Полина Иванова — о том, как Белая башня получила большой грант на проект реставрации и что теперь будет с памятником
18+

«Башня будет вообще сиять!»

Полина Иванова — о том, как Белая башня получила большой грант на проект реставрации и что теперь будет с памятником

16 Июля, 19:54, 2020 г.
Автор: IMC

Сегодня стало известно, что международный благотворительный фонд Getty Foundation выделил на проект реставрации памятника конструктивизма Белая башня на Уралмаше 180 тыс. долларов (около 12,7 млн рублей). Реализовывать проект будут специалисты из московского государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева, архитектурное бюро «Рождественка» и екатеринбургская арх-группа Podelniki, которая начала проект по сохранению Белой башни еще в 2012 году. Директор Podelniki, архитектор и хранительница башни Полина Иванова рассказала IMC о планах на грант, проекте реставрации и других памятниках архитектуры, которые служат примером для архитекторов.

О будущем проекте реставрации

— Архитектура XX века немного обделена вниманием, и во всем мире существует некоторая заминка с сохранением зданий-памятников XX века. Но фонд Getty Foundation работает с такими памятниками. В России он поддержал всего два проекта: это дом Мельникова в Москве, которым занимался музей архитектуры имени А. В. Щусева, и сейчас Белую башню. Вместе с государственным музеем архитектуры имени А. В. Щусева мы собрали документы, подали заявку и выиграли. Сейчас нам нужно делать проект реставрации, что довольно сложно.

Белую башню долгое время не реставрировали, сейчас она законсервирована. Хранители башни водят сезонные экскурсии по объекту

Проект реставрации включает в себя несколько моментов. Во-первых, это подробное обследование конструкций. Нам, условно говоря, нужно понять про каждую колонну, каждую балку, в каком состоянии она находится и нужно ли с ней что-то делать. Это довольно масштабное исследование. Архитекторам и реставраторам нужно будет принять сложное решение по сохранению или усилению конструкций башни, если это понадобится.

С крыши Белой башни открывается панорама на Уралмаш

Во-вторых, мы бы хотели сделать в башне все инженерные сети — сейчас там есть только электричество. Специалистам тоже придется решать, можно ли там проложить новые инженерные сети, и как это лучше сделать. Также мы бы хотели привнести в башню что-то новое и сделать в ней общественное пространство. После обследования станет ясно, можно ли приспособить ее под какую-то новую функцию. Архитектурный облик башни при этом никак не изменится. Третий момент — это согласование с управлением госохраны памятников и всеми строительными учреждениями, что тоже очень большая работа.

Так башня выглядит внутри сейчас

Финалом станет согласованный со всеми инстанциями проект, который позволит сделать реставрацию, и смета. Мы рассчитываем создать и согласовать проект в течение двух лет. За последние годы у нас многие спрашивали, когда мы будем делать реставрацию башни и сколько она стоит, но мы не могли ответить на этот вопрос, потому что стоимость зависит от результатов исследования состояния конструкции и проектных решений. Мы ведь можем нарисовать какие-то невероятные проектные решения, которые потребуют миллиарды рублей! Во-вторых, все эти решения должны согласовать органы госохраны — мы можем захотеть сделать что-то более функциональное и дешевое, а госохрана попросит сделать это по-другому. В зависимости от того, какие решения они согласуют, такой и будет смета. Мы не являемся государственным учреждением, нам предстоит найти деньги на реставрацию самим.  

Каким может быть общественное пространство в Белой башне

— Какие-то решения о том, что будет с башней, будут приняты после обследования. Нам кажется, что когда говорят «Мы бы хотели, чтобы там был океанариум» и потом тащат эту функцию в помещение, которое вообще к этому не приспособлено, — это порочный подход. К сожалению, в России очень многие памятники от него страдают. Мы хотим подходить по-другому. Вообще, все это время мы изучали возможности башни: мы поняли, как там можно водить экскурсии, как устраивать мероприятия. И к сожалению, она не подходит для массовых мероприятий численностью более 10-15 человек, но что-то там можно делать. Исходя из опыта, накопленного из использования башни, и исходя из того, что нам скажут исследователи, мы подберем ей какую-то функцию. Скорее всего, это будет многофункциональное пространство: мы по-прежнему будем делать выставки, экскурсии и какие-то небольшие события.

О сотрудничестве с музеем архитектуры имени А. В. Щусева и реакции горожан

Дом Мельникова

— С государственным музеем архитектуры имени А. В. Щусева мы начали общаться еще в 2015 году, когда они были партнерами первых «Дней конструктивизма на Урале» и привозили сюда выставку масштабных авангардных объектов. С тех пор мы искали способ стать партнерами более плотно и работа над этим грантом как раз дала такую возможность. Музей архитектуры несколько лет назад получил этот же грант от Getty Foundation и смог его осуществить: они сделали очень подробное обследование дома Мельникова в Москве и разработали проект реставрации. На примере дома Мельникова мы смогли увидеть, что музей очень внимательно подходит к реставрации. Это не история про евроремонт, когда «все ободрать и оштукатурить заново», а именно бережный подход к сохранению подлинных материалов.

Флигель «Руина»

До дома Мельникова музей архитектуры сделал проект Флигель «Руина», который вдохновил весь проект Белая башня. Это небольшое здание, которое полностью находилось в руинированном состоянии, и вместо того, чтобы реставрировать его в духе современной «тотальной» реставрации, музей архитектуры начал эксплуатировать его еще на стадии руины. Они натянули окна армированным полиэтиленом и проводили там выставки. До них так никто не делал, и этим примером они показали, что так можно. Потом флигелю «Руины» сделали реставрацию, но не тотальную. Он до сих пор выглядит как руина, и это его фишка. Это здание в центре Москвы, которое многократно перестраивалось, и имело разные этапы жизни — досоветский, советский — и все эти этапы очень хорошо видны в структуре постройки. Этот подход, когда мы можем рассматривать историю здания, очень нас подкупил. Флигель «Руина» в общем-то вдохновил нас на наш проект, на подход, который мы использовали. Мы увидели, что с башней так тоже можно поступать — необязательно сразу реставрировать, можно начать с минимальных вещей.

Мы ждали возможности сделать проект реставрации уже несколько лет. В 2018 году мы официально закончили консервацию башни. Мы постоянно сталкивались с тем, что горожане или меценаты говорили, что готовы дать деньги на саму реставрацию, а проект реставрации для всех — это какая-то абстрактная ерунда, которую не очень хочется финансировать. Все упирается в проект. Поэтому я безумно рада. Я понимаю, что выпал шанс, который позволит перейти к самой реставрации, когда мы скажем, сколько это будет стоить, и башня будет вообще сиять!

Сейчас я вижу очень большую реакцию, много поздравлений от людей, которые постоянно за нами следят, и есть ощущение, что мы достигли какой-то ступени и что уже что-то совершилось. Но на самом деле, нам только предстоит сделать этот проект и нужно сделать его правильно, чтобы у него был результат. Поэтому я чувствую огромную ответственность, за то, чтобы все сделать хорошо.

Фото: Полина Иванова на обложке — The White Tower Project/Facebook; Белая башня — Марина Молдавская/IMC; Дом Мельникова — archtime.ru; Флигель «Руина» — museum.ru.

Мы работаем в интересах наших читателей. Если вам важно наличие такого СМИ, поддержите нас донатом.