Американец решил растить свою дочь в России. Вот как он объясняет этот выбор | It's My City — Новости Екатеринбурга, России и мира
18+

«Когда она вырастет, то сможет переехать в США, если захочет»

Американец решил растить свою дочь в России. Вот как он объясняет этот выбор

Мнение
30 Сентября, 09:07, 2020 г.

Американец Луис Маринелли живет в России уже несколько лет. Не так давно его подруга забеременела и теперь вынашивает девочку, которую при рождении назовут Полиной. В колонке для It’s My City Луис рассуждает о том, как по-разному устроена семейная и бытовая жизнь в двух странах, и объясняет, почему он решил растить и воспитывать свою дочь в России.

«Как американец может жить в России семь лет и ни разу не напиться?»

Забавно, какие воспоминания сохраняет наша память, а какие нет. Хотя мне 34, из всех своих дней рождения я хорошо помню лишь десятый — впервые мой возраст измерялся двузначным числом. Это важный момент для мальчика. Пожалуй, десять лет — это один из немногих возрастов в жизни, когда ты действительно чувствуешь себя старше.

Кто-то может подумать, что прочие дни рождения я не помню, потому что слишком хорошо их отмечал. Но я не люблю алкоголь и никогда не был пьяным. Никогда в жизни. Так что дело не в этом.

Как американец может прожить в России в совокупности семь лет и ни разу не напиться? Можете спросить у моего друга Паши, с которым я познакомился в Самаре в 2007 году. Он все еще ждет, когда я с ним выпью... 

На самом деле, идея, что в России все любят напиваться, и особенно водкой, — это один из распространенных западных стереотипов о русских. Мой опыт жизни в России показывает, что он не совсем правдив. Ведь мой друг Паша предпочитает виски.

Паша и Луис. Фото: архив Луиса Маринелли

Американцы дальше разъезжаются от своих родственников, чем русские

Совсем недавно моей маме исполнилось 60 лет. В качестве сюрприза моя бабушка и ее муж тайком организовали видеозвонок со всеми членами семьи из разных точек, чтобы мы могли одновременно поздравить маму через интернет. У меня довольно большая семья, члены которой разъехались не только по всем Соединенным Штатам, но и по всему миру.

Мои мама и бабушка, а также мой дядя и одна племянница живут в штате Нью-Йорк, в моем родном городе Буффало, который находится недалеко от Ниагарского водопада. Моя сестра вместе со своим мужем и двумя из трех их детей живут в 450 км по прямой от них в штате Нью Джерси. Их третий ребенок, мой взрослый племянник, живет в Филадельфии, еще в 125 км на юг оттуда.

Луис Маринелли. Фото: Instagram @louisjmarinelli

У меня есть кузины, живущие со своими детьми в штате Мэриленд, недалеко от Вашингтона, в 500 км от нашего родного города. Моя тетя и ее дети все живут еще дальше — в 900 км по прямой от моей мамы в штате Северная Каролина. Еще один мой двоюродный брат живет в Греции, он христианский миссионер. Я, как вы знаете, живу в России. Но перед тем, как я перебрался сюда в поисках новой жизни, я жил в Калифорнии, а это 3500 км от моего родного города.

В этом кроется одно из различий между русскими и американцами. Я предполагаю, что в среднем члены русских семьей остаются географически ближе друг к другу, чем члены семей американских. Конечно, бывают исключения, но в целом это так. Я расспросил нескольких российских друзей о том, где живут их родственники. Редко когда люди уезжают друг от друга дальше чем на 150–300 километров. Исключение — переезды в Москву и Санкт-Петербург. Но если уж семья живет в Москве, то ее члены почти наверняка никуда оттуда не уедут.

«Все российские города практически одинаковые»

Побывав более чем в 50 местах в России, я могу сказать, что все российские города практически одинаковые, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга. В каждом российском городе есть почта, вокзал, аптека, статуя Ленина и церковь. Дальше находятся салоны сотовой связи и места, где можно подстричься, все как одно с названием «Парикмахерская» или «Салон красоты». В киосках с простым названием «Продукты» продают фрукты и овощи. Жилые районы — в основном пятиэтажные горизонтальные «хрущевки» без лифтов и вертикальные «брежневки» с красивыми балконами. Все симметрично и подогнано друг к другу, как в «Тетрисе».

Может быть, поэтому и нет особенной причины переезжать из одного города в другой, кроме тех случаев, когда появляется хорошее предложение о работе? А вот американцы всегда смотрят на карту Америки и думают: куда можно переехать? В данный момент моя сестра и ее муж рассматривают Орегон и Колорадо как варианты, куда перебраться в течение десяти лет, хотя они не знают никого в этих краях. И, казалось бы, почему? Ведь американские города тоже во многом одинаковые: почта, католическая церковь, «Макдоналдс», дома со звездно-полосатыми флагами.

