Офицер-подводник, служивший на подлодке с ядерным оружием, переехал в сухопутный Екатеринбург. Вот его историяНовый герой цикла «Горожанин» — капитан второго ранга Александр Репенков. Подводник, проходивший службу на Северном флоте в 31-й дивизии подводных лодок, сегодня живет в Екатеринбурге и возглавляет фонд «Помощи экипажам ракетных подводных крейсеров стратегического назначения "Екатеринбург" и "Верхотурье"». Он рассказал It’s My City, как действует на экипаж лодки постоянный риск, как часто подводники моются, где стирают вещи и что чувствуют люди, у которых в руках оружие, способное уничтожить целый континент. Это партнерский материал, который мы выпускаем вместе с компанией «Атомстройкомплекс».
18+

«После автономки лица у экипажа зеленовато-землистого цвета»

Офицер-подводник, служивший на подлодке с ядерным оружием, переехал в сухопутный Екатеринбург. Вот его история

Горожанин
12 Августа, 10:30, 2020 г.
Автор: Андрей Ермоленко
Фото: Алина Шешеня

Партнер проекта

Новый герой цикла «Горожанин» — капитан второго ранга Александр Репенков. Подводник, проходивший службу на Северном флоте в 31-й дивизии подводных лодок, сегодня живет в Екатеринбурге и возглавляет фонд «Помощи экипажам ракетных подводных крейсеров стратегического назначения "Екатеринбург" и "Верхотурье"». Он рассказал It’s My City, как действует на экипаж лодки постоянный риск, как часто подводники моются, где стирают вещи и что чувствуют люди, у которых в руках оружие, способное уничтожить целый континент. Это партнерский материал, который мы выпускаем вместе с компанией «Атомстройкомплекс».

— Александр Владимирович, как становятся подводниками?

— Я родился и вырос на Каспийском море, в Баку. Мои родители — военные моряки, служили в частях ПДСС (противодиверсионные силы и средства), выполняли различные важные государственные задачи. Дедушка — краснофлотец, в годы Великой Отечественной служил на Каспийской флотилии, воевал на  Кавказе. В общем, родившись на море в семье моряков, я с самого детства знал, что моя жизнь тоже будет связана с морем. Напротив моего дома располагалось военно-морское училище, где готовили штурманов — и все мое детство прошло на территории училища.

Прочитав где-то про Ленинградское нахимовское военно-морское училище, я сразу захотел туда поступать. В возрасте 14 лет поступил и в 1990 году его закончил. И сразу пошел в высшее военно-морское училище. После того, как я выпустился из высшего училища подводного плавания имени Ленинского комсомола, вся дальнейшая служба была связана с Северным флотом. 31-я дивизия подводных атомных ракетоносцев, которая базируется в Гаджиево Мурманской области, была моим первым и единственным местом службы. Я служил на подводных крейсерах, служил в штабе, заканчивал службу начальником отдела кадров 31-й дивизии.

Алина Шешеня / It's My City

— Вся ваша жизнь была связана с морем. Как оказались в сухопутном Екатеринбурге?

— С Екатеринбургом до моего переезда сюда меня вообще ничего не связывало. У нас (имею ввиду супругу и двух наших детей) к моменту увольнения даже квартира была в Санкт-Петербурге. Ведь, как и у многих подводников Северного флота, вся моя жизнь была связана с Питером — прямо с Нахимовского училища. Но Екатеринбург был очень заметен в масштабах всей страны. Посмотрев на те события, которые на Урале уже прошли или еще планировались: саммит стран ШОС, Чемпионат мира по футболу, выставка EXPO, я понимал — город очень значимый и развивающийся. Ко времени переезда я уже заканчивал Академию госслужбы и осознавал — в Екатеринбурге много предприятий и организаций, которым нужны грамотные управленцы. По большому счету ведь не важно, чем профессионально управлять — военным коллективом или кадровой службой университета — задачи и ответственность одни.

