий Колезев: Маленькая ремарка. Четыре пика. Но у тебя же на графике видно, что после 31 января стабильно высокий уровень снегопадов.

Алексей Беззуб: Да. Высокий уровень, но идет и таяние. Природа помогает. Количество снега с 46 доходит до 33 сантиметров. Потом снова подвалило, но дальше снова пошло падение. Через две недели вдвое уменьшились сугробы, соответственно, снега вывозить — вдвое меньше. 

Надо сказать, что эта весна по погоде довольно «лайтовая», мне она, если честно, нравится. Смотрим, 14.03 — последний снегопад.  Я взял пример работы ДЭУ Ленинского района. Это самое большое управление по количеству людей. (До прошлого года самым крупным было ДЭУ Кировского района — 200 штатных единиц). 

Снегопад начался в 10.30 14 марта. Все будет по часам. Почему я это четко помню? В этот день в три часа я должен был прийти на радио к Кириллу Зайцеву, мы должны были обсуждать уборку города. Я ему пишу: «Смотри, я к тебе приду — и будет не убрано». Я пришел, и было не убрано. Мы с ним в четыре часа выходим из студии, через пять с половиной часов после начала снегопада, и не убраны ни Ленина, ни Ельцина, ни Челюскинцев. Ничего! По «Правилам благоустройства» уборка должна начинаться сразу. По ГОСТу при данном объеме снегопада она должна начинаться через два часа. Пять с половиной часов город не убирали.

Дмитрий Колезев: Можно я тебе возражу словами Высокинского? Он говорил, мол, давайте мы в середине дня выгоним технику на улицы, и вы все взвоете от того, что город встанет из-за уборочной техники.

Алексей Беззуб: Нет, мы не взвоем. Мы взвыли на следующий день, когда в неубранном городе были накатаны дороги, когда были аварии, когда было скользко идти. 

Дмитрий Колезев: То есть, лучше выгнать, технику днем?

Алексей Беззуб: Да. Когда приезжал Путин, выгоняли технику, и было классно ездить. Я хочу, чтоб выгоняли технику днем. Считайте, что Путин приехал. 

Давайте проголосуем! Кто за то, чтобы уборочную технику выгонять днем?

(Многие в зале подняли руки)

А кто против?

(Нет рук)

Дмитрий Колезев: Интересно, у тех людей, которые поднимали руку, есть автомобили? Да? Ну, окей.

Алексей Беззуб: Вот мнение. Небольшой срез. Большинство за то, чтобы работали днем. Высокинский не прав. Точка.

Смотрим дальше. 15 миллиметров водяного столба. В марте норма — 21 миллиметр. Выпадает трехнедельная норма осадков. Как у нас работает Ленинское ДЭУ? Штат 213 человек. В ночь с 14 на 15 марта выходит 35 человек, а днем город убирает 29 человек. В сумме из 213 человек в снегопад, можно сказать месячной нормы, вышли убирать «полтора землекопа». 

Эта таблица показывает количество техники в ДЭУ и как она работала, как она была распределена. У ДЭУ 7 автогрейдеров. В ночь работало 3, днем тоже 3. Зачем техника ДЭУ? Она стоит. Объясните мне, зачем ее покупать? 

Снегопогрузчик. Ночью выход 50%, один — днем. 

Фронтальный погрузчик у них единственный, он работал, ночью они привлекали дополнительный коммерческий. 

Тракторов девять, проехали четыре. 

КДМ-ок — 17. Это КамАЗы со щетками, которые прометают дороги, которые должны два часа мести. Их вышло шесть!

Еще раз, это месячный снегопад, это не просто посыпало. Это что?

Дмитрий Колезев: Почему так происходит с твоей точки зрения? Почему техника не выходит?

Алексей Беззуб: Два момента. Либо это саботаж старой команды, чтобы показать, что команда Высокинского не справляется. 

Дмитрий Колезев: Заговор!

Алексей Беззуб: Либо коррупция. У меня два варианта. 

Дмитрий Колезев: Из этих двух вариантов второй мне кажется более реалистичным. Но тогда объясни механизм этой коррупции. Как это работает?

Алексей Беззуб: Дойдем. 

Еще раз. Здесь нет одной дороги, это с каждого участка по кусочку.  А теперь заходим … не в портал в ад, а в наш любимый портал администрации Екатеринбурга. 

Дмитрий Колезев: Хочу уточнить. Ты имеешь в виду, что условный, в данном случае конкретный глава ДЭУ Ленинского района отчитался, что вывел всю технику, в реальности — не всю, а деньги куда-то дел?

Алексей Беззуб: Нет, он отчитался правильно. Вот его отчет. Он говорит: «Я вывел вот это». Это его сменное задание ДЭУ. 

Дмитрий Колезев: Так, хорошо. А деньги-то где украли?

Алексей Беззуб: Это мы дойдем. 

Дмитрий Колезев: Самый интересный вопрос. 

Александр Лошаков: У меня вопрос. Верните таблицу, где выход техники. Это у вас всего 17?

Алексей Беззуб: 17 КДМ в Ленинском районе.

Александр Лошаков: Это всего в Ленинском районе?

Алексей Беззуб: Да.

Александр Лошаков: Все, ладно.

Алексей Беззуб: У вас 15.

Александр Лошаков: У меня по-другому все.

Алексей Беззуб: Ну, расскажете.

Дмитрий Колезев: Хорошо.

Алексей Беззуб: ДЭУ написало сменное задание без привязки к количеству техники. Я же вернулся в самом начале к вывозу снега, потому что эти цифры ничего не говорят, если их не привязывать к чему-то. Поэтому я их буду привязывать. В результате фронтальный погрузчик работает на 100% и также на 100% — самосвалы. Десять самосвалов ДЭУ выезжают ночью, и они еще берут, по-моему, 22 сторонних самосвалов. 

Итого выход техники ДЭУ: 54% ночью и 37% днем. 

Читаем на сайте администрации: «Стоп снег: все силы брошены на борьбу с непогодой в Екатеринбурге». На заднем плане должна звучать музыка.

«В связи с мобилизацией в разы увеличено количество выведенной на уборку УДС техники. Снежный циклон обрушился на уральскую столицу в четверг, 14 марта. Мощный снегопад, сопровождающийся порывами сильного ветра, хозяйничал в столице Урала и ее окрестностях почти сутки. Осадки прекратились только к утру пятницы 15 марта. С учетом сложной метеорологической обстановки Глава Екатеринбурга Александр Высокинский распорядился мобилизовать все ресурсы муниципальных коммунальных служб».

Ну, что это такое? Цель моего доклада — показать это все и рассказать, как оно происходит на самом деле. 

С техникой разобрались. Теперь штатная численность ДЭУ. В 2018 году штатная численность ДЭУ была 192 единицы. С марта повысили на десять процентов.  Может, кто-то из журналистов ездил в пресс-тур и помнит, как Высокинский говорил, что на десять процентов увеличен штат ДЭУ и насколько-то увеличена зарплата. Не помню, насколько. 

Чтоб вы знали, на десять процентов штат увеличили только в Ленинском и Октябрьском районах. Это два района, которые обеспечивают гостевой маршрут. Все остальное — профанация. 

В Ленинском районе, который достаточно маленький, — 213 единиц, а в самом большом Чкаловском районе — 162. Те, кто купил квартиру у Автовокзала, знайте, администрация вас не любит. И не надо ругаться на ДЭУ, просто так сложилась жизнь, извините.

По населению самый большой район  — Орджоникидзевский, у них в ДЭУ  174 штатных единицы.

Октябрьский — было 165 стало 187. Кировский — 200, Железнодорожный — 167…

Дмитрий Колезев: Можно маленькое уточнение? Ты говоришь, что Чкаловский район больше, а единиц там меньше…

Алексей Беззуб: По площади.

