Как в Сысерти оживляют территорию вокруг старинного завода. История нового творческого кластераВесной 2019 года на набережной реки Сысерти появился туристско-информационный центр. Это было небольшое современное здание, не вписывающееся в колорит местных построек — в основном одноэтажных деревенских домов. В марте того года оно еще пустовало, здесь можно было увидеть лишь стол и несколько стульев. Сейчас в центре работают кофейня и сувенирная лавка, неподалеку пара людей рассматривают стенд с картой города, а напротив, у заброшенного завода Турчаниновых-Соломирских, начинает экскурсию директор Агентства развития Сысерти Ян Кожан. Это екатеринбургский предприниматель, который два года назад приехал сюда вместе с архитекторами и решил возродить исторический центр города. С туристического центра началась длинная история этого проекта. 
18+

Лето на руинах

Как в Сысерти оживляют территорию вокруг старинного завода. История нового творческого кластера

11 Августа, 11:53, 2020 г.
Автор: Юлия Субботина
Фото: Алексей Зайцев

Весной 2019 года на набережной реки Сысерти появился туристско-информационный центр. Это было небольшое современное здание, не вписывающееся в колорит местных построек — в основном одноэтажных деревенских домов. В марте того года оно еще пустовало, здесь можно было увидеть лишь стол и несколько стульев. Сейчас в центре работают кофейня и сувенирная лавка, неподалеку пара людей рассматривают стенд с картой города, а напротив, у заброшенного завода Турчаниновых-Соломирских, начинает экскурсию директор Агентства развития Сысерти Ян Кожан. Это екатеринбургский предприниматель, который два года назад приехал сюда вместе с архитекторами и решил возродить исторический центр города. С туристического центра началась длинная история этого проекта. 

Директор Агентства развития Сысерти Ян Кожан

Экскурсионная группа осматривает здание с насыпи у кованой эстакады, ведущей на второй этаж завода. Все входы и окна увиты колючей проволокой, пройти внутрь запрещает и табличка охраны памятника архитектуры. С виду завод кажется совершенно заброшенным. Здание постройки XIX века, а сам завод был основан в 1732 году, с него начинался город. Как и в Екатеринбурге, здесь была возведена плотина, от которой позже разошлись первые улицы. «Чугунолитейный железоделательный завод когда-то был основой функционального слоя жизни города. Здесь плавился металл и кипела жизнь. Сейчас это вырванное сердце города — центр, который не функционирует. Наша мечта состоит в том, чтобы эти исторические стены дали что-то новое», — говорит Ян Кожан.

На заводе Турчаниновых-Соломирских производили чугун и железо на экспорт, а в советское время здесь собирали стиральные машины «Малютка». Сейчас это здание не функционирует

Попасть внутрь пока невозможно, завод обтянут колючей проволокой

Частично планы оратора уже осуществились, территория у завода год спустя выглядит иначе — улица между туристическим центром и постройкой XVIII века стала пешеходной, теперь по ней можно свободно гулять, а на территории завода в рамках проекта «Лето на заводе» в августе открылся творческий кластер. По задумке, он должен восстановить славу завода как известного экспортного предприятия Урала. Аналогом некогда популярного за границей чугуна должны стать идеи, которые родятся у будущих резидентов. Но об этом позже.

Пока мы спускаемся вниз по насыпи и лестницам, засыпанным щебнем, к первым этажам завода. Вдалеке играет фанк, впереди виднеется один из первых новых объектов кластера — летний коворкинг. Как рассказывает PR-менеджер проекта Илья Орлов-Бунин, в день открытия буквально за полчаса до начала лекций в этом пространстве пилили доски и забивали гвозди «в режиме „без пяти минут Путин“». 

Так выглядит летний коворкинг у завода. В будущем у него появятся стены и обогреватель, чтобы работать можно было в любую погоду

Можно было бы пожурить бригаду строителей за скорость, но профессиональных строителей здесь нет — все объекты кластера были возведены всего за четыре недели волонтерами строительного лагеря Ural Creative Camp. Это студенты, предприниматели и люди творческих профессий, в основном из Екатеринбурга и Сысерти. Они приехали на смену лагеря, чтобы в духе тактического урбанизма облагородить пространство завода. Жили в армейских палатках, мылись в реке, пока в кэмпе не установили баню, и работали. Им никто не платил, разве что можно было бесплатно ночевать и слушать лекции наставников — архитекторов из Москвы и Вологды.