Мой переезд с семьей на Урал состоялся в 2011 году. Даже не прилетая в Екатеринбург, с помощью интернета и советов друзей мы заранее выбрали район, в котором хотели бы жить. Нам понравился Ботанический. Определились с квартирой (застройщик «Атомстройкомплекс»), дистанционно заключили договор и купили ее. Весь этот процесс оказался достаточно простым. Дом нам очень нравится: свое ТСЖ, ответственный председатель, адекватные соседи, уютный двор и детская площадка. Машину есть куда поставить и с собакой есть где погулять. Бульвары с обеих сторон — приятно пройтись вечером. Живем тут уже много лет, и я считаю — нам с выбором дома повезло. Буквально через неделю после переезда меня пригласили на работу — начальником управления кадров УрГЭУ-СИНХ. Три с половиной года я проработал в университете, а затем перешел на работу в фонд.

— Чем занимается фонд? Кому вы оказываете помощь?

— Это фонд «Помощи экипажам ракетных подводных крейсеров стратегического назначения "Екатеринбург" и "Верхотурье"». В следующем году ему исполняется 20 лет. Его учредителями являются руководители компании «Таганский ряд». Многие помнят 1990-е годы, когда армия, флот и вся страна трещали по швам. Исторически народ всегда помогал своей дружине  — поэтому на просьбу о помощи откликнулись уральцы. На первоначальном этапе, в первые годы работы фонда, аккумулировали помощь и просто отправляли контейнеры со всем необходимым — начиная от туалетной бумаги и одеял для матросов срочной службы и заканчивая продуктами для экипажей. Ведь тогда не хватало самого необходимого.

На Крайнем Севере девять месяцев — зима. А Гаджиево — маленький город, в котором даже нет кинотеатра. С 2016 года у нас существует договор с «Артеком» — на лето отправляем ребятишек с севера к теплому морю. Шефы стали возить в гарнизон на Север концерты, а на зимние каникулы привозить сюда, на Урал, детей и жен подводников. В последние четыре года возим группы по 50-60 человек. Все, что есть интересного, нового, «продвинутого» и хорошего в Екатеринбурге и области, стараемся показать гостям. Одновременно в лучшем медицинском центре Екатеринбурга организуем полное обследование для ребят. Оплачиваем детям все: проезд, размещение в гостинице, питание, мероприятия программы. Многие годы нам помогает губернатор — с транспортом, переговорами с крупными предприятиями-партнерами.

Подводники очень просили нас помочь со стройкой храма, и в Гаджиево появился православный храм. Конечно же, он освящен в честь святого апостола Андрея Первозванного — покровителя российских моряков. При нашем участии строится храм и в главной базе Тихоокеанского флота, на Камчатке, в городе Вилючинске. Буквально несколько дней назад там освятили и установили кресты и купола изготовленные и доставленные с Урала. Фонд уникален, он один такой в России.

Алина Шешеня / It's My City

— Лодки изначально назывались «Верхотурье» и «Екатеринбург»?

— Изначально наши подшефные подводные крейсера назывались только по тактическому номеру К-84 и К-51. 9 февраля и 23 февраля 1999 года этим подлодкам были присвоены почетные наименования «Екатеринбург» и «Верхотурье». Так подводники ответили на искреннюю помощь уральцев — руководителей региона и города, неравнодушных горожан, предпринимателей, духовенства. Ведь что могли предложить подводники, кроме мужского рукопожатия и своей искренней дружбы? Конечно же, имя своего корабля! Между прочим, это уникальная ситуация: Свердловская область — единственный регион в России, который имеет сразу два подшефных корабля. При всем уважении к надводникам,  это не тральщики или сторожевые корабли — это два стратегических ракетоносца, которые несут по 16 баллистических ядерных ракет каждый.

