Как ностальгическое хобби превратилось в бизнес с выручкой 2 млн рублей в месяц. История Виталия ЛистраткинаПредприниматель Виталий Листраткин, основной бизнес которого — услуги связи, несколько лет назад увлекся коллекционированием старых виниловых пластинок. Потом решил открыть интернет-магазин для их продажи. В первый месяц выручка составила всего 3000 рублей, а теперь Листраткин, возможно, крупнейший на Урале торговец раритетным винилом. Магазин превратился в работающий прибыльный бизнес. Вот история, рассказанная самим бизнесменом из небольшого уральского города Первоуральска.
18+

«Бухгалтер ругалась из-за убытков, но я просил потерпеть»

Как ностальгическое хобби превратилось в бизнес с выручкой 2 млн рублей в месяц. История Виталия Листраткина

14 Сентября, 07:06, 2020 г.
Автор: Дмитрий Колезев

Предприниматель Виталий Листраткин, основной бизнес которого — услуги связи, несколько лет назад увлекся коллекционированием старых виниловых пластинок. Потом решил открыть интернет-магазин для их продажи. В первый месяц выручка составила всего 3000 рублей, а теперь Листраткин, возможно, крупнейший на Урале торговец раритетным винилом. Магазин превратился в работающий прибыльный бизнес. Вот история, рассказанная самим бизнесменом из небольшого уральского города Первоуральска.

— Мой основной бизнес — интернет-провайдер «Интерра». Пластинки в моей жизни появились спонтанно. В 2014 году году жена подарила мне виниловый проигрыватель. Я купил пару пластинок. Потом кто-то зашел, принес еще — от родителей осталось. Не успел я оглянуться, как у меня стоит уже сотни две пластинок.

Пошустрил по интернету, что творится в стране по этой теме. Нашел петербургский магазинчик, который торгует пластинками. Глянул его юзабилити, купил у них пару десятков пластинок. И подумал, что мы можем сделать магазин не хуже. Позвал штатных разработчиков, показал им. Парни говорят: «Мы может вот тут и тут лучше сделать».

3 июля 2015 года запустили сайт, выставили туда две сотни пластинок. Я буквально на коленках все это рекламировал. За первый месяц мы продали тысячи на три рублей. Но меня удивило, что все это вообще можно продавать.

Первое время главный бухгалтер мне говорила: «Что за фигня, еще убытки нам этот магазин будет генерировать». Но я просил потерпеть. Во втором месяце было 30 тысяч выручки, в третьем — 50. Думаю: ого, пошло!

Сейчас у нас 13 тысяч наименований, а всего пластинок тысяч 20–25. Все хранятся в магазине в Первоуральске и доставляются отсюда по всей стране. Покупать и перепродавать пластинки под заказ — это не работает, тебе нужен свой запас.

Эта работа сродни антикварному бизнесу. По сути это и есть антиквариат. У меня есть и новые пластинки, но основную кассу делают старые. Больше всего ценят оригинальные пластинки. 

Иногда бывают казусы. Находишь старую пластинку, которая и звучит плохо, и название неизвестное, а стоит прилично. Потому что редкая. Вот молдавский ансамбль «Кобза» — кто вообще про такой слышал? А стоит пластинка 1 тыс. рублей, для старого советского винила это немало.

Самая дорогая пластинка у нас в магазине сейчас стоит около 7 тыс. рублей — это оригинальная пластинка Manowar 1984 года. Я сам фанат Manowar, у меня даже татуировка с этой обложкой есть.

В закупе пластинка стоит примерно треть от цены продажи в магазине. Все остальное — это добавленная стоимость, которая создается магазином. Что входит в эту цену? Поиск пластинок, их выбор, проверка, обработка. Я езжу в Питер к специальному дилеру, который готовит для меня отдельный лот. Перепроверяю в нем пластинки. Тут должен быть набит глаз. Потом пластинки оцениваются, пробиваются по каталогам, заносятся в нашу базу.

До пандемии я повадился ездить в Стокгольм — это Мекка виниломанов. Мы приезжаем туда с товарищем на трое суток, катаемся по всем «злачным» виниловым местам, выбираем пластинки, упаковываем и отправляем в Россию.

Примерно раз в год случается такое: умирает какой-нибудь коллекционер. Наследники смотрят на гору пластинок и не знают, что с ней делать. Начинают искать, куда это продать. Если это происходит на Урале, то достаточно часто выходят на нас. Мы смотрим, оцениваем, торгуемся.

В конце июня мы таким образом купили огромную коллекцию — 12 тыс. пластинок. До сих продолжаем разбирать их. Там исключительно старые русские пластинки. Купили примерно за 3 млн рублей. За два месяца успели разобрать примерно половину.

После покупки пластинки промываются, чистятся с ультразвуком в специальной ванне с изопропиловым спиртом. Потом фотографируются и заносятся в каталог.

Думаю, на уральском рынке я сейчас крупнейший продавец такого винила. 

Интересуются и аудиокассетами. Не так давно нам в руки попала партия чистых запечатанных аудиокассет, двести штук. Разобрали моментально. Это прикольно — записать песни своей молодости на аудиокассету.

Пластинки, кассеты — это не про музыку и не про звук. Это чистой воды ностальгия. Взять пластинку, потрогать, посмотреть на конверт, понюхать. Все эти детские о юношеские ассоциации и являются базисом продаж.

Сейчас пластинки стали стабильным бизнесом с выручкой в 2 млн рублей в месяц. В магазине, включая меня, работает пять человек. Рынок стабильный, быстрого роста нет, но и не падает. Мы доставляем по всей России, доставка занимает максимум пять дней.

Сходите на сайт магазина пластинок «Интерра».

А вот наш рассказ об основном бизнесе Виталия Листраткина и его жизненных принципах.

Фото Марины Молдавской, рассказ записал Дмитрий Колезев.

Партнерский материал.