За четыре недели у завода появился фудкорт с пиццерией и кофейней, дом мастеров, сцена с сидениями, сад на руинах, ярмарка и летний коворкинг. «Я понемногу участвовала во всех объектах — коворкинг, амфитеатр, магазин, общепит. Где-то шлифовала пол, доски обрабатывала. Болгаркой я научилась пользоваться тут. Этот проект дал мне понимание, что я хочу и дальше заниматься этим делом, — рассказывает студентка Екатеринбургского монтажного колледжа Юлия Грянко. — Я думаю, пространство будет популярным. Мы рассчитывали на 1,5 тысячи человек в выходные, но только в день открытия с 12 до 14 приехали 2 тыс. человек. Гости приезжали из Ханты-Мансийска и других городов. Люди на других концах страны узнают о проекте». 

Сейчас в кластере работает кофейня и пиццерия, есть помещения для работы первых мастерских

В дни открытия кластера, 7 и 8 августа, работал маркет. Организаторы не исключают, что он откроется вновь

В полуразрушенном помещении без крыши разбили сад на руинах

Жителям Сысерти рассказывают, как вести экологичный образ жизни

Юлия приехала в строительный лагерь в первую смену еще в начале июля и решила не уезжать до закрытия. Многие поступили так же. Например, выпускница исторического факультета УрФУ Ксения Дорогова провела самый жаркий месяц лета в роли вожатой строительного лагеря для взрослых, хотя планировала уехать еще после первой смены. Приезжала «отвлечься и поработать руками», а в итоге остается работать над проектом и дальше. «Сейчас организаторы набирают команду для работы на площадке среди тех, кто здесь жил. Они также будут достраивать, организовывать события. Я на сто процентов остаюсь здесь. Перееду в Сысерть либо буду периодически жить в палатке», — делится Ксения. 

Вожатая Ural Creative Camp Ксения Дорогова

Девушка родом из Нижнего Тагила, где тоже есть давно не функционирующий Демидовский завод в центре города. И хотя это здание стало музеем и здесь проходят экскурсии, не многие местные жители хоть раз бывали на заводе, потому что он закрыт для свободного посещения. Разве что «лазят подростки пофоткаться», говорит Ксения Дорогова. «И почему бы не устроить у нас такой центр? Даже по примеру биеннале (Уральской индустриальной биеннале современного искусства, — прим.ред.) видно, что есть большой интерес к заброшенным индустриальным строениям. Хотелось бы в родной город привезти это», — заключает девушка и предлагает познакомиться с другими жителями палаточного лагеря, где мы разговариваем. 

А так выглядит палаточный лагерь, где четыре смены жили строители кластера

Из-под зеленого навеса выходит улыбающийся парень в перепачканных краской штанах. Это Андрей Босых, он работает ведущим, а сюда, как и многие, приехал «поработать руками». Его смена давно закончилась, молодой человек вернулся, чтобы посмотреть, как первые гости кластера ходят по полу, который он еще недавно сделал сам. «Это выход из зоны комфорта, — объясняет цель своей поездки в Сысерть Андрей. — Когда мы в городе живем — замарался, расстроился. А здесь — природа, земля, ходишь весь в краске. Начинаешь ценить простые вещи — покушал, поработал, вечером в баньку. А еще неделю живешь и не думаешь о деньгах. Настолько становится легче!». 

