Почему екатеринбуржцы недовольны горельефом, который появится на Плотинке к 300-летию города | It's My City — Новости Екатеринбурга, России и мира
18+

«Что мы хотим сообщить потомкам?»

Почему екатеринбуржцы недовольны горельефом, который появится на Плотинке к 300-летию города

14 Октября, 21:48, 2020 г.
Автор: Диана Кучина
Фото: Марина Молдавская / It’s My City

В конце прошлой недели презентовали горельеф, который будет размещен на Плотинке к 300-летию Екатеринбурга. Работа скульптора Константина Грюнберга, автора монумента «Черный тюльпан» и памятника маршалу Жукову, вызвала недовольство горожан в социальных сетях. It’s My City спросил у представителей общественности, почему они считают, что выбранный горельеф не соответствует их представлению об истории города, а также узнал, можно ли еще повлиять на внешний вид объекта, который должен стать подарком уральской столице и ее жителям.

На горельефе изображены фигуры бойца, труженика и женщины с ребенком. На разных частях барельефа есть надписи «Урал», «U2» (самолет-разведчик, сбитый в 1960 году), Т34, ЗИК, УЗТМ, ВИЗ, УЭТМ, «Катюша» и «Рейх» (на снаряде).

Фото: Сергей Крылов / Facebook Елены Штубовой

Дмитрий Москвин, урбанист, общественник, исследователь города:

Дмитрий Москвин. Фото: Марина Молдавская / It's My City

— Эстетически мне эта работа не нравится. Сложно судить по этому странному слепку и фотографиям, но выглядит убогонько, на уровне поделки школьников к уроку ИЗО, когда надо подписать объекты, потому что непонятно, о чем речь. Все это несовременно, топорно и прямо в лоб. Тут я согласен с большинством комментаторов в социальных сетях, что допустить создание подобного объекта к 300-летию города — это чрезвычайная ситуация. Нужно провести адекватный конкурс с хорошим финансовым призом. Сделать его, возможно, если не международным, то хотя бы общероссийским. Я не вижу причин, почему мы должны упереться и к 300-летию создать горельеф. Плотинка без него никак не страдает.

Исключительно милитаристская тематика, заводы, которые что-то производили для оборонки, — это вкусовщина. Скульптор так мыслит, но горельеф не должен быть индивидуальной работой. Тут должна поработать группа, предварительно нужно провести исследование, сформулировать идентичность города, самое главное — ответить на вопрос: что мы хотим сообщить потомкам? А сейчас — советская повестка от советского человека, который не примирился с утратой «совковости» и представляет, что Екатеринбург — это город, который работает на фронт, и больше ничего не происходит. А Екатеринбург — это центр культуры, один из флагманов современных российских процессов. 

Культуры нет ни на первом, ни на втором горельефах (в конкурсе участвовали три варианта горельефов — прим. ред.). Есть брутальные сцены, суровые лица — край суровых уральских мужиков. Мы уже давно другой город и не можем приезжающим людям показать ни одного индустриального объекта, это осталось далеко в прошлом. Хочется, чтобы скульпторы это прочувствовали, посмотрели, как команда биеннале работает с индустриальностью, что пишут историки, исследователи, и конечно, походили бы на авторские экскурсии и поняли бы, что город давно воспринимается через другие локальные сюжеты.

Проигравшие в конкурсе варианты горельефов. Фото: Елена Штубова / Facebook

Проигравшие в конкурсе варианты горельефов. Фото: Елена Штубова / Facebook

Надо писать в профильный комитет или профильному вице-мэру, который этими вопросами занимается, коллективное или индивидуальное письмо. Публичное отношение должно быть озвучено. Это вкусовщина, которая ставит большой вопрос о компетентности членов жюри конкурса. Можно узнать, каким образом они были отобраны, на основании каких компетенций они участвовали в создании объекта, почему не приглашены люди, которые создают современное пространство города — художники, кураторы? Где Алиса Прудникова (комиссар Уральской индустриальной биеннале — прим. ред.), которая уж не меньше Фогеля (главного художника Екатеринбурга — прим. ред.) или Грюнберга знает, как работать с индустриальной тематикой города?