Дмитрий Колезев: А по количеству дорог, которые надо убирать? Может, в Ленинском районе сеть дорог более густая? 

Алексей Беззуб: Действительно, Чкаловский и Орджоникидзевский районы не входят в центр города. В Чкаловском районе нет внекатегорийных дорог, в Орджоникидзевском — только Космонавтов. Да, может быть, с этим тоже связано. Но тротуары все равно надо убирать. 

Надо сравнивать. У меня и так очень много информации, я мог бы выставить технику по всем районам, но побоялся, что перегружу. 

В результате, общая суммарная численность ДЭУ выросла до 1300 человек и по факту увеличилась на два процента.   

По увеличению зарплаты. В Ленинском районе зарплата выросла на пять процентов. Что по этому поводу говорил Высокинский, я не помню.

Деньги. Про что, ты, Дима, спрашивал. Бюджет ДЭУ Ленинского района 240 миллионов рублей. Это средний бизнес по объему. Из чего складывается доход? 

223 миллиона идет из бюджета на выполнение муниципального задания по уборке территории. 

16 миллионов — приобретение техники. Мне непонятно, зачем эта техника? Мы только что выяснили, что она простаивает. Максимум, что можно купить — самосвалы и фронтальный погрузчик. Я еще вижу маленький фронтальный погрузчик типа ПУМ 500, только лучше брать JCB или Bobcat. 

И теперь «прикол»! Доход — 618 тысяч. Это собственный доход ДЭУ. 

Смотрим расходы. Сейчас поймете, почему я сказал про «прикол». Расходы ДЭУ — те же 240 миллионов. У них 32 тысячи осталось на счете, поэтому расходов чуть больше. 

97 миллионов — оплата труда, 40%. 

123 миллиона, 51% — это оплата материалов. 

650 тысяч — расходы на получение собственных доходов. Я не понимаю, в чем смысл. Для того, чтобы заработать 618 тысяч, они готовы потратить 650 тысяч! 

Дмитрий Колезев: Может, ты знаешь, из чего складываются собственные доходы ДЭУ?

Алексей Беззуб: Есть сайт bus.gov, заходим туда и все смотрим. Мы знаем, например, что в прошлом году в Ленинском районе сменился директор и, возможно, с этим связано то, что Ленинский район стал хуже убираться в этом году. Мы знаем их численность, среднюю зарплату, куда они тратят деньги. Эта информация прозрачна. Нужно только уметь этим пользоваться.

Дмитрий Колезев: Нет, я спрашиваю, откуда ДЭУ получает доходы? Что это такое?

Алексей Беззуб: У них есть прайс-лист, вы можете заказать грейдеры. Я сейчас покажу ценник, они на этом зарабатывают.

Дмитрий Колезев: Понял. 

Алексей Беззуб: Самое интересное, запомните, пожалуйста, эти цифры. Ленинский район тратит на уборку территории 223 миллиона, в месяц — 18,5 миллионов, в день — 613 тысяч рублей. 

Реплика из зала: Грубо говоря, 224 миллиона в год тратят на уборку Ленинского района. У нас есть Министерство общественной безопасности с 60 сотрудниками, занимающимися согласованием или несогласованием публичных мероприятий. В год они получают  …папапам-папам! … 2 миллиарда!

Дмитрий Колезев: Хорошо.

Алексей Беззуб: Это все-таки федеральный бюджет. Мы-то тут так, собрались… 

Поправка из зала: Областной бюджет!

Алексей Беззуб: Ну, областной. 14-15% налогов мы платим в муниципальный бюджет, 21% — в региональный. Они могут себе позволить, а город — нет. 

Цена. Я хочу посчитать стоимость уборки в снегопад, стоимость работы в сутки 14 марта. 

В прайсе ДЭУ указана цена за услуги в 2818 рублей за час с НДС. Я взял 12-часовую смену (она по факту 12-часовая), посчитал, порядка 700 тысяч рублей ДЭУ потратила на работу своей техники и где-то порядка 500 тысяч на наем сторонней техники.  Обратите внимание на зарплату «ручников»: 465 рублей в час. Если помните рекламу, в «Макдональдсе» — 142 рубля в час. Люди в жилетах по прайсам ДЭУ должны получать в 4 раза больше, 50 тысяч в месяц. Сколько получают, не знаю. Итого за сутки ДЭУ израсходовало 1,7 миллионов рублей или почти трехдневный бюджет уборки. Снег пошел через 12 дней, то есть, они сейчас промели…

Дмитрий Колезев: Погоди, не очень понял. Что значит, за сутки ДЭУ израсходовало? Ты взял все их возможности по прайсу…

Алексей Беззуб: Кроме УАЗика, который соль рассыпает. Его в прайсе нет. И также нет лапного снегопогрузчика. 

Дмитрий Колезев: … и посчитал по этому прайсу сколько будут стоить работы ДЭУ в течение суток?

Алексей Беззуб: Да. 12 часов ночной смены и 12 часов дневной. 

Дмитрий Колезев: И у тебя получилось практически в три раза больше, чем тратится по статистке?

Алексей Беззуб: Нет, чем им полагается тратить каждый день, скажем так. 240 миллионов я  разделил на 365 дней…

Дмитрий Колезев: Понятно. Но ты же там берешь среднюю цифру, а тут берешь максимум.  Понятно, что ДЭУ не работает максимум каждый день.

Алексей Беззуб: Как не работает? Они сейчас три дня поработали, а зарплату им платят в конце месяца. Почему? ГСМ они купят или есть запасы. Идет возмещение этих расходов, какая разница.  

Дмитрий Колезев: Самосвал не может работать 19 часов в сутки.

Алексей Беззуб: 12 часов. Это же подсчитано, это сменная работа. Дневная смена закончилась, приехал самосвал, следующий человек сел на него. Он может круглосуточно работать, почему нет? 

Дмитрий Колезев: Ну, хорошо. 

Алексей Беззуб: С этим разобрались. Теперь про ресурсы. Надо больше денег. В 2012 году в ДЭУ Ленинского района было 115 человек, почти в два раза меньше, чем сейчас, тогда средняя зарплата была 22 тысячи рублей. Да, она была маленькая. Под выборы увеличили штат и среднюю зарплату. Я взял цифры на 2017 год — стало 186 человек и 32 тысячи рублей средней зарплаты.

Вопрос, если вы помните, как убирали город в 2012 году (бюджет вырос где-то в два раза), скажите, наш город реально стал в два раза лучше убираться? 

Реплика из зала: Хуже!

Алексей Беззуб: А тратить стали в два раза больше. 

Дмитрий Колезев: Я не соглашусь, что город стал убираться хуже, я считаю, что лучше.

Алексей Беззуб: На сколько процентов лучше?

Дмитрий Колезев: Я не готов сказать в процентах, но считаю, что все-таки лучше. 

Алексей Беззуб: Но в два раза дороже. Готовы ли мы в два раза больше заплатить…

Дмитрий Колезев: Ты же не учитываешь инфляцию за семь лет.

Алексей Беззуб: Конечно, был Крым не наш, стал наш, это понятно.

(Редкие аплодисменты, смех)

Средняя зарплата в ДЭУ почти 38 тысяч рублей. Смотрим объявления: «Вакансии Ленинского ДЭУ». Есть только специалист по кадрам. Если среди вас есть специалист по кадрам, то вас ждут в ДЭУ. 

Теперь смотрите. Средняя зарплата 38 тысяч рублей, 213 ставок, это порядка 8 миллионов в месяц. Водитель КДМ-ки — от 25 до 40. Машинист грейдера — 33 тысячи (меньше, чем средняя зарплата). Пойдет ли за 25 тысяч сюда машинист грейдера? Нам жалуются, что не могут найти людей. У них денег — избыток, они просто жадничают. Объективно это так. 