Спрашиваю, бывал ли Андрей раньше в Сысерти. Он отвечает, что здесь впервые. Такой же ответ слышу еще от трех волонтеров. Видеохудожница Мария Лузгина из Екатеринбурга делится, что раньше проезжала мимо города, а теперь живет у завода по выходным в палатке. Мария, в отличие от других волонтеров, приехала не для того, чтобы попробовать себя в роли строителя, а чтобы отдохнуть от карантина — просто «захотелось поработать с людьми». Вместе режиссером Татьяной Панаиоти Мария создала первый творческий продукт завода — перформанс с видео-артом, музыкой и японскими танцами. «Мы были знакомы с Татьяной Панаиоти много лет. Судьба не пересекала нас. Это был первый проект, который возник прямо здесь. Ребята сначала не понимали, зачем нам проектор, но доверились. У меня уже был готов видоряд, но когда Таня пришла и начала двигаться, у меня появились слезы на глазах. Локация волшебная — заброшенный гараж, ветки дают тени на стене», — вспоминает Мария Лузгина.

Видеохудожница Мария Лузгина

Собственно, о таких коллаборациях и говорил Ян Кожан, когда заявил о намерении возродить былую славу завода в проектах, которые в перспективе могут быть узнаваемыми не только на Урале. Конечно, речь не столько о перформансе, сколько об акселерации идей. «Это будет происходить по-разному — через образовательную миссию, коллаборативные программы, когда намеренно или непреднамеренно мы будем крестить между собой людей, которые здесь собираются. Иной раз и не надо сильно пушить людей, нужно просто дать им пространство. [...] Если раньше здесь плавили металл на экспорт, сейчас это творческий сплав. Летняя модель даже в таком недострое показывает, как это работает», — объясняет Илья Орлов-Бунин.

Один из таких позитивных кейсов — опыт Антона Рудакова, которого многие теперь знаю как пиццайоло завода. Повар из Екатеринбурга узнал о проекте «Лето на заводе» сам и написал организаторам... чтобы продать печь на прицепе. Как оказалось, эту печь он создал своими руками в гараже, хотел открыть с ней проект на Сортировке, но не пошло. В итоге он привез печь на завод, она идеально встала в закуток у мастерских, а уже через несколько дней у Антона появились первые желающие попробовать пиццу. Правда, идеальная и быстрая пицца получилась не сразу — первым гостям из Сысерти приходилось уезжать голодными. Но, обговорив стратегию с бывшим ресторатором Кожаном, екатеринбуржец понял, как выстроить работу. А итальянский антураж создали своими руками волонтеры. Теперь у пиццайоло очередь из посетителей.    

Пиццайоло завода Антон Рудаков

Лекторий и самодельная сцена

Творческий кластер запустился в тестовом виде, чтобы можно было увидеть, как он будет работать, когда станет основательным пространством. По словам Ильи Орлова-Бунина, только на его строительство ушло более 10 млн рублей, которые потратили на проведение электричества и воды, 20 грузовиков вывезенного мусора, строительные материалы и не только. Часть средств выделили партнеры, часть — грантовые деньги, в том числе средства фонда президентских грантов. В целом на проект планируется потратить около 1,6 млрд рублей, но это далекие планы. 

Из ближайшего — строительство мастерских и коливинга для гостей кластера по другую сторону реки Сысерти в 2021 году. До этого момента на территории у завода будет продолжать работать коворкинг — например, в августе, здесь пройдет стратегический уикенд Profi travel — и появится событийная программа. Жизнь кластера продолжит поддерживать Агентство развития Сысерти и некоторые волонтеры, которые останутся здесь работать уже на ставке в новом ивент-отделе. «Наша задача протестировать разные форматы. Приезжала министр культуры Светлана Учайкина, сейчас ведомство содействует нам в организации мероприятий. Предварительно поговорили со Свердловской филармонией, Театром музкомедии, Колядой, „Театроном“, с EverJazz хотим поработать. Может, в Челябинск заглянем», — рассказывает Илья Орлов-Бунин.

И хотя лето подходит к концу, проект только начинает работать. Кластер открыт с 12.00 до 22.00 во все дни, кроме понедельника и вторника. В будни можно свободно погулять по территории и перекусить на фудкорте или на набережной, в выходные — увидеть, как оживает сцена и маркет. Если позволит погода, можно покататься на сапсерфе по реке Сысерти. «Уже складывается крутая история, и она только начинается», — заключает Илья Орлов-Бунин. 

It’s My City работает в интересах городского сообщества. Если вам важно наличие такого медиа, поддержите нас донатом.