Как я пытался принять участие в «общественном обсуждении». Стало понятнее, откуда берутся протесты в городахДавайте расскажу, как устроена система общественных обсуждений в Екатеринбурге (и многих других крупных городах). По идее, эта система должна обеспечивать участие горожан в принятии решений о том, как будет развиваться город — где что построят, по каким правилам будут строить и так далее. На деле же механизм сконструирован так, чтобы жители города как можно меньше были вовлечены в местное самоуправление. В итоге их ставят перед фактом (например, «Тут будет не сквер, а храм») и они вынуждены протестовать.
18+

Горожане как помеха

Как я пытался принять участие в «общественном обсуждении». Стало понятнее, откуда берутся протесты в городах

Мнение
28 Августа, 10:46, 2020 г.
Фото: Станислав Насонов
Журналист, издатель It's My City

Давайте расскажу, как устроена система общественных обсуждений в Екатеринбурге (и многих других крупных городах). По идее, эта система должна обеспечивать участие горожан в принятии решений о том, как будет развиваться город — где что построят, по каким правилам будут строить и так далее. На деле же механизм сконструирован так, чтобы жители города как можно меньше были вовлечены в местное самоуправление. В итоге их ставят перед фактом (например, «Тут будет не сквер, а храм») и они вынуждены протестовать.

Вы не можете пройти

— Вы не можете пройти! Не видите объявление? — недобрый охранник на входе в администрацию Екатеринбурга перегородил мне дорогу. В объявлении, о котором он говорит, написано, что из-за коронавирусной инфекции посещение здания мэрии ограничено. Горожан с улицы теперь не пускают дальше порога.

— Сейчас проходит общественное обсуждение, — говорю я. — Вот, смотрите, это постановление главы города. Здесь сказано, что на втором этаже здания городской администрации проходит экспозиция материалов общественного обсуждения. Каждый житель города может прийти и посмотреть.

Я не ожидал, что мэрию придется брать штурмом, поэтому постановление не распечатал. Показываю его охраннику прямо на экране ноутбука.

Он с недоверием читает текст. Качает головой.

— Пустить вас все равно не могу. Звоните сотрудникам администрации, пусть вас встречают и проведут.

— Но кому звонить? Тут же сказано, что это общедоступная экспозиция. 

— Сейчас в любом случае звонить бессмысленно, обед. После обеда звоните кому-нибудь.

Вот фрагмент нашего общения на видео:

В тот день я так и не смог попасть в мэрию, чтобы ознакомиться с материалами важного общественного обсуждения об изменении плотности городской застройки. Наверное, если бы я показал журналистское удостоверение, пройти было бы проще, но мне хотелось понять, как работает эта система для обычных горожан. Оказалось, работает очень плохо.

Единственный, кто пришел

Через несколько дней я вновь пришел в администрацию, вооружившись всеми необходимыми документами и запасшись терпением, чтобы объяснить охране цель моего визита. Через четверть часа ко мне наконец вызвали сотрудницу Департамента архитектуры, которая любезно провела меня на второй этаж и показала большой тачскрин, в котором действительно были загружены необходимые материалы.

Я зашел в кабинет и попросил посмотреть «Журнал учета посетителей экспозиции проекта». Это книга, в которой посетители могут высказать свое мнение по поводу материалов общественного обсуждения. Журнал, заведенный еще полгода назад, был девственно чист, ни одной записи. Согласно этому документу, материалы общественных слушаний до меня не смотрел никто.

В 2018 городская дума Екатеринбурга отказалась от проведения очных публичных слушаний по градостроительным вопросам и заменила их заочным «общественным обсуждением» в интернете. Само по себе это было огромным шагом назад. Горожане потеряли возможность выражать свое мнение, для СМИ исчезли информационные поводы, а решения стали приниматься еще более келейно, чем раньше.

Но и заочное обсуждение можно было бы организовать намного лучше. Сейчас это полная катастрофа.

Городской интерфейс

Я предлагаю подумать об этой ситуации с точки зрения интерфейса. Горожане — это пользователи муниципальной системы. То, насколько они вовлечены в работу системы, зависит от интерфейса — способа взаимодействия. Насколько им удобно и просто пользоваться этой системой?

Любой дизайнер интерфейсов скажет вам, что каждое лишнее действие отсекает огромное количество пользователей. В веб-интерфейсах один лишний клик может отрезать от сервиса миллионы пользователей, которым просто не хочется этот клик совершать. В результате сервис потеряет пользователей и разорится. Так устроены современные люди, так устроен современный мир.

Марина Молдавская / It's My City

С этой точки зрения муниципальная власть вообще и процедура общественного обсуждения в частности — это один из худших интерфейсов, что мне приходилось встречать.

Полагаю, это «не баг, а фича». Создатели этого интерфейса намеренно действуют так, чтобы соблюсти формальности, но при этом сделать так, чтобы как можно меньше людей реально участвовали в процедуре.

Как надо?

Как это должно быть устроено по-хорошему? Представим, что администрация была бы реально заинтересована в том, чтобы жители города участвовали в обсуждении решений и выражали свое мнение. 

Тогда:

1. Жителям города нужно было бы как следует донести информацию о том, что слушания проводятся.

2. Горожан бы мотивировали участвовать в слушаниях всеми способами.

3. Доступ ко всем материалам слушаний был бы легким, «в один клик».

4. Каждому было бы легко и удобно выразить свое отношение к обсуждаемому вопросу.

5. Ход обсуждения и его результаты бы активно освещались, чтобы жители понимали важность и полезность этого действия.

На самом деле все наоборот. Логика существующей процедуры — «чем меньше пользователей, тем лучше».

Что не так?

Вот как это устроено сейчас.

