Как застраивали микрорайон Елизавет и чем он живет сегодня
18+

«С прогулками и отдыхом на природе все в полном порядке»

Как застраивали микрорайон Елизавет и чем он живет сегодня

Районы
28 Января, 13:46, 2021 г.
Автор: Ирина Костерина
Фото: Марина Молдавская/It’s My City

Партнер проекта

Елизавет — южная окраина Екатеринбурга. Сюда переезжают те, кому нравится размеренная жизнь в спальном районе, и для кого важна близость к лесу. В новом выпуске проекта It’s My City и компании «Атомстройкомплекс» «Районы» поговорим об истории Елизавета. А о жизни района сегодня расскажет организатор поэтических и музыкальных мероприятий Дмитрий Харламов.

История микрорайона

Завод и посёлок в честь цесаревны

История посёлка Елизавет началась со строительства Верхне-Уктусского железоделательного завода при одноимённой плотине. Он был возведён на берегу реки Патрушихи по распоряжению одного из отцов-основателей Екатеринбурга Вильгельма де Геннина. Строительством командовал доменный мастер Фёдор Казанцев, прибывший из города Олонца.

Историк Николай Корепанов сообщает, что пуск завода был осуществлён 5 апреля 1726 года. Точнее сказать, в тот день заработала молотовая фабрика.

«Верхне-Уктусский завод строился как вспомогательный молотовой, то есть исключительно для расковки в крицы уктусского чугуна, и ради возможности регулировать наполнение Уктусского пруда», — пишет Корепанов в книге «Уктус — исток Екатеринбурга».

В 1727 году новый завод получил имя в честь цесаревны Елизаветы, будущей императрицы Елизаветы Петровны. Его называли Елизаветским, Елизаветинским или Верхне-Уктусским.

Из описания де Геннина, составленного в 1735 году, следует, что длина заводской плотины составляла 66 сажен (140,8 метра), а вместе с земляным валом — 145 сажен и 2 аршина (310,8 метра), ширина — 16 сажен 1 аршин (34,8 метра), высота — 3 сажени и 1,25 аршина (7,3 метра). В деревянной молотовой фабрике, крытой тесом, помещались 4 кричных и 1 колотушечный горны. Из вспомогательных производств имелись кузница с 4 ручными горнами для ковки и починки инструментов, «пробная изба» для испытания железа, сараи для хранения чугуна, железа и лесных материалов. Тут же располагались заводская контора и два казенных двора для 26 мастеровых.

Заводской штат состоял из 28 человек, в него входили: 3 целовальника (руководители работ и приемщики припасов, принимавшие присягу — «целовавшие крест»), один плотник, два кузнеца и два их подручных, восемь кричных подмастерьев и восемь кричных работников, четыре ученика.

Спустя всего несколько лет, завод стал убыточным. В энциклопедии «Металлургические заводы Урала» сообщается, что он был закрыт в 1749 году «по причине оскудения лесов» и «по исчерпании» имевшегося у него запаса чугуна и угля.

Николай Корепанов уточняет, что в 1754 году завод был выставлен на публичные торги, его владельцами стали гитен-фервальтер (горный чин X класса, а также лицо, занимающее различные руководящие должности на рудниках и горных заводах — примечание редакции) Памфил Алексеев и секретарь Главного правления Сибирских и Казанских заводов Алексей Порецкий. Они завели при плотине пильную и мукомольную мельницы, а потому и селение на Верхнем Уктусе сохранялось, и люди не бедствовали.

Вскоре неподалеку от простаивающего в очередной раз Верхне-Уктусского завода были обнаружены золотосодержащие руды. Из-за открытых вблизи приисков плотина была изъята у прежних владельцев властями. С 1802 по 1822 год здесь действовали рудотолчейная и золотопромывальная фабрика, перерабатывающая руду, доставляемую с Березовских золотых рудников.

Заимка и храм

В 1819–1824 годах Ново-Тихвинский женский монастырь за 205 рублей купил на Елизавете 3 участка земли. В тех же местах были отведены монастырю и 30 десятин казенных земель. В мае 1838 года обители был выделен ещё один участок в 100 десятин неподалеку от реки Патрушихи. Эти земли в итоге стали Елизаветинской монастырской заимкой, которую можно было считать загородным имением монастыря.