Дорожный рабочий. Помните, я упоминал цифру 465 рублей? 17-20! 

Если мы возьмем пять дней в неделю, 40 часов, четыре недели, то дорожный рабочий по идее должен получать порядка 50 тысяч. По факту получается 20. 

Когда вы слышите, что они не могут найти людей, это разговоры в пользу бедных. Не хотят, потому что нужно сохранить фонд оплаты труда. 

Поднимите руки, кто знает, как можно расходовать фонд оплаты труда? Грубо говоря, 200 ставок, но есть только 100 человек. Как расходуется фонд? Как можно вывести деньги?

Дмитрий Колезев: Премиями.

Алексей Беззуб: А есть еще второй вариант. 

Реплика из зала: Приписками!

Алексей Беззуб: Правильно! В ДЭУ 213 человек (190, 20 добавили). Вышло убирать 65 человек. Сколько там ИТР: директор, главный инженер, бухгалтер, может, 10 человек. Может, Александр Юрьевич расскажет, как в Кировском районе. Допустим, кто-то в отпусках (хотя они обычно летом, зимой — работа), еще 20 человек. У нас 190, 65 работает, 130 свободных ставок, 10 забирает ИТР, 20 болеет. 100 свободных. Механики, снабженцы — еще 20-30 ставок. В Ленинском районе я вижу 70-80 свободных ставок. Переубедите меня, если вы считаете, что это не так. Из тех цифр, которые я вижу в открытом доступе, это так. 

Дмитрий Колезев: Леш, я хочу понять логику. Гипотеза такая — у ДЭУ большой фонд оплаты труда, но они намеренно не нанимают много людей, чтобы грубо говоря, иметь возможность воровать эти деньги на премиях и приписках?

Алексей Беззуб: Это гипотеза. Я никого ни в чем не обвиняю. Если вы хотите опровергнуть ее, давайте я пороюсь в этих документах, все очень быстро найдется. Ну, либо они нанимают нормальных людей, и те сидят, пьют чай, но это все равно неэффективная работа, для меня, как налогоплательщика. 

Вы спрашивали про коррупцию. Вот один из примеров, какой она может быть.

Дмитрий Колезев: Спасибо.

Алексей Беззуб: Потом идет не-расход ГСМ, но там, правда, есть учет. Короче, было бы желание,  вариантов можно накидать много. Я не обвиняю нашу администрацию в воровстве, но я обвиняю в неэффективной работе. Я доказываю, что они неэффективно работают. Они убирали этой зимой на «двойку». Кто виноват? Коррупция или Высокинского хотят выставить «ниочемным» мэром — для меня неважно. Они убирали плохо. Они тратили мои деньги неэффективно. 

Дмитрий Колезев: Мне кажется, есть еще третий вариант. Просто плохой менеджмент, люди не умеют работать. 

Алексей Беззуб: Ну. Неэффективно же.

Дмитрий Колезев: Ты говоришь либо коррупция, либо заговор против Высокинского. Есть еще вариант — убирают, как умеют.

Алексей Беззуб: Он обещал уволить людей? Ну, так пусть начинает. 

Тогда он будет неэффективный менеджер. Это к вопросу о повышении его зарплаты в два раза. Достоин ли он был этой зарплаты? За полгода, по-моему, он достаточно хорошо себя показал. 

Возвращаемся к сайту администрации. Барабанная дробь, воинственная музыка. Что такое для администрации мобилизация всех ресурсов коммунальных служб? Это выход 30% уборочной техники — подметальных, грейдеров. С учетом самосвалов — это максимум 48, 14 дорожных рабочих в сутки. Прикиньте, где Ленинский район, а где 14 дорожных рабочих после почти месячного снегопада. И 30% выход списочного состава. 

8 миллионов, посчитали. Где 3-4 миллиона только по зарплате?  Это моя оценка. 

А вот оценка комитета по городскому благоустройству. Выход техники в Екатеринбурге с 30 января по 2 февраля, в самый большой снегопад, когда выпала двухмесячная норма осадков, — 55%. Сама администрация города признает, что выход — 55% техники. Могу сказать, что при Липовиче такого не было. Спасибо!

Дмитрий Колезев: Спасибо. Аплодисменты Алексею за очень интересную, тщательно подготовленную презентацию. Я бы хотел попросить Александра Юрьевича прокомментировать увиденное. Понятно, что это касалось Ленинского ДЭУ, но, тем не менее, наверняка, у вас возникли какие-то мысли и эмоции.

Александр Лошаков: Я сразу хочу сказать, не в обиду общественнику, не в обиду присутствующим здесь людям, но мне показалось, что я присутствовал в театре абсурда. Все смешали в одну кучу. И эти показатели, и те. Природа этих показателей непонятна. Человек не знает технологии уборки, но, тем не менее, профессионально, на публику рассуждает. Ладно, это оставим при нем.

Дает данные. Очень красивые, сильные данные. Снег идет, 30% техники вышло, шесть КДМ-ок из семнадцати, не зная того, что в этот момент там работает три снегопогрузчика с соответствующей производительностью. Чтобы обеспечить работу этих трех снегопогрузчиков, ему необходимо увеличить количество самосвалов. Наверняка, было принято решение, переобуть, снять с КДМ-ок оборудование и поставить их под загрузку под самосвалы и вывозку снега. Ему центр города убирать, утром мэр поедет на работу, горожане пойдут, а у него весь центр снегом завален. Он принимает решение. Обвинять человека в том, что они неправильно вывели технику? Да он увеличил количество самосвалов под вывозку. Это же очевидно. Это незнание того, что происходит. 

Еще один момент, который мне очень понравился. Человек рассуждает о махинациях на зарплатах, совершенно не представляя того, что существует тройной контроль за расходованием денег. Чтобы что-то там похитить, надо столько народу в эту схему вовлечь! Невероятное количество! Вы даже не представляете, что мы даем отчеты в ФБУ каждую неделю — о том, сколько и по какой статье денег истрачено. Похитить что-либо премией, зарплатой — совершенно невероятный вариант, это все фантазии.

Теперь главный вопрос, который тут обсуждался —  что это? Коррупция? Заговор? Неэффективная работа?

Согласен, в любой работе, в любом производственном процессе можно найти недостатки. Но задача общества и власти, выявляя эти недостатки, исправлять их. Нельзя так безапелляционно говорить и обвинять.  Это неправильно, неконструктивно, это не ведет к тому, что мы с вами сможем двинуться вперед. Это принципиально. 

Реплика из зала: Он этого и не сказал.

Александр Лошаков: Нет, извините, в конце были четко даны три версии, почему уборка города хуже.

Реплика из зала: Так три версии, три!

Алексей Беззуб: Прокомментируйте, пожалуйста, как были переоборудованы грейдеры, по которым выход был три из семи единиц, и как были переоборудованы четыре трактора, которые прометают тротуары для жителей?

Александр Лошаков: Я не знаю, как у него там организована работа по прометанию тротуаров, я не могу сказать, что у него там на подряде. То, что три грейдера работали на формировании вала, это очевидно. Больше там, наверное, и не надо было. Три снегопогрузчика мне уже много о чем говорят. Вот и все.

Дмитрий Колезев: Обращу внимание для протокола, что речь шла про Ленинский район, а Александр Юрьевич у нас из Кировского. Он гипотетически комментирует работу коллег.

Алексей Беззуб: Но мы же видим, что в Ленинском районе не в два раза хуже убрано, чем в Кировском. Давайте объективно. Если бы мы с Кириллом Зайцевым дошли до Кировского района и увидели технику. Да нет, ее никогда не бывает. Я не знаю, как работает Чкаловское. На карте я видел, как работает Орджоникидзевское ДЭУ. Да, они днем прометают дороги. Пошел снег, они поехали прометать. Здесь центр, мы не хотим, какие-то пробки непонятные. Мы целый день ездим, потом вечером все равно стоит в пробках, потому что не прометено.

