Екатеринбургский журналист написал сборник баек про «русского Швейка» Богдашку Топорка. И это новый взгляд на историю Урала
18+

«При всех потугах на третью столицу история у нас бедноватая»

Екатеринбургский журналист написал сборник баек про «русского Швейка» Богдашку Топорка. И это новый взгляд на историю Урала

20 Августа, 05:00, 2020 г.
Автор: Дмитрий Колезев

Осенью в Екатеринбурге выйдет сборник рассказов журналиста, шеф-редактора информагентства ЕАН Александра Кириллова, — «Богдашка Топорок». Это набор небольших историй о вымышленном (хоть и обладающим историческим именем) персонаже XVII века — одном из первых русских поселенцев на Урале. По уральской традиции, автор назвал это «сказами».

Имя герою дал уральский политик Антон Баков, выступивший спонсором литературного проекта и написавший к юморескам в меру серьезное историко-публицистическое вступление. Благодаря этому комментарию сказы про Богдашку Топорка превращаются в новый взгляд на историю Урала, отличающийся  от привычного нам, описанного в учебниках. Мы поговорили об этом с автором книги — Александром Кирилловым.

— Откуда взялась эта идея? Ты политический журналист. А тут XVII век, сказы, все это неожиданно.

— Все начиналось как шутка. В Екатеринбурге у многих людей есть ощущение, что при всех потугах на третью столицу, история у нас на самом деле бедноватая. Есть трагическая кончина семьи Романовых, Ельцин, не очень внятные воспоминания о горнозаводской цивилизации, Демидовых и так далее. Все это немного сдобрено Маминым-Сибиряком, фильмом «Угрюм-река» и, конечно же, Бажовым с его малахитом, мастерами и огневушками-поскакушками. На этом все.

В принципе, для среднего российского региона этого было бы и достаточно. Тем более, мы же не Европа, где каждой деревне по восемьсот лет. У нас история достаточно коротка. Но мы ведь Свердловская область, есть ощущение, что чего-то не хватает, нужно еще посмотреть, покопать.

Однажды мы совершенно абстрактно делились ощущениями на этот счет с Антоном Баковым. Как выяснилось, наши взгляды совпали. Мы обсуждали, что Уралу не хватает своего Ходжи Насреддина или условного Швейка, какого-то смешного, легкого, чудаковатого персонажа.

Антон, в отличие от меня, занимался также личными архивными изысканиями, историями своей семьи и сказал, что готов поучаствовать в создании книги. Более того, даже посоветовал образ своего предка — Богдашки Топорка.

— Богдашка Топорок — это кто?

— Это образ условного первооткрывателя Урала. Примерно в одно время отцы-пилигримы приплыли в Америку, а Богдашка Топорок пришел на Урал. Конечно, он не был тут первым человеком, и до него тут жили люди, была какая-то экономика, история, традиция. Но для нас это один из первых русских людей, появившихся тут в самом начале XVII века. Хочется понятный, персонифицированный образ.

— Как я понял, Богдашка Топорок — это реальный исторический персонаж, самый дальний уральский предок, которого Баков смог у себя проследить в ходе генеалогических изысканий. Но про него почти ничего неизвестно, так что в твоей книге это не исторический персонаж, а литературный.

— Не было задачи писать о конкретном человеке. Баков по образованию металлург, сейчас он историк-любитель. Я заканчивал истфак, но по специальности «История КПСС», и всю жизнь меня больше интересовал XX век. У нас не было задумки «лепить» какого-то серьезного персонажа, проверять соответствие фактам. Да и скучно это. Мы с самого начала хотели сделать что-то веселое, вневременное, короткие истории. Рассказ сквозь время.

— К этим веселым историям Баков написал довольно серьезное предисловие. Мне там показались интересными две мысли. Первое — это то, что он настаивает: освоение Урала русскими, его заселение начались задолго до Демидовых и происходило еще в самом начале XVII века.

— Если спросить даже продвинутых екатеринбуржцев, свердловчан про историю Урала, 99% из них вспомнят лишь Петра I, Демидова, который затопил в башне своих рабочих, абстрактные заводы. А что было до этого — вообще темный лес. А ведь это целый век...

— В нашем представлении — только какие-то дикие вогулы, нынешние манси.

— Да, а потом пришли солдаты, всех разогнали, поставили в стойло, загнали на заводы, заставили работать. И так начался современный Урал. Это общее, схематичное представление об истории Урала.

— «Богдашка Топорок» — о том, что было иначе?

— Множество русских поселенцев тут появилось еще во времена Смуты, а скорее всего и раньше.

Люди уходили из европейской части России. Страна была большая, огромные площади неосвоенных и нераспаханных земель. Спасаясь от нестабильности, от жестокости власти, от войны, люди просто садились на подводы, на лошадей или даже пешком уходили на восток. Туда, где было меньше государства, была хорошая, хоть и суровая природа, где можно было заниматься хозяйством.

