Как прошел молебен в сквере у Драмтеатра. РепортажВ сквере у Театра драмы прошел молебен, на котором, по данным Екатеринбургской епархии, присутствовало около восьми тысяч человек. Кроме екатеринбуржцев на событии были жители соседних поселков, их привозили к скверу на автобусах. Также на молебен приехали известные актеры — Сергей Безруков, Михаил Пореченков, Михаил Галустян и Алексей Чадов. IMC публикует репортаж.
18+

«Можно мы насладимся духовностью?»

Как прошел молебен в сквере у Драмтеатра. Репортаж

17 Марта, 18:57
Автор: Сабрина Карабаева

В сквере у Театра драмы прошел молебен, на котором, по данным Екатеринбургской епархии, присутствовало около восьми тысяч человек. Кроме екатеринбуржцев на событии были жители соседних поселков, их привозили к скверу на автобусах. Также на молебен приехали известные актеры — Сергей Безруков, Михаил Пореченков, Михаил Галустян и Алексей Чадов. IMC публикует репортаж.

В три часа дня у площади 1905 года пробка. К скверу подъезжают на автомобилях, автобусах, толпы людей идут пешком. На территории, где пройдет молебен, раздают голубые шарики. Организована сцена, с которой гости-актеры обращаются к присутствующим, желают всего хорошего и поздравляют с тем, что в городе появится храм святой Екатерины. 

Нервный смех прокатывается по толпе, когда на экране, на котором транслируется происходящее на сцене, появляется лицо Владимира Путина и звучит его голос. Но это был, естественно, не президент, а похожий на него актер Дмитрий Грачев, известный как «двойник Путина». Увидеть артистов вживую могли только те, кто пришел на мероприятие первым, остальным пришлось довольствоваться картинкой на экране. Начинается молебен, который проводит митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл. Часть людей молится. Несколько женщин безучастно стоят в толпе.

— Почему вы сюда пришли? — спрашиваю.

 — Коллективный заезд — «Уралэлектромедь», — тихо отвечает женщина, представившаяся Еленой. 

Она вместе с подругой приехала из поселка Верх-Нейвинский. Женщина рассказывает, что металлургическое предприятие «Уралэлектромедь» помимо их поселка располагается и в других населенных пунктах — Верхней Пышме, Кировграде — откуда сотрудников тоже привезли на молебен.

 — У нас в Верх-Нейвинске есть свой храм, мы верующие и посещаем его. Но я не знаю, насколько важно для Екатеринбурга появление здесь еще одного храма, — растерянно говорит Елена. 

Разговор прерывает женщина, стоящая за нашими спинами, она внимает каждому слову, льющемуся из динамиков, поэтому разговоры посторонних людей ей мешают. 

— Тихо, — шикает она и начинает креститься.

Комментарии люди дают неохотно. Два парня, переминающихся с ноги на ногу, отказываются разговаривать. 

— Можно мы насладимся духовностью и потом пообщаемся, ладно? — говорит один из них.

 Пока идет молебен, и часть присутствующих искренне погружена в происходящее, другие обсуждают финансовый вопрос. 

– Все компании за деньги, – в кружке из трех женщин и одного мужчины идет активное обсуждение. – Ой, шарики улетают. Зачем деньги на них тратят? 

Собеседница что-то неразборчиво отвечает. В разговор вмешивается мужчина с телефоном в руках. 

– Это корпоратив? – спрашивает он, смотря на толпу людей.

– Какой корпоратив! Митинг! – отвечает женщина. 

– А где Театр драмы? – вдруг с интересом спрашивает подруга. 

В их небольшом кругу повисает пауза. Все оглядываются. 

– Вот наверно, – одна из женщин показывает рукой в противоположную от Театра драмы сторону. – Там еще фонтан где-то. 

Присоединяюсь к их разговору. Неудачно.

– … я журналист, – представляюсь. 

Не став слушать дальше, самая активная женщина уже начинает отвечать: 

– И че? А мы при чем тут? Не-не, я не буду ничего отвечать, не надо журналистов. Идите туда, вон там дальше стойте. Сейчас еще снимать начнут! 

Закончив речь, она отбегает в сторону. Обращаюсь к оставшимся в кружке людям.

– Извините, я нечаянно слышала, что вы говорили про деньги… 

– Деньги? – переспрашивает женщина. – Нет, у нас там такого ничего нет, у нас своя система, нам за другое… Это наше… – несвязно отвечает женщина. 

Уходя от них, слышу возмущенный голос отказавшейся общаться женщины. Она была недовольна тем, что ее дружелюбная приятельница говорила с журналистом. 

Тем временем молебен подходит к концу, люди стремительно расходятся. Красиво поет хор.

Уходящих из сквера на улице 8 марта встречает мужчина с плакатом «Храм св. вмц. Екатерины вместо Ельцин Центра».

— Есть такая традиция ставить православные храмы на месте языческих капищ, и Ельцин Центр вполне соответствует этому. Ельцин ведь для некоторых как бог, вот ему и возвели храм — поясняет автор плаката Антон Кижаев. 

— Но ведь язычество — это многобожие, — возражаю.

— Они все там боги: сам Ельцин, супруга его, его дети, младореформаторы, —  каждый из них — божок, — говорит Кижаев.

— А вы православный активист?

— Я просто православный, — подчеркнул собеседник. — Мне надоело, что православных выставляют  какими-то идиотами, которые хотят помешать людям, что они хотят храм поставить туда, где у людей есть любимое место. Сквер или фонтан. С Ельцин Центром все-таки другая ситуация. Он недавно появился, его не должно быть жалко, — заключил Антон.

Между тем, воздушные голубые шары где-то вдалеке летят по небу. Проходящий мужчина, улыбаясь, вручает листовку «С праздником Торжества Православия!».

Фото: Анастасия Долгова / IMC; Яромир Романов / Znak.com

Реклама

Реклама