Насчет вывода денег — не надо людей вовлекать в эту схему. Приходит человек устраиваться на работу, дает документы и все. Если я не прав, расскажите про свое ДЭУ. У вас 200 человек, сколько вышло 14 и 15 марта? 

Александр Лошаков: Приходите в гости. 

Алексей Беззуб: Я делал расчет на 12 часов, а давайте посмотрим, сколько техника реально прометает, сколько она работает в эти 12 часов? Может, она вышла на четыре часа и промела? Давайте посмотрим по GPS.

Александр Лошаков: Ситуация еще очень интересная в том, что у меня, допустим, 260 километров по лотку. Во время обильного снегопада техника по маршруту проходит несколько раз. Вы же понимаете, что одного прохода недостаточно? А теперь посчитайте скорость движения автомобиля при этой уборке и сколько он пройдет. Сколько он сделает рейсов. 

Алексей Беззуб: Давайте посчитаем, это несложно. 260 километров, 15 КДМ-ок. 17 километров на машину. Средняя скорость машины…

Александр Лошаков: Это если я все КДМ-ки одномоментно выведу.

Алексей Беззуб: А почему не выводите?

Александр Лошаков: Потому что есть смена и сменное задание. Выходит звено КДМ-ок — 9-12 машин. 

Дмитрий Колезев: Я тоже не понимаю, почему нельзя вывести все? Почему только звено может выйти? Водителей не хватает?

Александр Лошаков: У нас штаты позволяют вывести такое количество техники. Но здесь много объективных моментов, я не могу прямо сейчас на аудиторию рассказать подробно по каждому эпизоду. Каждый эпизод требует своего определенного осмысления и разбирательства — почему было такое решение или иное.

Приведу пример. Здесь много говорилось о температурных режимах, о снегопаде, который прошел в феврале. Это все правильно. Но обратите внимание, что после снегопада сразу резко понизилась температура. А это значит, что ПГМ просто не сработал, нам пришлось накаты убирать грейдерами. Это значительно увеличивает трудозатраты. Много технологических моментов, поэтому в такой аудитории при такой нагрузке очень непросто говорить о тонкостях технологии. Любое слово, которое я здесь произнесу, можно трактовать как угодно. Поэтому я, наверное, уйду от разговора про технологические моменты.

Алексей Беззуб: Если можно, то расчет готов. 260 километров, 4 звена. У нас 55% дорог первой категории или внекатегорийные, несколько полос в каждом направлении, куда должно заходить звено КДМ-ок. Половину дорог нам надо прометать одной КДМ-кой, половину — звеном. Если пошло звено по дороге, то трижды промела, это понятно, да? 

Считаем. 4 звена по 3 КДМ-ки. 12 КДМ-ок вышло. Периодическое прометание один раз в четыре часа. Повторю, мы с Кириллом шли — пять часов, не было прометено. Вы все это видели, несколько раз идет снегопад, и никто не метет, даже при том количестве, в котором нас пытаются убедить. Четыре часа — КДМ-ки должны пройти и за смену три раза промести.

Дмитрий Колезев: Я видел КДМ-ки ночью, их достаточно много ездит, они прометают. Не могу сказать, сколько их, очевидно, недостаточно. Но они есть, они ездят и они метут. 

Алексей Беззуб: Дим, сформулирую еще раз свой тезис. Есть ГОСТ, по нему количество рыхлого снега на улицах города должно быть в два сантиметра. КДМ-ки должны выехать через два часа. Я специально сказал, что снег начался в 10 часов утра. Круто, что ты их видел ночью, но это значит, что они через 12 часов приехали, а не через два. Объективно это так.

Дмитрий Колезев: Леш, хорошо. Просят конструктива. Это справедливо. Давай конструктивное предложение о том, как изменить систему, чтобы стало лучше.

Алексей Беззуб: Конечно, будет конструктив, как без конструктива. (смеется)

Сейчас я расскажу. Насчет ПГМа. То, что ПГМ не сработал, это, к сожалению, сюрприз только для наших коммунальных служб. 

Дмитрий Колезев: Что не сработало?

Алексей Беззуб: ПГМ. Это «Бионорд». Надо читать инструкцию. Там написано, что при отрицательных температурах использовать с фрикционным материалом. Производитель это написал. Расход ПГМ при минус пяти (не помню уже таблицу), порядка 40 грамм на квадратный метр. При минус 20 расход в пять раз увеличивается. Недосыпали ПГМ, и он естественно замерз. Сюрприз! А зачем его сыпать, если вы обеспечите периодическое прометание? По технологии вы должны это промести и потом только просыпать.

В той же Тюмени, например, идут сначала машины-КДМ-ки, прометают, потом просыпают «Бионордом». У нас все наоборот.

Дмитрий Колезев: Твое мнение. Что системно изменить, чтобы ситуация стала лучше?

Алексей Беззуб: Раз мы начали с «Бионорда». Первое. По технологии «Бионорд» нужно просыпать, прометать через 40 минут, край — через три часа. Если не могут обеспечить прометание «Бионорда» и если ночью наступает температура в минус 15 градусов и ниже, просто не применять «Бионорд». Следующий момент. Мелкофракционный щебень на остановочных карманах, на перекрестках. Просто посыпать мелкофракционным щебнем. 

Что происходит? «Бионорд» содержит хлорид кальция. При контакте с водой он нагревается. Когда они сыплют на снег «Бионорд» (как известно, соль впитывает влагу), он начинает вбирать. Был бы тонкий слой льда, а так соль вбирает влагу — становится толстый слой льда, более крепкий, потом минусовые температуры, и, конечно, они не могут продрать. Так зачем вы сыпали его? Вот этого я понять не могу. Зачем его надо было сыпать? 

Отказаться от применения «Бионорда» в низкие температуры, использовать фрикционные материалы, ту же песко-соляную смесь, там есть песок как фрикционный материал. 

Следующее. Обеспечить прометание в соответствии с ГОСТом. Должна быть налажена круглосуточная работа. 

Дмитрий Колезев: Тебе говорят, что не хватает людей. 

Алексей Беззуб: Где?

Дмитрий Колезев: В ДЭУ.

Алексей Беззуб: Это неправда. Я только что это показал. На вопрос по количеству людей Александр Юрьевич, скажем так, ушел от ответа. Поэтому давайте так. Я предоставил цифры, что людей достаточно, а Александр Юрьевич этих цифр не предоставил. Мне кажется, мой аргумент более сильный. Если по-честному, по правилам дискуссии.

Насчет прометания, КДМ-ок, самосвалов и так далее. Давайте я вам в Фэйсбуке напишу, раскрою этот тендер Ленинского района, покажу, сколько самосвалов было привлечено. Скорее всего, 20 штук самосвалов были не из ДЭУ, а частные. Что это изменит? Выход, еще раз, 30% личного состава. Ну, хорошо, 10 самосвалов добавили, стало 40%, а остальные 60% чем занимались? 

Я понимаю, что оппонент пытается в личности, типа, он там не разбирается и так далее. Ребят, вы не выполняете ГОСТ, вы тоже в этом не разбираетесь. Как вы не можете этого понять? Я пытаюсь вам донести простую мысль.

Александр Лошаков: Я категорически не согласен, что мы не выполняем ГОСТы. Вы тут, казалось бы, грамотно рассуждаете по поводу применения ПГМ, там надо было прометать, здесь надо было применять, какая температура должна быть. Такое впечатление, что вы знаете, а я не знаю, например.  У аудитории может создаться такое впечатление.  