Евгений Енин, журналист, телеведущий:

Фото: Евгений Енин / Facebook

— Это безобразно выполненная работа. Я учился в художественной школе некоторое время, уверяю вас, я сделаю это лучше. Это просто непрофессионально сделанная работа, напоминает фильм «12 стульев», где Остап Бендер рисовал плакат. Я не знаю, что случилось с Грюнбергом. Памятник Жукову не вызывает по художественной части вопросов, но сейчас что-то случилось с человеком. Исправить все это можно простым способом — отменить конкурс, такое было уже, когда ни одна работа не соответствовала. Не обязательно выбирать только из представленных работ, нужно назначить новый конкурс, сделать его широким, пригласить авторов со всего мира. В чем проблема? Отбирать финальную двойку или тройку должны специалисты, а дальше ее можно выставить на голосование горожан.

Я не знаю, какая задача ставилась, но горельеф идет в пандан к той части, которая уже есть. Была задача показать Урал, как военную кузницу и отразить послевоенную историю? Не знаю. Но там [изображены] бредовые вещи — православный крестик, нарисованный рядом с названием сбитого американского самолета, например. Не знаю, что имел ввиду автор, потому что Пауэрс-то остался жив.

Правками работу не исправить, нужно ее полностью переделывать. [...] Нужно не допустить, чтобы это убожество появилось в самом центре города. Иначе как мы будем объяснять гостям города, что это вообще такое, что это все всерьез, а не шутка какая-то?

Леонид Гункевич, председатель свердловского отделения организации «Деловая Россия»:

Фото: Леонид Гункевич / Facebook

 — Такое ощущение, что мы город орков, которые зло делают всем — снаряды, кошмары... Мы не такие совершенно. У нас отличный город с прогрессивными людьми, множеством разных потенциалов — культурным, историческим, научным. Почему заостряется внимание на войне — непонятно. Нужно было обсудить концепцию, получить общественное согласие по поводу изображения — это важно, а потом уже работать со специалистом над изображением. Это общий город, мы сами строим его, живем все вместе, поэтому такие решения не могут по-другому приниматься.

Необходимо пересмотреть процедуру [обсуждения] по общественным пространствам. Я не говорю о том, что не нужны специалисты, но нужно изначально концептуально все решать и согласовывать. Да, это непросто, будут у всех разные мнения, но когда все проводится доступно и публично, даже несогласные соглашаются с мнением лучшего. Надо выходить на администрацию города, на депутатов, Общественную палату. Это страшная история, мне просто неприятно и стыдно. Если бы это было мнение большинства — я бы согласился. Но я общался со многим экспертами, люди в шоке.

Светлана Гоцуленко, исследовательница города, экскурсовод:

Фото: Светлана Гоцуленко/Facebook

— Я считаю, что визуально это смотрится ужасно и совершенно не сочетается с первой частью горельефа, которая уже существует. Мне кажется логичным, что нужно было восстановить часть, которая не была создана (имеется ввиду часть горельефа, проект которой был создан к 250-летию Екатеринбурга, но не был реализован. По мнению Светланы Гоцуленко, можно попробовать найти его эскиз в архивах Художественного фонда — прим. ред.). Все три работы, которые были представлены на конкурсе, совершенно не соответствуют образу города, который есть лично у меня: не представлен XIX век, то есть «золотая лихорадка», благотворители — Нуров, Симанов, генерал Глинка (благотворителем его не назовешь, но это достаточно значимая фигура для города). Сведение все к важной, но милитаристской теме кажется примитивным, не побоюсь этого слова. Я бы объявила конкурс несостоявшимся, потому что не было представлено достойных работ. Такие случаи в истории много раз бывали, в этом ничего такого нет. 

Я согласна с мнением Константина Брылякова (директор «Екатеринбургского центра гидов» — прим. ред.), что было сформулировано техзадание таким образом, что скульпторы оказались в стесненных обстоятельствах. Мой вариант — мы восстанавливаем то, что было... Хотя это спорный вариант, честно говоря, потому что к левой части горельефа (композиция «Былинный Урал», установленная в 1960-е годы, – прим. ред.) в свое время тоже были вопросы, но он гораздо более выразительный. [...] Это не местечковый горельеф, а значимый объект, который должен считываться горожанами и гостями города. 

Если бы было общественное голосование, возможно, нужно представить более широкий круг представителей. Например, включить туристические сообщества, уральский совет экскурсоводов — это люди, которые показывают город другим приезжающим, да и простой горожанин, который ходит по Плотинке, имеет право высказать свое мнение, как она могла бы выглядеть. Оставить это в центре города кажется совершенно неразумным.