Городок Newfane, NY, где Луис провел часть детства. Фото: Google

Но мои родственники говорят, что в Орегоне и в Колорадо красивая природа, а стоимость жизни ниже. Вот вы, к примеру, готовы переехать на Алтай, потому что там красиво и дешевле жить? При условии, что у вас там нет родственников и знакомых? Наоборот, все в России стремятся переехать в Москву. Даже с Алтая.

«Я не хочу, чтобы моя дочь росла в той ситуации, в которой рос я»

Итак, в 22:00 по московскому времени 19 сентября моя семья встретилась в Zoom. Многих из собравшихся на эту виртуальную встречу я не видел много лет. Моя мама была в шоке, когда во время обыкновенного звонка мы все внезапно начали появляться на экране. По ее словам, она никогда не забудет этот день рождения.

На 60-летие маме Луиса устроили сюрприз-вечеринку в Zoom. Фото: личный архив Луиса Маринелли

Как я воспоминаю свой десятый день рождения, я вижу себя со стороны. Вся семья собралась, я сижу за столом и немного переживаю, что мне пришлось делиться этим праздником со своим сводным братом, чей день рождения был спустя восемь дней после моего. В России вы тоже объединяете дни рождения детей одной семьи, если они находятся близко друг к другу? Если да, то знайте: это очень обидно для ребенка.

Точно так же у меня в памяти есть воспоминание об одном дне, когда я жил в Екатеринбурге. Я шел в центре города по улице Пушкина, уж не помню, куда и откуда. Именно тогда у меня родилась новая мечта. В тот момент я захотел завести ребенка. И не просто ребенка, а дочь по имени Полина. Не могу объяснить, почему именно Полина. Но с тех пор как это имя появилось в моей голове в тот день, оно прочно там застряло. Так что с большой радостью делюсь с вами новостью, что моя Полина уже зачата. Мы ждем ее 6 марта!

Луис и его дочь Полина — пока в животе у мамы. Фото: личный архив Луиса Маринелли

Так что мечта сбылась. Но появление Полины заставило меня думать о семье, о разнице в американских и русских семьях, и о том, где бы я хотел, чтобы моя Полина выросла. Моя первая мысль была о том, что семья моих родителей распалась, и я не хочу, чтобы Полина выросла в подобной семье. Ведь главная ответственность родителя — это обеспечить своим детям будущее лучше, чем было у них самих.

Одна из моих любимых песен — «Didn’t have to be» Брэда Пейсли. Ее лирический герой —  мальчик, который рассказывает, как рос без родного отца. Он поет о том, что когда его одинокая мама идет на свидание с новым мужчиной, это всегда что-то вроде интервью при приеме на работу. И что его мама всегда задумывалась, встретит ли она кого-нибудь, кто не убежит, узнав о том, что у нее есть сын?

Я уверен, эта ситуация знакома многим матерям-одиночкам в России. Так что русские и американские матери имеют нечто общее: у тех и других часто появляется необходимость воспитывать своих детей и одновременно искать мужчину, который полюбит их и — как минимум — подружится с их детьми. Но, мне кажется, американские матери легче справляются с этим. Я говорю это беззлобно по отношению к русским женщинам. Наоборот, если и есть тут чья-то вина, она лежит на тех мужчинах, которые принципиально не готовы знакомиться с женщинами с детьми. Таких, к сожалению, больше в России. 

«В маленьких городах Америки качество жизни в целом выше»

Когда мои родители развелись, я был совсем ребенком, не больше шести лет. У меня нет ни одного воспоминания о них как о паре. При их разводе моя сестра, которая старше меня на четыре года, решила остаться жить с нашей мамой, и американский судья одобрил это ее решение.

А меня тот же судья отправил жить под опекой отца. Видимо, я был слишком юн, чтобы решать самому. Хотя, естественно, я тоже хотел остаться жить с мамой. Возможно, если бы я уверенно заявил об этом в тот день в суде, судья мог бы дать маме опекунство и надо мной. Но я боялся обидеть отца и поэтому промолчал.

Луис и его сестра Лаура. Фото: личный архив Луиса Маринелли

Хотя суд вверил меня отцу, в первое время мои родители договорились о графике 4/4. То есть я проводил четыре дня с папой, затем четыре дня с мамой, потом обратно к папе и так далее. На какое-то время это цикл сработал, так как все мы жили рядом друг с другом и недалеко от школы. Но потом мой отец решил забрать меня в маленький городок с населением не больше 10 тыс. человек в 60 км от мамы. По решению суда, отец был обязан позволять мне видеться с мамой только каждые вторые выходные. Таким образом мы стали типичной разрушенной американской семьей.

