Что американец узнал о жизни в России, посетив московский ЗАГС
18+

«Зачем нужно все так усложнять?»

Что американец узнал о жизни в России, посетив московский ЗАГС

Мнение
15 Декабря, 15:27, 2020 г.

Американец Луис Маринелли, эмигрировавший в Россию, полюбил нашу страну, но некоторые вещи приводят его в недоумение. В очередной колонке для Its My City он рассказывает о странной привычке русских все усложнять, открывшейся ему при посещении российского ЗАГСа.

Чем больше я живу в России — стране, которую я люблю и считаю моим вторым домом — тем чаще она напоминает мне о припеве одной песни канадской поп-рок-исполнительницы Аврил Лавин, которая стала популярна в США, когда я еще учился в школе. В этой песне лирическая героиня спрашивает у своего любимого: «Зачем тебе нужно было все так усложнять?»

Я захотел поделиться с вами парами примеров сложностей, связанных с моим проживанием в России. Отчасти — из чувства солидарности с теми, кто испытывает такие же сложности. А еще потому, что люди могут подумать, что я не знаю, что такое Россия, так как в моих колонках и в моем Инстаграме я рассказываю, в основном, как мне эта страна нравится. Но у меня нет розовых очков по поводу России.

Эти странные русские отчества

Я родился в США в 1986 году. Еще до моего рождения родители договорились между собой назвать меня Джозефом. Точнее, мама хотела назвать меня Джозефом, а папа Луисом. И папа сначала согласился с мамой, но когда я родился, отец заполнял все документы и там вписал имя «Луис». Маме не понравилась его наглая самодеятельность, но таким образом я стал Луисом Маринелли.  

У американцев нет отчеств, и это важное отличие между нашими культурами. Вместо отчества новорожденным американцам дается так называемое «среднее имя», которое родители дают по собственному выбору. «Среднее» — потому что оно находится между именем и фамилией. Родители часто выбирают «средние имена» сентиментального характера — это может быть имя прадедушки, как у моего отца. Но довольно часто выбирают просто «средние имена», которые нравятся и хорошо звучат.

Луис Маринелли и снимок его будущей дочери, Полины

Получается важное отличие: девочкам в России дают отчества в честь их отцов, и таким образом у них частично «мужское» имя, пусть и с женским окончанием. А в Америке все девочки имеют женские «средние имена». То есть американским девочкам ни в коем случае не дают ни имя отца, ни другое мужское имя в качестве «среднего имени».

Между тем, я слышал, что в России как-то неловко дать девочке матчество в честь своей матери. Но я с этим не согласен. Для меня лично отчество у девочки звучит действительно странно. 

Сейчас мы с моей подругой ждем ребенка. Я долго привыкал к тому, что моей будущей дочери дадут мужское отчество — по идее, она должна быть Луисовна. Конечно, мне нравится, как это грамматически звучит по-русски: вот эта девочка является дочерью именно Луиса. Но мне все равно не хочется, чтобы у нее было мужское отчество рядом с женским именем. Представьте противоположную ситуацию: мальчик с матчеством звучит странно, не так ли? Теперь вы представляете, что американец думает, когда слышит отчество у девочки.

Хотя мой отец назвал меня Луисом, имя Джозеф он не совсем выбросил. Он дал мне его в качестве среднего имени, так что полностью меня зовут Луис Джозеф Маринелли. Здесь тоже стоит отметить еще один важный момент по поводу отчеств: в России, когда мы называем человека по имени и по отчеству, это форма уважения. В детском саду, где я сейчас работаю, имя-отчество используется так (особенно почему-то с женской частью коллектива). А вот в Америке, если кто-то зовет вас полным именем, то, скорее всего, это ваши родители. И, вероятно, вы что-то натворили. Когда американские дети слышат свое полное имя, они понимают, что они в беде.

«В ЗАГСе выяснилась неожиданная вещь»

Итак, моя подруга Диана не хочет дать нашей будущей дочери Полине матчество, так что она будет Полиной Луисовной. По крайней мере так я думал, пока не зашел в московский ЗАГС и не задал несколько вопросов по поводу рождения ребенка в России. Там выяснилась еще одна неожиданная вещь.

Надо сделать пояснение: мой отец решил назвать меня Луисом не просто так. Дело в том, что его тоже зовут Луис. В США отцы часто дают сыну свое имя. Если бы наше «среднее имя» всегда было отчеством, мне пришлось бы быть Луисом Луисом Маринелли. К счастью, этого не случилось.