Константин Грюнберг, скульптор, автор горельефа:

— Я не читал мнения горожан, но мне говорили мои товарищи. Я уже привык к подобного рода сентенциям, поэтому я к этому отношусь нормально — есть и белые, и красные, и черные. Если кому-то что-то не нравится — сделайте пресс-конференцию, я все разъясню! У меня Академия художеств за плечами, где учился Суриков, Репин, Врубель, что я буду слушать какого-то деревенского злопыхателя? Я самодостаточный человек. [...] Я выиграл в конкурсе честно, благородно, я представляю то, что и как я представляю. 

В мэрии Екатеринбурга говорят, что перед формированием техзадания для скульпторов-участников проводили опрос горожан. Фото: Марина Молдавская/It's My City

Как в администрации Екатеринбурга формулировали техзадание для участников конкурса

В 2019 году проводился опрос на официальном портале Екатеринбурга, где горожанам предлагали выбрать темы для композиции горельефа. Варианты были следующие: расстрел царской семьи, закладка первого камня в фундамент Горного университета, становление Екатеринбурга столицей Урала, переименование Екатеринбурга в Свердловск, годы первых советских пятилеток и строительства новых крупных заводов, строительство Втузгородка, Городка Чекистов, Дома печати и других памятников, годы Великой Отечественной войны, строительство новых районов в 1960—1980-е годы, решение вернуть городу имя Екатеринбург. Согласно результату опроса, который It’s My City предоставил Дмитрий Фогель, за «Годы войны» проголосовали 33,8% участников опроса. 

— По результатам опроса был составлен лонглист из того, что желали видеть горожане. После этого специалисты, эксперты, организаторы конкурса совместно с Музеем истории Екатеринбурга сократили лонглист. В итоговый лист вошло то, что вошло в техзадание. Из этого листа участники и могли выбирать, у них не было задачи реализовать весь список, — рассказывает заместитель начальника департамента информационной политики администрации Екатеринбурга Виктория Мкртчян.

Что вошло в техзадание

Участники конкурса должны были отразить в композиции горельефа главные вехи истории XX века и современности, а также культурно-исторические особенности Екатеринбурга и его известных личностей. Вот так выглядело техническое задание в этой части:

1. Свердловск — столица Уральской области (1923–1934 годы). Культурный авангард. Первый секретарь обкома Иван Дмитриевич Кабаков (1891–1937 годы).

2. Уралмаш — строительство промышленного гиганта. Александр Петрович Банников и Владимир Федорович Фидлер — директор «Уралмашинстроя» и главный инженер (пуск завода — 1933 год).

3. Великая Отечественная война и эвакуация. Производство орудий (танки, зенитные орудия, минометы — «Уралмаш», «Уралэлектротяжмаш», завод имени Калинина, «Уралхиммаш» и др.) (1941–1945 годы).

4. Георгий Константинович Жуков — командующий Уральским военным округом. Дружеские отношения с Павлом Петровичем Бажовым.

5. Павел Петрович Бажов — всесоюзный сказочник и воплощение уральского характера.

6. Летчик Пауэрс и самолет-шпион, сбитый ракетой завода имени Калинина (1960 год).

7. Скульптор Эрнст Неизвестный: начало творческого пути в Свердловске (1925–2016 годы).

8. Борис Николаевич Ельцин (1931–2007 годы) — директор Свердловского домостроительного комбината, первый секретарь Свердловского обкома.

Могут ли горожане повлиять на изменение горельефа

— Результаты конкурса отменить нельзя. Он был объявлен, художники могли принять участие. Победителю могут рекомендовать доработать свой проект в соответствии с мнениями экспертов и горожан. Мы не ограничиваем их по времени. Мы работаем с автором горельефа в тесном контакте, отливка начнется не скоро, поэтому все предложения будем принимать, — говорит Виктория Мкртчян.

Если у вас есть конструктивное предложение, вы хотели бы, чтобы результаты конкурса были пересмотрены или в них внесли правки, можно отправить письмо в электронную приемную на сайте администрации Екатеринбурга. Лучше всего обратиться напрямую к главному художнику администрации Екатеринбурга Дмитрию Фогелю. Обращение должны обработать и принять в соответствии с законодательством. В течение 30 дней заявителю обязаны выслать ответ.

It’s My City работает в интересах городского сообщества. Если вам важно наличие такого медиа, поддержите нас донатом.