— Служба на подводной лодке многим кажется смертельно опасной. К сожалению, были трагические прецеденты. 20 лет назад утонул «Курск», который тоже базировался в Мурманской области. Можно ли спастись при аварии?

— С наших лодок можно спастись и с глубины — примерно до 100 метров. Выход осуществляется в костюмах ССП (спасательное снаряжение подводника) через торпедные аппараты. Первый выходящий через аппарат подводник толкает перед собой буй-вьюшку. В нем 130 метров каната, один конец которого цепляют за лодку. Буй всплывает — канат разматывается. При выходе из лодки подводники пристегиваются к канату специальным карабином — он нужен для того, чтоб при подъеме наверх все кучно оказались около буя, а не были разбросаны волнением по поверхности. Второе: карабин помогает проходить режим декомпрессии, ведь если моментально вылететь на поверхность с глубины 100 метров, это будет просто тело, а не живой человек. Подводники всплывают по программе, задерживаясь на определенной глубине на некоторое время. Глубину нам задают муссинги (узелки на тросе), за которые и цепляется карабин костюма подводника. Весь этот режим декомпрессии наизусть знает каждый подводник.

Та опасность, которая подстерегает всех — ведь при аварии на глубине больше 100 метров этот «бидон» может стать общей могилой — формирует и особые отношения между людьми. Они теплее, глубже, откровеннее. Как становятся подводниками? Сначала, кто преодолел огромный конкурс, учатся в Нахимовском и проходят «пацанскую» школу со всеми ее премудростями, потом получают знания в высшем военно-морском училище. Сама система обучения и воспитания отсеивает случайных людей. Затем молодой лейтенант приходит на флот, в экипаж. Начинает вместе со всеми ходить в море, и большая мужская семья тебя принимает. Но для этого ты должен быть полезным человеком на своем месте и обладать нормальными мужскими качествами: честностью и надежностью.

Алина Шешеня / It's My City

— Как выглядит повседневная работа подводника?

— Со стороны все просто. Лодка загружается  оружием, провизией, включая икру и красное вино. Командир получает секретный пакет, подлодка выходит из базы, погружается, и два-три месяца проводит в подводном положении.

На лодке подводники живут по несколько человек в каютах размером с купе в поезде. На борту все выглядят одинаково, отличаются только нашивками на груди с указанием должности. Все в синей рабочей одежде РБ (радиационной безопасности). Она как бы одноразовая, но подводники ее стирают. Открою военную тайну — у каждого на подводной лодке есть своя индивидуальная стиральная машина. Это дуковский мешок (ДУК — устройство дистанционного удаления контейнеров, выбрасывающее пластиковые мешки со спрессованным мусором за борт), в который подводник набирает воды, строгает мыло в мелкую стружку или насыпает порошок. Мешок бросают под ноги на палубу и каждый проходящий мимо его пинает — так одежду за день можно неплохо простирнуть.

Вся жизнь подводника на лодке в походе расписана по часам: часы вахты и часы отдыха, в том числе и для приема пищи. Завтракаем, обедаем и ужинаем в кают-компании, причем по традиции туда обязательно приходим в рубашках, а не в РБ. Раз в неделю можно помыться в душе или даже в сауне. Иногда чаще: но для этого нужно прийти с небольшим кусочком сала к знакомому механику в девятый отсек и помыться там в специальном душе.

Атомная подводная лодка — полностью автономный механизм. Подводники сами себя снабжают опресняемой водой — она также нужна и для работы атомных реакторов. Кстати, опресненная с помощью установок вода по сути является дистиллированной, пить ее невкусно и неполезно. Поэтому такую воду специально досаливают перед приготовлением напитков или пищи.

Алина Шешеня / It's My City

— Как лодка, находясь по два месяца под водой, обеспечивает себя воздухом для дыхания экипажа?

— Все знают формулу воды — H2O. С помощью электрогидролиза специальные установки разлагают забортную воду на водород и кислород. Водород горюч и взрывоопасен, мы его удаляем за борт. А кислород с соответствующими примесями мы уже используем в лодке для дыхания.