Но я хотел бы вам привести еще один важный аргумент. Я начал с того, что эффективность нашей работы зависит от многих факторов, в том числе, от своевременного финансирования, от наличия необходимой техники, от необходимого количества людей. 

Вы сейчас говорите, что я ушел от ответа. Вы доказываете, что людей хватает. Я вам говорю, что не хватает. Вы сами приводили в своей презентации данные о 20-ти дорожных рабочих. Я вам говорю по своему опыту, чтобы эффективно выполнять работу, дорожных рабочих нужно в два раза больше. Вы говорите, а) у тебя есть деньги на то, чтобы это делать; б) у тебя есть фонд заработной платы, из которого ты выделяешь каким-т людям больше, каким-то меньше, а должен делать иначе. Еще раз ответственно вам говорю. На сегодняшний день для более эффективной работы ДЭУ необходимо увеличить финансирование. Мы об этом говорили и Александру Геннадьевичу, и Евгению Ефимовичу, и Константину Евгеньевичу, мы всегда об этом говорили.

Другой вопрос, готово ли общество вкладывать деньги в уборку того же снега? Вы говорите, что техника стоит у забора. Надо еще понимать, какая техника стоит. Если стоит летняя техника — это одна тема, мы не можем ее применить в зимних условиях. Есть температурные ограничения по применению буферов. Да, можно сказать, что мы держим технику у забора, но это будет неправда!

Я не хочу сказать, что мы работаем суперэффективно. Наверное, так сказать нельзя. Я хочу сказать, что мы работаем достаточно для того, чтобы обеспечить горожан необходимыми условиями и состоянием дорожного полотна с учетом тех денег, которые у нас сегодня есть.

Дмитрий Колезев: Спасибо! Очень много рук в зале, давайте перейдем к вопросам. Вот тут дама давно уже хочет выступить, пожалуйста.

Вопрос из зала: Меня зовут Елена Парий, я активист движения «Екатеринбург за свободу». Бьемся за справедливость, чтобы у нас в городе все было хорошо. Вот фотографии, которые я сегодня с пылу с жару сделала, это  Железнодорожный район, улица Маневровая и многострадальная улица Строителей на Сортировке. Я все не могу никак добиться, чтоб ее отремонтировали, в конце концов. И улица Ангарская. Сейчас я эти фотографии пущу по залу, чтобы люди увидели, потому что в первую очередь администрация работает для вас, люди. А потом уже вы передадите администрации.   

Дмитрий Колезев: А в чем ваша мысль состоит? 

Елена Парий: Снег в этом году убирался отвратительно. Везде в районе нарыты огромные кучи снега. Такого не было ни в прошлом году, ни в позапрошлом. Я такого давно не припомню. На остановке на улице Маневровой сегодня куча снега, прямо на остановочном комплексе. Видите, трамвай стоит? Это я сама фотографировала. 

Дмитрий Колезев: А жалобу вы написали квартальному?

Елена Парий: Нет, пока. Просто я услышала, что «Горсовет», и сфотографировала, задокументировала. И еще учтите, что снег сейчас активно тает, но, тем не менее, все осталось. Они нагребли кучи. Не знаю, откуда, но это ужасно. Это тоже Маневровая, вдоль трамвайной линии. Тут народ тропинку протоптал, а вокруг снежные отвалы. Это трамвай ходит, центральная улица — Техническая. 

Дмитрий Колезев: Елена, ваша мысль, что город плохо убирается. Фотографии это подтверждают.

Елена Парий: Да, конечно. 

Дмитрий Колезев: А есть какой-то вопрос, который хочется задать? У нас не так много времени, чтобы рассматривать фотографии. Мы и так ходим по городу и все это видим. 

Елена Парий: Вопрос такой. Почему снег в этом году вообще не вывозился?

Дмитрий Колезев: Вам показывали цифры, сколько снега было вывезено. 

Елена Парий: Цифры цифрами. Я говорю факты, а вы стоите и спорите. Это притом, что снега в этом году было значительно меньше. Он был кучно. Выпал и все.

Дмитрий Колезев: Хорошо. Почему снег не вывозился? Правильно я понял?

Елена Парий: Да, почему снег не вывозился? Он же сейчас весь здесь и растает. Эта вода останется на этих улицах.

Дмитрий Колезев: Александр Юрьевич так и говорил, чем больше вывезти снега, тем меньше будет грязи. Все верно.

Елена Парий: А вода разрушает все, в том числе, дорожное полотно. Мы, не вывозя снег, заплатим еще больше в ремонте дорог. Там есть фотография улицы Строителей, куда стекает вся эта вода, там практически нет дорог. Это потому что снег не убирается, нынче вообще асфальт сошел вместе со снегом. 

Дмитрий Колезев: Спасибо большое. Я не уверен, что кто-то сможет ответить. Это была реплика, крик души. Так что давайте к следующим вопросам.

Вопрос из зала: Здравствуйте. Меня зовут Александр, я предприниматель. У меня производственное помещение в Кировском районе. Я не очень удовлетворен уборкой околотка, в котором оно находится. Я держу контакт с квартальными, но мне проще «с руки» поймать технику, чтобы все убрали за мои собственные деньги. Это проблема, и мы решаем ее таким образом. 

Александр Лошаков: Спасибо вам за это.

Александр: Мне интересно, насколько возможно преодолеть ту инерцию, о которой говорит Алексей. Чтобы техника выходила с начала снегопада и работы начинались сразу? Каждый день я переезжаю из Октябрьского района в Кировский и наблюдаю ситуацию на дорогах. Я понимаю, что инерция слишком велика. Техника выходит абсолютно точно не сразу.

Дмитрий Колезев: Вы имеете в виду задержку между началом снегопада и выходом техники?

Александр: Да. 

Дмитрий Колезев: Как можно ее сократить.

Александр: Возможно, это сменные графики работы в ДЭУ, возможно это какие-то управленческие решения, которые проходят долгие стадии согласования? В чем проблема? 

Александр Лошаков: Спасибо большое за вопрос. Я попытаюсь ответить на него быстро и конструктивно. Действительно, мы рассматривали много вариантов, как сделать так, чтобы техника оказывалась на местах уборки быстрее. Для этого мы смотрели возможность их размещения на площадках, приближенных к карте уборке бригады. Мы, наверное, будем пробовать этот вариант. Вы говорите правильные вещи, спасибо вам.

Александр: Я не знаю, какой опыт в других районах, я живу на Тверитина, у нас поставили знаки «Стоянка/Остановка запрещена» (не совсем корректно, правда) с 8 до 17 часов по вторникам. Улица Тверитина стала чистой, по крайней мере, в конце зимы.    

Александр Лошаков: Все правильно говорите, было принято такое решение, Александр Геннадьевич его поддержал. По всем районам города были поданы списки улиц, где необходимо установить знаки с ограничением парковки автомобилей в определенное время. И в Кировском, и в Ленинском, и в Октябрьском районах такие улицы есть. Это очень здорово помогает нам в уборке. 

Дмитрий Колезев: Спасибо. 

Вопрос из зала: Я простой активист, не состою ни в какой организации. Я из Кировского района, мы уже знакомы с Александром Юрьевичем. Учительницей всю жизнь проработала. Он, наверное, знает, какой я разгон им устроила. Но лучше не стало. Самое главное, вы сейчас говорили только про дороги. Так дороги-то более или менее убирают! 

Мы — Кировский район! Как тогда писал Глава города, это ворота города, вся культура, УПИ, а вы посмотрите, что творится? Дороги-то убираются! А шаг вправо — и все! Ничего не убирается. Улицу Генеральскую ни разу за зиму не убирали, не скребли. Улицу Советскую в такое превратили! У меня просто нет слов. Конечно, после того, как я у вас побывала, поскребли у меня дорожку на Тобольской, по которой дети ходят. Но это один раз за зиму!