Фото: сайт Екатеринбургской епархии

В первые годы на подворье велись только полевые работы, а единственной постройкой здесь был большой деревянный дом, крытый железом. Он использовался для хранения хлеба и сена.

Сайт Екатеринбургской епархии сообщает, что в 1871 году на заимке была пашня, засеянная пшеницей, овсом и ячменём, имелся покос, а также огород, где выращивали все виды овощей. Кроме того, на территории были расположены каменный коровник и конюшня, в которой содержалось 26 лошадей.

— В 1876 году на Елизавете появился каменный трехпрестольный храм, освящённый в честь Всемилостивого Спаса. До закрытия монастыря в 1920 году собор оставался монастырским, потом стал приходским, и был открыт для прихожан аж до 1938 года, — рассказывает гид, выпускница «Школы авторских маршрутов» Наталья Зайцева.

Вскоре на территории заимки был организован колхоз, позже здесь находилась машинотракторная станция. В храме размещался цех камвольного комбината, склад, затем здание долгое время пустовало. Заброшенный храм стал «местом сбора неорганизованной молодежи и рассадником грязи», пережил три пожара. В 1988 году здание, находившиеся в аварийном состоянии, передали обратно верующим. Первым настоятелем храма стал отец Николай Ладюк, который буквально на днях был назначен секретарём Екатеринбургской епархии.

— На Елизавете в 1994 году появился первый в истории Екатеринбурга мужской монастырь, он назывался монастырь Всемилостивого Спаса — по названию храма. Лет через десять и этому монастырю захотелось обзавестись своей заимкой где-нибудь в тихом и благодатном месте, поэтому в 2006 году в селе Костылева недалеко от Верхотурья монахи создали себе скит во имя святого блаженного Косьмы Верхотурского. Иеромонах Петр (Манжетов), постриженный в монастыре Всемилостивого Спаса ещё в год его основания, стал скитоначальником в Костылеве. А через полгода в марте 2007 года скит был преобразован в мужской монастырь Свято-Косьминская пустынь, куда и переехали все монахи с Елизавета, а иеромонах Петр стал его настоятелем. Косьминская пустнынь славится своим производством иван-чая и варенья из сосновых шишек, — добавляет Наталья Зайцева.

От молотилок до лифтов

Уральский лифтостроительный завод считается «районообразующим». История предприятия началась в 1903 году, когда на левом берегу Патрушихи построили фабрику, производящую ручные прессы для пакли, сена, шерсти, а также плуги, молотилки, соломотрясы и веялки. В 1911 году завод стал выпускать насосы, с 1913 года — канализационные люки, к 1917-му там также наладили выпуск котлов и школьных парт.

В 1926 году завод получил название «Спартак» и стал производить ручные пожарные насосы, части для веялок, а также ремонтировал импортные экскаваторы и изготавливал запчасти к ним.

В годы Великой Отечественной завод выпускал снаряды к легендарным «Катюшам», а после войны — оборудование для производства кирпича и гипсовых изделий.

С 1963 года предприятие сменило профиль (и несколько названий) и стало производить грузовые лифты, которые были установлены даже в Кремлёвском дворце и на космодроме Байконур.

Сейчас предприятие называется Уральский лифтостроительный завод и производит не только грузовые, но и пассажирские лифты.

Островок культуры

Дом культуры «Елизаветинский» поначалу имел статус клуба завода «Стройпластполимер». Здание, сданное в 1968 году, с трудом вмещало в себя всех желающих заниматься творчеством.

— Раньше дом культуры был двухэтажным, и места для оркестра не хватало. Наша комната находилась в центре, на втором этаже. Когда репетировали, всем мешали. Я долго терпел это дело, но дальше так продолжаться не могло, я пришел к директору завода [Георгию Силаеву] и пожаловался... Попросил убрать крышу и построить третий этаж, — рассказывал в интервью порталу «Культура Екатеринбурга» создатель и бессменный руководитель эстрадно-духового оркестра «Елизаветинский» Николай Горохов.

Николай Андреевич работает в ДК более 50 лет, какое-то время был его художественным руководителем. Кроме того, Горохов является почётным гражданином Екатеринбурга.