Ключевое отличие от этих поселенцев от местных жителей было в том, что пришлые уже умели заниматься сельским хозяйством, поэтому при них началось подлинное освоение территории. Это было очень уральское, рискованное, но все-таки земледелие. Но, конечно же, государство и тогдашние налоговики их скоро догнали.

— И вторая мысль, которая мне показалась даже несколько провокационной, — это то, что петровско-демидовская индустриализация Урала, которую обычно изображают как шаг вперед, на самом деле замедлила развитие региона, где уже сложилась более-менее успешная экономика.

— Нас с советских времен учили, что Петр I при всех его причудах, был передовым царем. Он вытащил нас из патриархальности, построил Санкт-Петербург, превратил бородатую Московию в передовую европейскую державу — в военном, политическом и других смыслах. Но есть и известная совершенно другая точка зрения. Не факт, что произошедший при Петре перелом через колено был благом. Был старый русский уклад, который он уничтожил. Возможно, если бы Петра не было или он был бы другим, траектория развития страны была бы иной, и, возможно, в итоге лучшей.

Это же касается и Урала. Принято считать, что развитие металлургии здесь было безусловным благом. Спорный вопрос. Я недавно был в Оленьих ручьях, там стоит дерево, которому 300 лет. Это одно из немногих деревьев в окрестностях, которые появились до рождения Екатеринбурга. Из-за ранней индустриализации основной лесной фонд у нас был вырублен по 2-3 раза. Как это сказалось на укладе?

Вовсе не факт, что дорога, по которой мы пошли, — единственно верная и прогрессивная.

— Если говорить о Топорке как о литературном персонаже, то какой он? Какие уральские черты в нем проявляются?

— Он крестьянин-хитрован. Вынужден платить налоги, но, по старой русской традиции, пытается максимально уклоняться от этой напасти.

Главное, этот человек — не тихий забитый раб. Если он снялся со старого места и уехал в новые края — это был субъект смелый, в чем-то даже передовой для своего времени.

— Вы решили не рассказывать его историю хронологически. Почему?

— Мы отказались от хронологического порядка, все истории перемешаны. Там есть и совершенно фантастические темы, встречи с известными людьми своего времени.

— Какие, например?

— Все начинается со встречи с ханом Кучумом. Богдашка приезжает на Урал, встречается с ханом, и тот ему намекает, что жизнь здесь тяжелая, земля трудная. Но первопоселенец решает попробовать.

— Меня удивило, что в книге про XVII век много отсылок к современности. Одна история называется «Богдашка Топорок и Уральская республика». А еще в книге фигурирует персонаж по имени Россель.

— Богдашка живет сквозь время, он вне времен. Действительно, истории не ограничены историческими рамками. Хотя наш Россель в книге — это не бывший губернатор Свердловской области Эдуард Россель, а персонаж с таким же именем и схожими чертами.

— Собираетесь как-то развивать проект после выхода книги?

— Может быть, сделаем комиксы или мультфильмы. Есть идея убрать из книги «взрослые» истории, добавить детских, чтобы появился детский вариант книги, который можно было бы отправить в соответствующие библиотеки.

Соображений много. Свердловская область сегодня в плане исторического, туристического креатива — такое же непаханое поле, как земля, которую здесь увидел в 1601 году Богдашка Топорок.

— Важная часть книги — иллюстрации Максима Смагина. Почему выбрали этого художника?

— Максим, как и я, выпускник истфака, мы с ним однокурсники, знакомы уже больше 30 лет. Это известный уральский карикатурист.

Когда мы думали, как иллюстрировать книгу, конечно, первой идеей было сделать ее в «тяжелом» бажовском стиле, с малахитом и медной горой. Но потом мы поняли, что раз герой у нас веселый и вневременной, лучше сделать легкие скетчи, почти наброски. Я сразу вспомнил про Максима, предложил ему — и он согласился.

Издателем выступил владелец издательской группы Игорь Ильичев, автор знаменитой серии «Коты Ильичева».

В общем, в итоге у нас сложилось некое содружество «режиссеров-единомышленников». Кажется, у Тарантино был такой термин.

— Когда вы ее выпустите?

— Книга была готова в ноябре прошлого года, был вариант выпустить ее к историческому дню рождения Екатеринбурга, но не успели. Потом начались рождественские и новогодние праздники, а затем пандемия коронавируса.

Теперь ситуация немного улучшилась, все расслабились, при этом люди истосковались по отвлеченным от грустных реалий, по веселым вещам. Кажется, сейчас хорошее время для старта.

Партнерский материал. Текст опубликован при поддержке Фонда архитектурного наследия — Императорского Дворцового Фонда.

Мы работаем в интересах наших читателей. Если вам важно наличие такого СМИ, поддержите нас донатом.