— Лодка несет ракеты с ядерными боеголовками. Что чувствуют люди, которые отвечают за оружие, способное уничтожить целые государства?

— Во время похода лодка находится на боевом дежурстве в постоянной готовности к пуску баллистических ракет. Кроме военных задач, лодка служит и мирным целям — подводники постоянно ведут наблюдения за мировым океаном, климатом и так далее. С лодки в нашей дивизии, кстати, впервые в мире из подводного положения был запущен искусственный спутник Земли, предназначенный для гражданских нужд — спутниковой связи.

Дальность полета наших баллистических ракет — 11 500 км. То есть из районов боевого дежурства ракета может долететь до любой точки Северной Америки или Европы. Каждая из 16 ракет несёт от 4 до 10 боеголовок, и полный залп подводной лодки способен уничтожить не просто страну, а целый континент — например, Австралию. Конечно же, никто просто так стрелять ракетами по мирным кенгуру не собирается. Под прицелом находятся военные и промышленные объекты. Наше ядерное оружие — это оружие сдерживания. Есть оно — нас уважают и с нами считаются.

Звучит все, действительно, просто. Стаж зачитывается год за два, зарплата хорошая. Но когда после автономки мы взглянем на лица экипажа — увидим, что они своеобразного зеленовато-землистого цвета. Да еще и на берегу нас ждет не самый лучший климат, особенно зимой.

Алина Шешеня / It's My City

— Почему для базирования лодок был выбран такой суровый регион — Заполярье?

— Сегодня вся поверхность Земли и весь Мировой океан прекрасно просматривается со спутников. Океан к тому же еще и прослушивается: по его дну уложены кабели американской системы СОСУС (SOSUS — Sound Surveillance System, звуковая система наблюдения). Стратегическому подводному крейсеру, казалось бы, вообще негде спрятаться. Кильватерные, тепловые, радиационные, шумовые следы подводных лодок легко фиксируются. Поэтому единственным местом, где наши лодки остаются незаметными, является Арктика — и мы прячемся подо льдами. Всплывая, наши лодки могут проламывать лед толщиной до двух метров.  

Впрочем, испытывать рубку и корпус лодки на прочность совсем не обязательно — в Арктике можно найти полыньи или разводья и всплыть в них. Отмечу, для ракетного залпа подводной лодке не обязательно всплывать в принципе — пуск ракет возможен и из подводного положения.

— Чем наши подводные лодки отличаются от других? Насколько успешно они соперничают с иностранными аналогами?

— Судите сами. Самая большая в мире подводная лодка — российская, спроектированная и построенная еще в СССР, лодка проекта 941 «Акула». Самая глубоководная — тоже наша, проекта 685 «Плавник», ее рекорд погружения на глубину — 1027 метров. Представляете, сколько технологических задач удалось решить конструкторам этой подводной лодки. Одна только сварка титана чего стоит — наисложнейшая высокотехнологическая операция. Почему можно гордиться погружением на километр? Да потому, что в мире просто-напросто нет противолодочного оружия, способного поразить цель на такой глубине — наша лодка на километровой глубине неуязвима.

Самая быстрая подводная лодка, развивающая скорость 44,7 узла — тоже наша, проект 661 «Анчар». Только представьте себе пятиэтажный четырехподъездный дом, который несется под водой со скоростью 82,8 км/ч! Самая маневренная подводная лодка — тоже наша: многоцелевая субмарина проекта 705 «Лира». Она разворачивалась на обратный курс и набирала полный ход меньше чем за три минуты! Не каждый автолюбитель в ограниченном пространстве развернется на малолитражном автомобиле за такое время. Все это — победа нашей науки, технологий, заводов-производителей и людей, которые мастерски эксплуатируют эту гениальную технику.