Вы, наверное, не знаете, оказывается, проблема в подрядчиках. Это частники, которые убирают тротуары. Я говорила с Корнетом по телефону. Они говорят, что им легче штраф заплатить. Это дешевле, чем выйти убирать!

Дмитрий Колезев: Возможно, поэтому сейчас мэрия и меняет подрядчиков на ДЭУ.

Учительница: Я уже слышала, наш новый мэр сказал, что надо менять, переходить к старым способам уборки. Сейчас, думаю, и работать-то некому. Когда я у вас была, я хвалила свой ЖЭК «Ардо».  Теперь у моего дома, пока само не растаяло, ни разу не убрали, в том числе, дорожку, которая ведет к «Пятерочке».  Вот был последний снег, и все только само растаяло.  У «Мегамарта» такое творится! Никогда такого не было. 

Некому работать! Эти наши заграничные друзья, видимо, поняли, что им слишком мало платят, они настолько обнаглели. Нехорошо, конечно, говорить, они такие же люди, мы все братья, но они уже не идут за такую зарплату, видимо, работать. И правильно. Кругом не хватает. А про дороги даже и говорить не надо, они более или менее убираются, снег все время вывозят, они уже чистые, сухие. Вчера наблюдала. По телевизору показывали. Но тротуары! 

Я еще хочу, люди, сказать. Может, к этому не относится, но вы посмотрите, во что превратились тротуары от грейдеров. У нас у «Пятерочки» не убирали, потом квартальный добился. Весь асфальт разрушили. И так по всему городу. Очень хочу прийти на прием к самому мэру и сказать, что не надо нам миллионных прожектов. Плотинку сделать, еще что-то, — это все хорошо, но надо сначала городом заняться, тротуарами. Сейчас мы закончим эпопею со снегом, а потом? Каждый день хожу по Шевченко. Как была грязь, так и стоит. Снег растаял. 

В Железнодорожном районе все прометено, переходишь дорогу в Кировский район по Восточной — и все. Не представляю, как там ходить. Сейчас все будет таять, там не пройдешь. Грязь с боков остается, благоустройством никто не занимается. Деревья обрастают, никто ничего не убирает, а если не подстриг, то и почистить невозможно. Все только на технику, а закупили (я смотрела на сайте) огромные штучки, чистить или подметать ими тротуары невозможно. Спасибо большое!

Александр Лошаков: Хочу поблагодарить вас за выступление, за конструктивную критику. Мы учтем все, что вы сказали. Со многим я не согласен, но мы с вами на контакте, вы у меня достаточно частый гость, поэтому будем обсуждать. 

Учительница: Давно уже не была, болела.

Александр Лошаков: А я думаю, куда вы делись. Болели. Здоровья вам!

Алексей Беззуб: Напомню, что контракт с подрядчиком, который убирает тротуары в Кировском районе, заключает Александр Юрьевич. И он должен спрашивать с этого подрядчика, как убирается тротуар. ДЭУ убирают порядка 85-90% территории, а подрядчики — все остальное. Основная территория все равно за ДЭУ, за районами. Районы сами определяют, нанимать подрядчиков или своими силами убирать. Есть опыт Орджоникидзевского района. В бытность свою Трапезников отказался отдавать прометание тротуаров подрядным организациям. Подрядчики убирают Орджоникидзевский район?

Реплика из зала: Ничего не убирается. 

Алексей Беззуб: Перестали убирать? Естественно. История с 14 спартанцами-подрядчиками — это просто поиск крайних. Ничего особо не изменится. Есть опыт Орджоникидзевского района. Я понимаю, что Александр Юрьевич — опытный человек, восемь лет в администрации. Но и мы тоже тут не щи лаптем хлебаем. Спасибо!   

Дмитрий Колезев: А куда ушла женщина, которая только что выступала?

Александр Лошаков: Сказала, что удовлетворена.  

Дмитрий Колезев: Она сказала очень правильную вещь, что вместо больших прожектов, было бы здорово чуть больше потратить на благоустройство и уборку города. Следующий вопрос. 

Вопрос из зала: Во-первых, прошу меня не снимать, снимайте, пожалуйста, что-нибудь другое, но не меня. Спасибо. 

Дмитрий Колезев: Ну, извините, мы тут снимаем всех, кто участвует. У нас публичное мероприятие, поэтому если вы собираетесь говорить, вас будут снимать.

Девушка: Я не даю свое согласие на съемку и на выкладывание. 

Дмитрий Колезев: Тогда вы не выступаете. Верните, пожалуйста, микрофон.

Девушка: Почему?

Дмитрий Колезев: Либо вы выступаете, и вас снимают, либо вы не выступаете.

Девушка: Снимайте, пожалуйста, что-нибудь другое. Но я имею право голоса. Я хочу задать вопрос. У меня такое впечатление, что в театре абсурда живем мы. От администрации и властных структур я постоянно слышу, что всегда на все не хватает денег. 

Я живу в Октябрьском районе на пересечении Бажова-Малышева, я — пешеход и велосипедист. Зимой кроме как по тротуарам (и то не всегда) я не могу двигаться. По дорогам, по которым меня обязывают двигаться ПДД, я не могу ездить. Снежная каша начинает меня вести и создается аварийная ситуация, я просто улечу под колеса какого-либо транспорта. Неважно, прошел снегопад или нет. 

Буквально вчера я шла по улице Бажова как пешеход. Мы говорим о многомиллионных прожектах, у нас почему-то всегда благоустраивают благоустроенные зоны. Ленина будут перестраивать, Красноармейскую будут перестраивать. Но я иду по Метеогорке, там рядышком сквер, транзитная зона, ни одного фонаря, ни одного куска тротуара, одна земля, сейчас тает снег, идешь по колено в грязи. Но все силы вкладываются в перестройку уже благоустроенных зон.  

Дальше иду по Бажова. Парк Энгельса. Едет машина (не знаю, как она называется, я не специалист и не владею вашей профессиональной терминологией), убирает с газона снег. Спрашиваю, в чем смысл этой уборки? А чтобы, типа, не таял на тротуар. Так тротуар кусками сухой, а снег лежит на газоне. На следующий день иду и вижу — весь газон в следах от шин этой техники.  Выхожу на улицу Малышева, а там грязь практически по колено от того, что он проехал по тротуарам. А потом мы тонем в грязи. И таблички у нас «Грязьбург». Наверное, я одна такая, и грязь у меня в душе. Вот он — театр абсурда! 

14 марта выхожу с работы в седьмом часу вечера, иду по Сибирскому тракту по колено в снегу. Не было техники. Во сколько, вы говорите, Алексей, начался снегопад? В 10.30? В седьмом часу вечера все было завалено снегом, людьми протоптана дорожка в 20 сантиметров шириной.

На Куйбышева уже второй раз тракторы-подметалки едут, одна за другой. Метут второй раз, а в сторону Лестеха не промели ни разу к тому времени. Опять техники не хватает, чего-то не хватает. Чего? Денег? Мне кажется, кризис, все-таки в головах. Я прошу прощения за эмоциональное выступление. Я не специалист, не знаю, на что у вас расходуются деньги, и какая техника стоит возле забора. Я обычный житель этого города, я говорю то, что вижу. То, чем я не могу пользоваться. 

В одиннадцать вечера вышла на улицу Малышева в магазин за водой. Там все убирают. Выкинули отвалы снега так, что мне, чтобы не лезть по снегу высотой с тебя, пришлось выходить на середину проезжей части на встречное движение, рискуя быть сбитой, потому что никто не может прочистить кусок перехода. Понимаете, о чем я говорю?

Дмитрий Колезев: Спасибо, мысль ваша понятна.

