Виталию Воловичу 90 лет. История художника, ставшего символом Екатеринбурга Уральскому художнику Виталию Воловичу сегодня исполнилось 90 лет. Сколько историй хранит его биография? Об одних пишут в книгах, другие остались в стенах мастерской. IMC рассказывает о биографии и творчестве этого человека, который видел смену нескольких эпох, а в своем творчестве нацелился на вечность.
18+

Творец вне времени

Виталию Воловичу 90 лет. История художника, ставшего символом Екатеринбурга

3 Августа, 12:34
Автор: Юлия Субботина

Уральскому художнику Виталию Воловичу сегодня исполнилось 90 лет. Сколько историй хранит его биография? Об одних пишут в книгах, другие остались в стенах мастерской. IMC рассказывает о биографии и творчестве этого человека, который видел смену нескольких эпох, а в своем творчестве нацелился на вечность.

Виталия Воловича легко можно назвать коренным жителем Екатеринбурга: он прожил здесь всю сознательную жизнь, в этом городе ему поставлена памятная скульптура. Памятник «Горожане» Виталию Воловичу, Мише Брусиловскому и Герману Метелёву стоит на проспекте Ленина, 81. Но родился будущий художник за многие километры от Урала – в Приморском крае.

В 1928 году у писательницы Клавдии Филипповой в городе Спасск-Дальний появился мальчик. А через четыре года они вдвоем переехали в Свердловск.  «Почему мама выбрала из всех российских городов именно этот, суровый, заводской, графичный, мальчик не знает и не узнает. Возможно, потому что он был расположен очень далеко от Спасска-Дальнего, где жил мужчина, не желавший стать отцом, но ставший им?», – пишет Анна Матвеева в книге «Горожане».

Родственников у семьи не было ни в Свердловске, ни в других городах. Жили вдвоем. Вскоре после того как Виталию исполнилось десять, мама вышла замуж, а семья выросла еще на три человека – у отчима были сын и дочь. «...А ещё отличная библиотека, патефон и пластинки», – добавляет Матвеева в биографическом рассказе о Воловиче. Как оказалось, музыка была даже большей страстью будущего художника, чем живопись. Он мечтал петь в опере и репетировал арии в парке Павлика Морозова. Но простудился и заболел ангиной, а пока болел, взялся за карандаш.

Свердловский театр оперы и балета. Фото: 1723.ru

Рисование было одним из его любимых домашних занятий наравне с чтением. Волович очень любил читать о рыцарях Круглого стола. Мама-литератор держала в доме много книг, сама активно публиковалась, а по ее сценариям ставили пьесы в Оперном театре. Гостем в их доме был писатель Павел Петрович Бажов. Так литература и живопись в будущем обрели неразрывную связь, и Волович стал графиком-иллюстратором.

Если оглянуться на юность художника, то можно обнаружить немало указаний на будущий успех. Например, в черно-белых оттенках Волович рисовал чаще, чем в цвете, – задолго до того, как стать профессиональным художником. 

Когда ему было тринадцать, наступила война. Было сложно найти еду, не то что краски. Художник вспоминает в интервью, как приносил домой яичный порошок, а мама разбавляла его водой и пекла большую лепешку. Так жили долгих четыре года. А под конец войны случилось важное – Виталий сделал первый шаг навстречу призванию, поступив в Свердловское художественное училище.

«В 1945 году студентов художественного училища отправили «на отгрузку» картин из Эрмитажа — пережившие войну шедевры возвращались из тыла домой в Ленинград. Мальчик ловко подхватил очередной ящик, как вдруг работница Эрмитажа воскликнула: «Бога ради, осторожнее, молодой человек! Здесь «Блудный сын» Рембрандта!» (Анна Матвеева, «Горожане»).

Разгрузка коллекций Эрмитажа в Свердловской картинной галерее. Фото: ЕМИИ

Как и все студенты в те годы, Волович плохо питался. «Приходил в училище к началу вечерних занятий, покупал восемнадцать пирожков с повидлом и съедал их, запивая водой из графина», – пишет Матвеева по воспоминаниям художника. А год спустя после окончания училища умерла мама Клавдия Филиппова, и за обедами-ужинами еще долго никто не следил.

В то время Виталий Михайлович очень много работал: начал сотрудничать со Среднеуральским книжным издательством, с 1952 года активно участвовал в художественных выставках, а через четыре года вошел в Союз художников СССР. Сначала рисовал тушью, затем начал работать в техниках линогравюры, офорта, литографии. Именно в то время уральское искусство стало обретать новые черты.

Волович В.М. Отелло. Из серии иллюстраций к трагедии В. Шекспира. «Отелло. Венецианский мавр». 1966. ЕМИИ

«В 1940-е и 50-е доминировал соцреализм, с приходом «оттепели» меняется лицо уральского искусства, оно становится более свободным, раскрепощенным. В Свердловск приезжают выпускники Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры Геннадий Мосин, Миша Брусиловский, Герман Метелёв. У каждого из них был свой неповторимый стиль. Волович – график, у него достаточно монументальные работы, экспрессивные, театральные образы. Постепенно у этих художников складывается свой круг общения, дружба была для них важной опорой», – комментирует искусствовед Ирина Ризнычок.

Поначалу свой стиль Волович отрабатывал на оформлении советских книг. И это ему хорошо удавалось. Иллюстрации книги «Кладовая солнца» Михаила Пришвина одобрил сам писатель. «Кладовую солнца» издавали бесчисленное количество раз разные страны, и у меня на полке «Кладовые» всех размеров и цветов. Но Ваша — лучшая», – написал Пришвин Воловичу в письме от 17 ноября 1953 года. Однако настоящую известность Виталию Михайловичу принесли иллюстрации к совсем другой литературе. 