Для подобных случаев в английском есть слово «junior» (младший) — для сына, у которого такое же имя, как у отца. Слово «младший» добавляется к фамилии. К примеру, Мартин Лютер Кинг-младший — самый заметный лидер движения за гражданские права чернокожих в США. А его отец? Мартин Лютер Кинг-старший. На английском мы говорим «senior». Но со мной все сложнее: я не Луис Маринелли-младший, так как моего отца тоже назвали Луисом в честь старшего родственника, его дедушки (моего прадедушки), Луиса Маринелли, который родился в 1915 году. Получается, я третий Луис Маринелли в нашей семьи. И меня вполне официально зовут Луис III.

Маленький Луис Маринелли и его прадедушка Луис Маринелли

Казалось бы, с этим не должно быть проблемы в России, так как в вашей истории были цари Александр III, Петр III, Иван III, Федор III, и Василий III, так что имя Луис III должно звучать привычно. Но в ЗАГСе посмотрели в мой паспорт и сказали, что с точки зрения российского закона, мое имя — «Луис Джозеф», а моя фамилия — «Маринелли-Третий». Следовательно, они собираются назвать мою девочку так: Полина Луис-Джозефовна Маринелли-Третья. Ведь, говорят, все должно быть буквально так, как написано в паспорте. Кошмар, Россия, просто кошмар! Зачем нужно все так усложнять?

К счастью, есть справка, которую можно взять в посольстве США. Она подтверждает, что в американской культуре нет отчеств и поэтому я могу не давать Полине отчество в ее свидетельстве о рождении в России. Это решает часть проблемы, но в таком случае остается Полина Маринелли-Третья. Но она же не третья Полина у меня! Зачем добавлять «третья» к ее имени? Если уж добавлять какое-то числительное, то «первая».

Кстати, чтобы исправить ситуацию с отчеством, нам придется вовсе отказаться от отчества. Ведь они не разрешают нам выбрать любое отчество, можно либо без отчества вовсе, либо как в моем паспорте. Почему-то я не могу дать моей дочери отчество «Луисовна», разрешается только «Луис-Джозефовна». Но я уже понимаю, что оставить ребенка без отчества в России может быть чревато. Как минимум про нее будут думать, что она родилась вне брака или вообще без отца. Мне это не нравится. Я ее зачал и сделал это намеренно. Отец у нее есть, его имя Луис, ее отчество должно быть Луисовна.

Может быть, если мы решим этот вопрос, нам удастся и договориться о фамилии «Маринелли» вместо «Маринелли-третья».

Луис и его подруга Диана в ожидании дочери — Полины

Из МИДа в ЗАГС и обратно

Есть еще один пример на ту же тему. Как знают подписчики моего Instagram, недавно начал процесс получения вида на жительство в России. Для этого нужно собрать множество документов. Один из документов я должен был получить заверенным и подписанным нотариусом от американского посольства (цена услуги — 50 долларов), а потом подать его на легализацию в консульский департамент МИД России.

Из-за ограничения работы посольства США в связи с пандемией мне пришлось ждать две недели, чтобы поехать за документом. Документ я заполнил вместе с сотрудником посольства. Она аккуратно все проверила, нотариус пришел и подписал документ. Как только появилась возможность, я поехал в консульский департамент МИД России. Там за небольшой сбор (350 рублей) проверили документ и приняли его на легализацию. Через пять рабочих дней я забрал свой документ со штампом подтверждения.

Но когда я пытался подать этот документ там, где его требуют, женщина заметила, что в документе я написал свое «среднее имя» Джозеф через «с», а не «з». И она отказала принять мой подтвержденный посольством США и МИДом России документ. Это заставило меня заново пройти весь этот процесс. Снова в американское посольство. Снова в консульский департамент МИД. По правде говоря, мое «среднее имя» на английском пишется через «с» и на документе о моей временной регистрации в Москве, выданной МВД России, оно тоже написано через «с».

Уже четыре года этот документ без всяких проблем принимают каждые три месяца, когда мне нужно продлевать его. 

Получается, документы с таким написанием принимают в посольстве США, в министерствах иностранных и внутренних дел Российской Федерации, но в московском ЗАГСе эта «ошибка» уже не допускается. Снова спрашиваю: «Зачем нужно было все так усложнять?»

Столкнувшись с российском ЗАГСом, я стал лучше понимать, почему люди в России бывают так невеселы и задумчивы: да, порой жизнь тут бывает сложной. Особенно когда дело касается бюрократических структур. К счастью, это во многом компенсируется теплотой, с которой простые жители России относятся к иностранцам. Об этом я расскажу в следующей колонке.

Понравилось? Прочитайте колонку Луиса о том, почему он решил растить свою дочь в России.

Или что он узнал о нашей стране, объехав 53 места в России.

Публикации рубрики «Мнение» отражают личную точку зрения их авторов.

Мы работаем в интересах наших читателей. Если вам важно наличие такого СМИ, поддержите нас донатом.