Александр Лошаков: Приношу свои извинения за неудобства, которые поджидали вас на улицах города. Вашим эмоциональным выступлением, вашей озабоченностью обязательно поделюсь с коллегой из Октябрьского района. Обещаю, что так все и донесу до него.  

Вопрос из зала: Здравствуйте, меня зовут Дина, я житель Орджоникидзевского района, про который говорили и приводили в пример. Я живу на улице Бакинских комиссаров. Это прекрасные новые дома, которые построил «Атомстройкомплекс». Эта улица вообще не убирается. 

У меня два вопрос. Первый — при уборке проезжей части Бакинских комиссаров проходили грейдеры, формировали валы, валы убирались через три-четыре дня. Представляете, что это такое? Грейдер перекрывает все въезды и выезды, этот вал находится на проезжей части три-четыре дня. Почему так происходило? 

И второй вопрос. Мы много говорили про снег и уборку, а что собираетесь делать с пылью? Пыль в последнее время — серьезная проблема нашего города. Летом на Бакинских комиссаров идет трамвай, а за ним — клубы пыли. Поливальные машинки вроде ездят, но пыль остается везде. Что-то идет не так. 

Илья Будкевич: Я, к сожалению, не могу ответить за ДЭУ, но завтра я ваш вопрос обязательно передам главе района. Завтра у главы объезд города. Я обязательно передам Роману Геннадьевичу. 

Что касается пыли, насколько мне известно, в этом году начнут работать поливальные машины. Предварительно, я думаю, будут проходить пылесосы, которые соберут пыль. 

Дмитрий Колезев: Пылесосы я уже видел на улицах, они уже начали работать. Сегодня видел, когда ехал сюда.

Илья Будкевич: Перед последним снегопадом пылесосы уже работали по Космонавтов. Пройдут внекатегорийные улицы, потом пройдут по улицам первой категории и дальше. Вопросы и пожелания про Бакинских комиссаров обязательно завтра передам главе района. 

Вопрос из зала: Добрый вечер. Журналист Иван Абатуров. Тут говорили о подрядчиках, которые опять оказываются крайними. Недавно по долгу службы я столкнулся с тем, что при Высокинском с конца прошлого года появилась странная юридическая тенденция — предъявлять претензии, в том числе, судебные, вне зависимости от срока исковой давности. У меня тут лежит дело, где с ветерана требует вернуть какую-то компенсацию за 2011 год. Иск подан через семь лет, про трехлетний срок, видимо, в мэрии не знают.  Это прямо волна с конца декабря прошлого года по март этого. С какого-то пенсионера (неизвестно жив он или нет) требуют вернуть компенсацию, начисленную пять-семь лет назад, хотя все эти годы претензий к нему не было. Возникает логичный вопрос. Подрядчик у вас работает, к нему претензий последние два-три года нет, потом вдруг — претензия, обнаружили нарушение, допущенное четыре года назад. Будут ли проверки оперативными? Чтобы не было такого, когда иски подаются спустя длительный период времени. Понятно, что выявлять нарушения лучше на ранней стадии и как можно быстрее предъявлять все претензии.   

Александр Лошаков: Не знаю, что сказать, но, наверное, будут.

Дмитрий Колезев: А как работает система контроля за ДЭУ? Как вы их проверяете?

Александр Лошаков: За ДЭУ?

Дмитрий Колезев: За ДЭУ и за подрядчиками.

Александр Лошаков: Ключевой момент в системе контроля — работа квартальных. У них ежедневный обход имущественного комплекса и набор критериев, которыми они оперируют для оценки выполнения тех или иных муниципальных заданий. Второй уровень контроля — районный отдел благоустройства, который занимается контролем выполнения конкретных видов работ. Третий уровень — городские объезды, они, как правило, проходят по четвергам. Во время объездов уровень выполнения муниципальных заданий оценивается уже с точки зрения города. 

Могу поспорить в каких-то моментах объективности и субъективности этих процессов, но их наличие говорит о том, что контроль налажен на всех уровнях. Оперативность — это другой вопрос. 

Что делать, когда выявлены нарушения?  Это очень важный, принципиальный момент. Прежде всего, мы не «закрываем» невыполненные работы. Много говорят, что подрядчик — крайний и за все отвечает, город у нас грязный, потому что подрядчик плохой и так далее. 

Подрядчики, как было справедливо сказано в начале, бывают разными. Где-то повезло с подрядчиком, а где-то — нет. Но это не главное. Принципиальный вопрос — что с ним делать? Самый эффективный механизм — наказание рублем. В прошлом году за нарушения мы удержали 4,5 миллиона из 32 миллионов, выделенных подрядчику по контракту. Более того, были наложены штрафы. Вы, наверное, удивитесь, но в неделю мы рассматриваем не менее 20 административных протоколов на подрядчика. К сожалению, штрафы минимальные. Ему порой выгодно их заплатить. Он провел механическую уборку, прошел трактором. Мы проверяем, да, работа выполнена, но качество не то или несвоевременно. Начинаем оспаривать. С одной стороны, он затратил время, но с другой — качество нас не удовлетворяет. Начинается удержание с него. Некоторые моменты он вообще не выполняет, это ему дешевле! Это касается, прежде всего, ручной работы. Вот здесь женщина критиковала и справедливо критиковала — улица местами убрана, а местами нет. Допустим, улица широкая, а потом происходит сужение и техника не проходит. Подрядчик разворачивается и уходит. Там надо убирать «ручниками», а ему это экономически невыгодно. Он просто платит штраф. 

Дмитрий Колезев: А штраф какой? Примерный порядок цифр.

Александр Лошаков: Максимально по 17 статье — 5000. А там есть и 1000 рублей для ИП, и 3000 рублей, даже 500 рублей есть. Когда Александр Геннадьевич проводил совещание с квартальными, мы в голос говорили, что эти штрафы…

Реплика из зала: А если конкурс устроить? Законодательство поменять!

Александр Лошаков: Я же не могу поменять законодательство. Тем не менее, для подрядчиков предусмотрена вот такая система наказания. Для ДЭУ тоже есть своя система наказаний, есть персональная ответственность руководителей, в том числе, мастеров и директора. Это уже другой уровень наказания — наказание подчиненной структуре.

Дмитрий Колезев: Дисциплинарное.

Александр Лошаков: И не только. Там и штрафы серьезные, и лишение премий. 

Дмитрий Колезев: Друзья, у нас есть время на последний вопрос. 

Вопрос из зала: Здравствуйте. 500 рублей — это, конечно, круто. Такой штраф вызывает почтение! (смеется) Но я хочу спросить о взаимодействии с управляющими компаниями. То, что происходит на дорогах, — это одно, я не автомобилист и всем доволен. Но то, что происходит во дворах, — это ужас, который невозможно описать. Я понимаю, что это вопрос не к вам, вы скажете: «Это „управляшки“, пусть они с этим и бьются».

Александр  Лошаков: Я так не скажу. 

Вопрос из зала: Но горожанину без разницы. Как эту работу можно наладить, куда бежать? Звонить им бесполезно. Думаю, у всех здесь есть опыт переговоров с управляющей компанией. 

Александр Лошаков: Хочу ответить коротко. Поймите правильно. В моем понимании власть — это ответственность перед людьми. Я от этого всегда отталкивался, убежден, что большинство моих коллег именно так и считают. Но когда мне, главе района, говорят, что есть управляющая компания, есть грязный двор, а вы, вроде как, скажете, что это не к нам, а к управляющей компании, —  это не совсем правильно.  Я как глава района, отвечаю, в том числе, и за управляющую компанию. Ваши упреки справедливы. Другой вопрос, что у меня сегодня нет механизмов для того, чтобы повлиять на них наиболее эффективно. Этот вопрос можно адресовать законодателю, гражданскому обществу, чтобы произошли изменения. Я не прошу для себя больше власти, потому что это больше ответственности, но считаю, что в этой работе мы должны совместно находить какие-то решения.