Волович В.М. Ричард III с короной. Лист из серии иллюстраций к трагедии В. Шекспира «Ричард III». 1967. ЕМИИ

«Он выбрал органичную его натуре и интересам нишу – это Средневековье и классическая литература. Шекспир, Гёте, Бедье. Здесь можно было говорить эзоповым языком о сегодняшнем дне, и цензура могла не обратить на это внимания. Поэтому эти вещи могут быть актуальны сегодня. Вечные ценности, трагедии, драмы. Волович – вне времени», – рассказывает искусствовед Ирина Ризнычок..

Виталий Михайлович иллюстрировал «Ричарда III», «Отелло», «Роман о Тристане и Изольде» и другие произведения. Сам он любит рассказывать истории о том, как у него принимали эти работы. Например, о «Тристане и Изольде» советские товарищи могли с недоумением сказать, что если фамилия Волович им еще известна, то кто такой Бедье – совсем непонятно. Но Виталий Михайлович брался за авторов и «потяжелее».

Волович В.М. Король Марк уносит Тристана к берегу моря. Из серии иллюстраций к роману Ж. Бедье «Роман о Тристане и Изольде». 1972. ЕМИИ

«Для меня лично очень сильной вещью в его творчестве является триптих по мотивам пьесы Бертольда Брехта «Страх и отчаяние в Третьей Империи». Он состоит из трех листов, выполненных в технике офорта: «Сожжение книг», «Культ» и «Война». Триптих был сделан в 1970 году, речь в нем была о тоталитарном режиме, и нетрудно было провести аналогии с советской действительностью», – делится Ирина. В это же время Волович положил начало серии работ «Средневековые мистерии», которую пополняет до сих пор.

Всего в творчестве уральского художника выделяется несколько крупных серий – «Средневековые мистерии», «Женщины и монстры», «Мастерская», «Иерусалим», а также «Парад, Алле!» и «Старый город».

Волович В.М. «Парад, Алле!». Центральная часть триптиха. 1979. ЕМИИ

«Цирк – еще одна его страсть. Художник очень любил бывать в старом деревянном цирке на углу улиц Куйбышева и Розы Люксембург (Здание было построено в 1933 году и погибло при пожаре в 1976 году. – Прим. ред.)», – рассказывает Ирина Ризнычок. «В старом цирке не было отдельных помещений для животных, гримерок, и ему нравилось наблюдать, как клоун рассказывал анекдоты гимнасткам, тут готовятся к выходу артисты, рядом звери и все это такое живое». Сначала это были зарисовки, а потом появилась серия гравюр.

И другая серия, «Старый город», ставшая для художника признанием в любви к Екатеринбургу и оттиском его исчезающих мест. Пролистывая одноименную книгу с иллюстрациями Воловича, можно найти рисунки зданий, которых больше нет. Например, дом с мезонином, на Горького, 61. Теперь по этому адресу строится офис РМК, который возводят по проекту Нормана Фостера.

Волович В.М. Сожжение книг. Центральная часть триптиха. По мотивам стихотворных вступлений и зонгов к пьесе Б.Брехта «Страх и отчаянье в Третьей империи». 1970. ЕМИИ

«Миша Брусиловский, Герман Метелев, Анатолий Калашников, Виталий Волович, Алексей Казанцев, Спартак Киприн – они все общались между собой и отстаивали интересы художественные, отстаивали свободу в сложных цензурных условиях», – описывает Ирина Ризнычок отношения внутри компании художников. – Скажем, история картины Брусиловского и Геннадия Мосина «1918». Она очень тяжело создавалась – нужно было сделать несколько вариантов, чтобы комиссия ее приняла. На этом эпичном полотне Ленин был изображен не канонически, а как жестокий диктатор. Работа могла трактоваться многовариантно. Эту картину долго отстаивали, в том числе и Волович. Он всегда защищал друзей и коллег по цеху. И поколение, к которому он принадлежит, уральское искусство поднимало на определенный уровень».

Сейчас работы уральского художника можно увидеть в Екатеринбургском музее изобразительных искусств, Екатеринбургской галерее современного искусства, Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Москве, Пражской национальной галерее, Третьяковской галерее, Русском музее в Санкт-Петербурге, а также частных собраниях в Германии, Франции, Израиле и других странах мира. А к 90-летию Воловича в Екатеринбурге начнут работать две выставки, посвященных юбилею художника.

Волович В.М. Палач. Лист из серии иллюстраций к трагедии В. Шекспира «Ричард III». 1967. ЕМИИ

В библиотеке Белинского открылся вернисаж проекта «Художник Книги. Виталий Волович». В пространстве «Гутенберг» в галерее «Главный проспектъ» будет работать выставка книжной графики, в которую вошли иллюстрации к сказкам Бажова и трагедии Эсхила «Орестея», а также триптих «Цирк» и офортная доска, созданная для иллюстрации к «Ричарду III».

Оригиналы работ из серий «Ричард III», «Эгмонт» и «Саги», которые входят в коллекцию Екатеринбургской галереи современного искусства, а также экслибрисы художника из коллекции Семёна Ваксмана можно будет увидеть в Художественном музее Эрнста Неизвестного, где начала работу экспозиция «Виталий Волович. Избранное».

P.S. В прошлом году IMC публиковал текст «Екатеринбург Виталия Воловича» — это воспоминания художника о городе, записанные Анной Матвеевой. Обязательно почитайте.

Реклама

Реклама