Зачем мой отец переехал? По его словам, потому что в маленьком городке было безопаснее для ребенка и лучше образование. В этом кроется еще одно большое отличие между Америкой и Россией: у американцев есть стремление перебраться подальше от центра большего города, чтобы жить в тихом месте. А русские, наоборот, стремятся попасть в самый центр города, где они живут (или переехать в город из пригорода).

В малых американских городах не только чище воздух (как и в России). Качество образования в общественных школах малых американских городов выше. В том числе и школьная инфраструктура там современнее. Наркотиков меньше, люди более дружелюбные. Да и в целом качество жизни в малых городах Америки, пожалуй, выше, чем в крупных.

Луис возле школы в небольшом городке. Фото: личный архив Луиса Маринелли

В России для родителя, озабоченного образованием своего ребенка, переезд из большого города в малый городок был бы в глазах окружающих шагом назад. Я не знаю, какие показатели у школ больших и малых городов России, и могу тут ошибиться. Но после общения с людьми в России у меня сложилось именно такое впечатление.

Давайте проведем мысленный эксперимент. Как вы смотрите на идею переехать из крупного российского города, например, Екатеринбурга, в Бисерть, Верхний Тагил или в Рефтинский (это три городка примерно в 60 км от Екатеринбурга размером как раз с тот городок, куда отец увез меня) в поисках лучшей школы и более безопасного окружения для вашего ребенка? Мне кажется, на вас и екатеринбуржцы, и жители самих этих городков посмотрят, как русские смотрят на американца, переехавшего в Россию.

Кстати. Американец Луис Маринелли рассказывает о жизни в России и в своем Instagram. Подписывайтесь, чтобы следить за ним.

«Я принимаю решение, что моя дочь будет расти в России»

Хотя семья моих родителей развалилась, моя мама после ее первого брака еще дважды вышла замуж (если она узнает, что я об этом пишу, она убьет меня — хорошо, что не знает русский). При этом ее будущие мужья приняли мою сестру, а позже и меня, когда я наконец-то набрался смелости сказать отцу, что хочу переехать к маме. Мне было 13 лет. 

После моего переезда отец затерялся в одном из южных штатов. Мы много лет не общались, но в этом году он приехал ко мне в Москву в гости на новогодние праздники. Теперь мы пытаемся заново построить наши отношения.

Луис с отцом в Москве. Фото: личный архив Луиса Маринелли

Мой отец принял решение, чтобы я рос в малом городе Америки, где лучше образование и безопаснее. А я принимаю решение, чтобы Полина выросла в России, а не в США. Сейчас я работаю учителем и воспитателем в детском саду в Москве. У меня опыт работы в общественных и частных начальных школах в Екатеринбурге и в Москве. Школьная культура России нравится мне больше, чем в США. Если мы все-таки переедем в Америку, то я решусь на домашнее образование. И не из-за пандемии, а чтобы избежать идеологической и культурной обработки со стороны американских школ и учителей.

И мне нравится, что в России люди все еще уважают идею «родительских прав», тогда как в Америке их становятся меньше и меньше, а соцработники вмешиваются в семьи все больше и больше.

И мне нравится, что в России Полина может расти до трех лет, пока ее мама Диана сидит в декрете, получая декретные выплаты полтора года. Меня сильно смущает, что матерей в Америке гонят обратно на работу после родов. У нас нет декрета как такового на федеральном уровне.

И мне нравится, что Полина станет носителем русского языка, живя в России, но одновременно будет носителем английского, живя со мной.

И все-таки у Полины будет и российское, и американское гражданство. Если она вырастет и захочет переехать в Америку, у нее будет такая возможность. Если, конечно, эта страна будет существовать, когда моя дочь будет достаточно взрослой, чтобы принимать такое решение.

План будущих поездок Луиса по России. Фото: Луис Маринелли

А я скоро снова поеду на Алтай, новый год планирую встретить в Иркутске и на Байкале, а весной обязательно поделюсь с вами впечатлениями от рождения ребенка в российской больнице. До встречи!

Понравилась колонка Луиса Маринелли? Почитайте другие его публикации:

Гражданин США побывал в 53 местах России и рассказывает о важном отличии между русскими и американцами

Что американец думает о русских женщинах, прожив в России четыре года. Колонка Луиса Маринелли

Американец Луис Маринелли два года жил в Екатеринбурге, а теперь переехал в Москву. Вот его впечатления

А вот Instagram Луиса Маринелли. Подпишитесь на него, если вам интересен этот автор.

It’s My City работает в интересах городского сообщества. Если вам важно наличие такого медиа, поддержите нас донатом.