Современный Елизавет глазами его жителя

Организатор поэтических и музыкальных мероприятий Дмитрий Харламов на Елизавете бывает достаточно часто, приезжает в гости к родителям. По его мнению, к плюсам микрорайона можно отнести наличие леса, реки и достаточно развитую инфраструктуру.

Почему именно Елизавет?

— Мама купила здесь квартиру примерно в 2005 году. Ей хотелось, чтобы это было одновременно в черте города, но при этом с природой, свежим воздухом, чтобы можно было гулять. Под эти критерии район подходит идеально.

У меня Елизавет ассоциируется в основном с временем младшей и средней школы, лет до 14. Класса с восьмого я начал учиться и проводить больше времени в центре. Эта тенденция сохранилась, когда поступил в вуз и устроился на работу. Теперь «на районе» бываю, когда приезжаю в гости к маме.

Близость к природе

— На Елизавете есть нужные магазины, транспортная инфраструктура, школа, несколько детских садов. Из бед — досуговые места, общепит, торговые центры. Если нужны развлечения и шоппинг, то придется уезжать. Из бед, которые ощущаю на себе прямо сейчас — до Елизавета доезжает очень мало доставщиков еды. Моя личная боль, потому что выбор очень ограничен. Но это уже избалованность агрегаторами доставки, когда в центре можно выбирать из сотни разных ресторанов.

Зато с прогулками и отдыхом на природе всё в полном порядке — рядом Нижнеисетский лесопарк и река Патрушиха. Летом — шашлыки и прогулки по лесу, грибы, ягоды, треккинг. Купаться в реке, правда, не стоит, там очень грязно, но останавливает это не всех. Зимой на реке каток, в лесу — горки, катание на бубликах и снегокатах. Для ребенка это целый мир, лет до 12 я всё свободное время проводил на улице и всегда было чем себя занять. Даже компьютерные игры не выдерживали конкуренции.

Ну и любимые места у меня берутся примерно оттуда же — всё, что связано с прогулками. Мы очень много времени проводили в лесу. Строили шалаши, жгли костры, катались на велосипедах и снегокатах. И это всё в десятиминутной шаговой доступности от дома — обычной панельной десятиэтажки.

Знаешь практически всех

— Проводя время постоянно где-то на улице, ты знаешь практически всех, и есть ощущение, что тебе особо ничего не грозит. Но есть показательный момент. Так повезло только мне, но с первого по шестой класс у меня сменилось 4 телефона и у всех была одна и та же участь — их тем или иным способом отбирали на улице. Один раз это было в общественном транспорте, просто вытащили из кармана в паре остановок от дома, ещё два — подходили ребята явно старше и с угрожающим видом и говорили: «Что в карманах — отдавай».  

В подростковом возрасте было понимание, что совсем рядом и драки происходят, и все ему сопутствующее, но это как-то особо не задевало и в жизнь не вмешивалось.

Друзья детства

— Елизавет — это ещё и про друзей детства. У меня есть товарищ Паша, с которым мы до сих периодически видимся. Он старше меня на 3 года. Когда вам 9 и 12 — это большая разница.

У нас  с Пашей было зимой развлечение — колоть лёд на речке, которая находится прямо за нашими домами. В ход шло все — ботинки, палки, камни. Иногда получалось отколоть большой кусок, который потом плыл по реке (она зимой замерзает не полностью). И однажды мы такой большой кусок льда радостно откололи.

Но был один момент — мы находились на краю островка посреди реки и с этого куска льда на берег нужно было перепрыгнуть сантиметров 60. А вот без него расстояние увеличилось до полутора-двух метров. И чтобы оказаться на берегу, нужно было прыгать. И Паша прыгнул сразу, а мне было страшно.

Я почти час простоял на островке, боялся, думал уже сделать пару шагов в воде и потом пойти домой — бежать было метров 100-150 до подъезда. Паша все это время был рядом, уговаривал, «толкал» мотивирующие речи, несколько раз перепрыгивал туда-сюда, чтобы показать, что это реально.

В итоге я решился и прыгнул. Сейчас очень тепло и забавно вспоминать эту штуку, но иллюстрация к детской дружбе очень хорошая.

Партнерский материал.

Партнер проекта