Последний момент, на который я бы хотел обратить ваше внимание. Проблема уборки придомовых территорий — это одна из тех проблем, которая сейчас решается хуже всего. Туда надо направлять общественное внимание и внимание властей. 

Илья Будкевич: Я дополню. Напрягайте квартальных инспекторов по дворам. Есть механизм юридической работы с управляющими компаниями. Скажу по своему кварталу. Он ограничен улицами Восстания, Коммунистическая, Бакинских комиссаров, Ильича, Индустрии. У меня на квартале управляющие компании работают по звонку. Мы даже не доходим до стадии уведомления. Есть какое-то нарушение, есть необходимость уборки — я просто звоню в управляющую компанию и, как правило, они в течение нескольких часов начинают отрабатывать мое замечание. Управляющие компании очень болезненно реагируют на штрафные санкции, поэтому им проще выполнить свою работу. Взаимодействуйте эффективнее с квартальными, напрягайте их.

Дмитрий Колезев: И самая последняя реплика или вопрос.

Вопрос из зала: Меня зовут Юрий. 14–15 марта было своеобразное испытание, как для власти, так и для жителей. Последний снегопад. В этот день в 12 часов я поехал на край Свердловской области в сторону Челябинска. Я ехал по хорошему Челябинскому тракту и по региональной дороге, которая ведет на Щелкун и дальше. К 12 часам дороги были прочищены. По региональной дороге шли два КамАЗа с подметалкам в одну сторону, через какое-то время я ехал — уже в другую. Они все время ездили по определенному маршруту. По Челябинскому тракту четыре машины шли, дорога тоже была прочищена.

Дмитрий Колезев: Мы тут про город говорим. Какое отношение тракты к нам имеют?

Юрий: После того, как около пяти часов с Челябинского тракта я выехал на «росселевку», там уже стояла бешеная пробка, стояла и Щербакова. Никто к пяти вечера город не почистил. За 40 минут я проехал 70 километров, и 2,5 часа ехал домой оставшиеся 20 километров, в том числе, 10 километров «росселевки». Сразу было видно организацию работ. 

Областные структуры, не наши, начали работы сразу, как пошел снег. Да, за ними шла пробка, но мы ехали 40-50 километров без остановочки. Прочистили дорогу. Это была организация. Зато, когда въехал в город, проехал практически три района (Чкаловский, Ленинский, Верх-Исетский, в Кировский не заезжал), в них никто ничего не собирался делать. Здесь даже не о вале. Тут говорили, что валы через две недели убирают. Для начала хотя бы валы надо организовать! Если их не сделать, а сразу убирать лед, время уборки увеличивается в 2-3 раза. Получается опять же неэффективное расходование средств. Я не специалист в дорожном хозяйстве, я не специалист в управлении районом, но я считаю, что власть не управляет этим процессом и заслуживает «двойки». Я уж не говорю о дворах, только о дорогах.  

Не буду говорить, кто там с головы  или с чего гниет, но нужны организационные меры, чтобы выстроить график. Алексей говорил, что по ГОСТу должны через два часа после начала снегопада, значит, четко должны начать ездить. Чтобы людям это было понятно. Если в 10 часов начался снегопад, то вечером люди, возвращающиеся с работы, не должны стоять в пробке по два часа, чтобы дороги хотя бы принципиально были убраны. Тогда и пробок будет меньше. 

Очевидно, что требуется организация. 

Здесь разные подходы. У вас все прекрасно, но вам денег не хватает. Я вижу, что вы не выполняете свою работу, сколько туда денег ни вкладывай.  Надо ли вкладывать? 

(аплодисменты)

Нужна всего лишь организация. Или выгнать поганой метлой, так сказать, тех, кто не может организовать. 

Дмитрий Колезев: Коллеги, будем на этом завершать. Подведем итоги, по 30 секунд.

Алексей Беззуб: Мое предложение по прометанию. Это делается в Тюмени, это делается в Казани, надо, чтобы это делалось в Екатеринбурге. Подрядчики перестали укладывать асфальт в дождь, и вы тоже сможете. Рецепт прост.  

Смотрим прогноз. Регулярно прометаем дороги во время снегопада, выполняем ГОСТ. Не надо сыпать «Бионорд» во время мороза. Из техники — маленькие погрузчики для расчистки тротуаров, и, может быть, использовать шнекороторы, как заграницей, чтобы сразу от пешеходников, с мостов и остановок вывозить снег, убирать валы. Снег можно забрасывать на газоны, не надо его с газонов вывозить, это безумие. Сейчас на газонах в центре города нет снега, есть пыль. Это бред. И трава не растет. 

Я разочарован, что Александр Юрьевич не привел никаких цифр по своему ДЭУ. Хочу это еще раз подчеркнуть. Он меня критиковал, но сам ничего про себя не рассказал, сколько у него выходит. Сколько вышло 15-го — тайна, покрытая мраком. 

Команде Высокинского ставлю «двойку». Как налогоплательщик я считаю, что «не в коня овес», я не хочу и не собираюсь выделять деньги на эту неэффективную работу. 

Я понимаю о чем, я говорю, нравится вам это или нет. Спасибо!

(аплодисменты)

Александр Лошаков: Я тоже 30 секунд возьму, если позволите. Хочу поблагодарить за все выступления, которые здесь были, за вопросы, которые мне задавались. Хочу поблагодарить Алексея за эмоциональное выступление, но возражу ему в двух моментах. Погрузчиками мы тротуары убирать не будем, как вы на этом не настаивайте. Они предназначены для другого. Это первое. Второе. Когда вы говорите о том, что ПГМ надо применять по технологии, я абсолютно с вами согласен. Еще бы кто-то нам четко сказал, когда и какая температура будет. Один господь бог знает. Прогноз, который мы получаем, идет с задержкой. 

И, наконец, я приглашаю вас к себе в гости, чтобы ваш «салат» привести в порядок. Я объясню, как правильно расставить эти цифры, и покажу свои. 

(редкие аплодисменты)

Дмитрий Колезев: Спасибо.

Реплика из зала: Вы говорите, что вы специалисты и разбираетесь, а мы обычные потребители, ничего не понимаем. Но мы понимаем, что ходим по грязи. 

Илья Будкевич: Те, кто до сих пор ходит по грязи, кого не устраивают неубранные дворы, неубранные улицы, напрягайте сильнее ваших квартальных инспекторов. Телефоны есть на городском портале в открытом доступе. Раздел «Благоустройство», подраздел «Квартальные». На сайте каждого района, допустим, набираете Орджоникидзевский.рф есть фотографии квартальных и телефон каждого. Напрягайте квартальных инспекторов! 

Реплика из зала: Им проще заплатить штраф!! Неэффективная система!

Дмитрий Колезев: Извините, пожалуйста, но мы вынуждены заканчивать. Друзья, давайте поблагодарим спикеров аплодисментами. Алексей, спасибо за суперпрезентацию. Александр Юрьевич, спасибо, что пришли в недружественную аудиторию и держали удар.

Александр Лошаков: Почему, очень даже дружественную.

Дмитрий Колезев: Друзья, спасибо, что пришли, задавали вопросы. Спасибо за ваши реплики. Извините, что не все успели выступить, мы ограничены во времени. Приходите еще. 

 

Организаторы — ItsMyCity.Ru и Бюро 100.

Площадка — «Паблик Маркет» (Ельцин Центр).

Партнер — «Атомстройкомплекс».

Фото — Игорь Брук.

Видео — Михаил Некрасов.

Расшифровка — Екатерина Петрова. 

Реклама

Реклама