Алина Шешеня / It's My City

— Как возникла идея помещения, в котором мы находимся? Выглядит как настоящий музей.

— Нашу «Кают-компанию» мы открыли в 2016 году. Ее изначально наполняли памятными вещами те, кто служил на наших подшефных кораблях. К сегодняшнему дню тут действительно сформировался настоящий музей. При этом экскурсия в «Кают-компанию» бесплатна и доступна для всех — только необходимо заранее записываться к нам через сайт. 

«До войны» — то есть эпидемии коронавируса — к нам постоянно приходили гости. Очень много детей! График экскурсий был расписан на полгода вперед. Очень здорово наблюдать, когда обыкновенные шумные непоседливые мальчишки прямо на глазах становятся более серьезными, вдумчивыми, понимают необходимость и пользу знаний во взрослой жизни: физики, астрономии, химии, географии, истории, иностранных языков. Ведь все эти науки нужны подводнику в повседневной работе.

Приходят к нам и те, кто служил на флоте. Недавно в преддверии праздника Дня моряка-подводника сын организовал у нас встречу-экскурсию своему 79-летнему отцу-подводнику, который служил на Северном флоте еще в 60-е годы. Было удивительно наблюдать за метаморфозой — как время, проведенное в общении в «Кают-компании», возвращает ветерану морскую выправку и хорошее настроение. Как нам потом рассказал его сын, мы за пару часов экскурсии придали ему жизненный импульс минимум лет на пять.

А вот, кстати, наша гордость — макет подшефного подводного крейсера проекта 667-БДРМ. Он сразу же вызвал профессиональный интерес ребят с Вайнера, 4 (УФСБ по Свердловской области — прим. It’s My City). Как только мы начали его показывать гостям — мне сразу же позвонили и поинтересовались нашим «секретным объектом». Поэтому единственное, что не разрешается фотографировать в «Кают-компании» — это вид лодки в разрезе изнутри. Особенно запрещаю любопытным иностранцам, которые тут тоже бывают. Хотя, если быть до конца откровенным, в макет намеренно внесены небольшие, но важные изменения, и секретность не пострадала.

В Сысерти уже 20 лет работает кадетский корпус с военно-морским уклоном — его воспитанники при участии Фонда традиционно ездят на Северный флот, посещают там подводные лодки и надводные корабли. Они тоже наши частые гости.

Фото: АО «Центр судоремонта „Звёздочка“» / Wikipedia

— Кораблям «Екатеринбург» и «Верхотурье» далеко за 30 лет. Несмотря на ремонты подходит срок их списания?

— Да, руководители нашего фонда понимают, что в недалеком будущем подводные крейсера «Екатеринбург» и «Верхотурье» будут выводиться из боевого состава ВМФ. Но им на смену идут новые крейсера проекта 955-А. Может, звучит пафосно, но за 20 лет шефское сотрудничество стало частью нашей жизни, потребностью души. К тому же именно на Урале исторически создавалось и создается морское стратегическое оружие. Нам небезразлично, в чьих руках находится ядерный щит России, как живут подводники и их семьи. Поэтому сегодня фонд реализует идею назвать один из новых стратегических подводных крейсеров почетным наименованием «Святая Екатерина» в честь святой великомученицы Екатерины, небесной покровительницы города Екатеринбурга.

Справка:

Подводные лодки «Екатеринбург» и «Верхотурье» — атомные ракетные подводные крейсера стратегического назначения проекта 667БДРМ. В серии семь подводных лодок. Длина лодки — полтора футбольных поля, 167 м. Экипаж — 140 человек. Силовая установка — два атомных реактора. Вооружение: торпеды и 16 баллистических ракет с разделяющейся головной частью и ядерными боеголовками.

Кают-компания Фонда помощи подводников находится по адресу ул. Техническая 19 (ТЦ «Таганский ряд»). Записаться на бесплатную экскурсию может любой желающий через сайт.

Партнерский материал.

Партнер проекта