Во-первых, про общественные обсуждения можно узнать, только основательно порывшись на сайте администрации Екатеринбурга. Вот прямо сейчас в городе идет 17 общественных обсуждений проектов, включая два очень масштабных — об изменении правил землепользования и застройки и правил благоустройства. О скольких слышали вы?

Во-вторых, чтобы участвовать в слушаниях, горожанин должен для начала понять, о чем вообще речь — ознакомиться с материалами слушаний. Очно сделать это практически невозможно — человека с улицы в администрацию не пускают, нужно проявить большую настойчивость (см. мой опыт).

В интернете информация о предмете обсуждения публикуется, но с задержкой, через несколько дней после объявления о начале слушаний, то есть горожане-пользователи должны несколько раз возвращаться в нужный раздел на сайте, отслеживая публикацию.

Как правило, материалы слушаний — сложные документы, понять которые неспециалисту трудно. Краткого и простого изложения для горожан не делается. В результате иногда даже депутаты гордумы не понимают, о чем идет речь.

Марина Молдавская / It's My City

В третьих, еще сложнее собственно принять участие в общественном обсуждении, зафиксировав свое мнение. Тут вариантов три. 

Первый — прийти в администрацию города и района лично и оставить запись в специальном журнале. Но пробиться через охрану будет непросто. Судя по чистому журналу, который я увидел в мэрии, этим путем с начала года не ходил вообще никто.

Второй вариант — отправить в администрацию Екатеринбурга бумажное письмо. Что в 2020 году само по себе непривычно. При этом нужно не забыть предоставить копию паспорта, правильно указать все свои данные. Любая ошибка дает чиновникам основание не принимать письмо во внимание.

Третий вариант — оставить свой отзыв в интернете. Вроде бы это самый демократичный путь, но и в нем много подводных камней. Конечно, нужно залогиниться на сайте городской администрации через «Госуслуги» — и это правильно. Но затем требуется сначала «подать заявку на участие в общественном обсуждении», приложив документы, которые дают вам право это делать. Через некоторое время заявка будет рассмотрена, о чем вас никак не уведомят (по крайней мере меня не уведомили), и вам нужно будет повторно зайти на сайт, чтобы оставить свое мнение.

Помните про лишние клики? Здесь интерфейс выстроен таким образом, чтобы 99% пользователей махнуло рукой и сказало — «Да ну его на фиг». Нужно быть очень, очень настырным гражданином, чтобы все-таки пройти этот квест. Ходить на сайт, искать обсуждения, следить за публикацией материалов, пытаться их понять, отправлять заявки, дожидаться рассмотрения, только потом оставлять свои замечания. 

Марина Молдавская / It's My City

Или же кто-нибудь должен помочь вам сделать все это — как, например, Гильдия строителей Урала, которая раздает готовые бланки членам строительных организаций, чтобы потом отнести их в городскую администрацию и сдать аккуратной стопочкой.

Кстати, когда общественные обсуждения пройдут и наконец опубликуют их протокол (найти его на сайте будет не проще, чем уведомление о проведении слушаний), вашу оценку или предложение могут просто отклонить как не соответствующую предмету обсуждения или не принять во внимание как недостаточно аргументированную. Таких примеров в протоколах хватает.

При рассмотрении вопроса о строительстве Собора святой Екатерины поступило 3107 одинаковых предложений в поддержку строительства

К чему это приводит? К протестам, как это случилось в сквере у Драмтеатра в 2019 году. Тогда ведь тоже решение о переводе земель сквера в другую категорию принималось после формального «общественного обсуждения», в ходе которого 93% участников высказались «за». А потом выяснилось, что на деле горожане выступают против, и даже опрос ВЦИОМ показал, что со строительством в сквере не согласны 74%. 

Этот эпизод стал демонстрацией полной несостоятельности «общественного обсуждения» как механизма согласования интересов. Много говорилось о том, что процедуру нужно изменить. Но в итоге все оставили как было. Важнейшие для города вопросы по-прежнему решаются так, чтобы горожане как можно меньше совали в них свой нос.

Горожане как помеха

Боюсь, это отражает системный подход нынешнего городского руководства. Предполагаю, оно не считает участие горожан в управлении города чем-то полезным. Горожане скорее воспринимаются как помеха — вечно недовольные, чего-то требующие, не дающие администрации спокойно строить дороги, реконструировать парки и проводить благоустройство. Власть забывает, что эти вещи делаются в первую очередь для горожан, а не для чиновников и подрядчиков.

Выходом из ситуации мне лично видится возвращение к очному формату общественных слушаний или сочетание двух форматов, очного и заочного. Горожане должны иметь возможность прийти и выразить свое мнение непосредственно, привлекая внимание СМИ, приглашая известных жителей города, организуя общественные кампании за или против предполагаемых решений. 

Пока этого не случилось, для гражданского общества напрашивается еще один возможный выход — начать активнее использовать существующую систему. Следить за общественными обсуждениями и в случае необходимости организовывать массовое голосование против нежелательных изменений. Начать можно с того, чтобы призвать неравнодушных граждан регистрироваться на сайте городской администрации через "Госуслуги" и освоить процедуру выражения мнения. Да, власть сделала плохой интерфейс, но ответственность за неучастие в обсуждении лежит и на горожанах.

Нам нужно чаще задумываться о смысле слов «местное самоуправление». Подразумевается, что это совместные действия горожан по управлению своим городом. К сожалению, пока что на деле единственная ситуация, в которой голос горожан слышен, — это митинги и протесты. Причем такие, которые заметят в Кремле. 

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

It’s My City работает в интересах городского сообщества. Если вам важно наличие такого медиа, поддержите нас донатом.