Екатеринбуржцы вспоминают истории близких, прошедших через войну, и переосмысляют традиции Дня ПобедыВ традиционном общественном понимании 9 мая — день Парада, дань памяти погибшим на войне, чествование ветеранов, речи представителей власти и салют. Но в последнее время традиции празднования этой даты поддаются переосмыслению. Для многих сохранение памяти о близких, их победе и их боли становится образом жизни, а не традицией одного дня. It’s My City поговорил с екатеринбуржцами разных профессий и взглядов об их родственниках, которые воевали, работали на благо фронта или росли в военное время, а также попросил поделиться мнением о том, что сейчас для них — внуков и правнуков — значит 9 мая, какие традиции они соблюдают или отрицают. 
18+

«Это праздник, но не мой и не ваш»

Екатеринбуржцы вспоминают истории близких, прошедших через войну, и переосмысляют традиции Дня Победы

9 Мая, 18:12, 2020 г.
Автор: IMC
Фото: Константин Перминов

В традиционном общественном понимании 9 мая — день Парада, дань памяти погибшим на войне, чествование ветеранов, речи представителей власти и салют. Но в последнее время традиции празднования этой даты поддаются переосмыслению. Для многих сохранение памяти о близких, их победе и их боли становится образом жизни, а не традицией одного дня. It’s My City поговорил с екатеринбуржцами разных профессий и взглядов об их родственниках, которые воевали, работали на благо фронта или росли в военное время, а также попросил поделиться мнением о том, что сейчас для них — внуков и правнуков — значит 9 мая, какие традиции они соблюдают или отрицают. 

Марина Молдавская

Фотокорреспондент, 31 год

Марина Молдавская

История семьи

— Обе мои бабушки жили в разных условиях, при этом в одинаково неприятных. Бабушка, которая жила на Урале, Втулкина Валентина Николаевна, родилась в декабре 1939 года. В 1941 году ее папе пришла повестка, и он ушел на фронт. В конце 1942-го пришло известие о том, что он погиб в боях под Колпино, это Ленинградская область. Он был сапером и просто подорвался на мине — даже хоронить было нечего. Для бабушки это трагедия на всю жизнь. Они остались вдвоем с мамой, жили в деревне. Бабушка вспоминает это время как очень голодное — буквально все, что было под ногами, шло в пищу. Еще вспоминает, как жестоко относились к людям. Были высокие нормы выработки: люди сдавали нормы шерсти, зерна, производства и постоянно слушали: «Вам-то в деревне хорошо, вас-то земля кормит». А после войны они часто ходили в поле собирать колоски в темное время суток, но, если кто-то видел их, эти колоски заставляли высыпать — лучше они сгниют на поле, чем с колхозной территории их унесут к себе домой. Бабушка очень переживает, что у нее так и не вернулся отец, что его нет ни на одной стеле, что точное место, где он подорвался, она смогла узнать только по рассказам его сослуживца, которому не очень-то доверяет, потому что считает это субъективным восприятием. Я сама пыталась найти его по спискам, но были сложности из-за путаницы в военных документах.

Бабушка Марины Валентина Николаевна Втулкина и сын Марины Герман

У бабушки Томы история сложнее. Стаценко Тамара Тимофеевна родилась в городе Миллерово (в Ростовской области — прим.ред.). В начале войны, в 1941 году, погибла ее мама: она шла с работы из госпиталя и попала под бомбежку. Бабушка осталась жить в доме подруги своей мамы вместе с еще четырьмя детьми. Но подруга была сидящим инвалидом, муж остался на фронте, она решила, что не вытянет пятерых детей и начала их пристраивать — понимала, что сейчас придут немцы (немецкие войска оккупировали Миллерово 16 июля 1942 года — прим. ред.). 

В этот момент нашлись казаки со станицы Вешенская (на севере Ростовской области — прим.ред.), которые как раз искали маленькую девочку. Дело в том, что немцы забирали молодых девушек и ребят на работу (в качестве остарбайтеров — прим.ред.), но женщин с маленькими детьми не брали, считая, что у них ослаблено здоровье. Те казаки искали ребенка, чтобы в нужное время выдать его за дочь или сына молодой родственницы. Так они взяли мою бабушку к себе. Но когда пришли немцы, названную мачеху моей бабушки успели отправить в эвакуацию в Нижний Тагил, а ребенка оставили с «дедами», потомственными казаками. Вообще удивительно, что бабушка выжила, потому что кудрявая девочка с черными волосами и характерным носом совсем не похожа на донскую казачку.

Бабушка Марины Тамара Тимофеевна Молдавская (Стаценко)

Что помнит бабушка про оккупацию. В доме, где они жили, расквартировали немецких военнослужащих. Бабушка говорила, что в этом подразделении было больше итальянцев, чем немцев —  они были только командующими. Ей очень запомнился один случай, когда итальянец подарил бабушке две конфеты — одну она съела, а вторую спрятала под подушку, чтобы съесть потом. Она до сих пор считает, что командующий немец эту конфету украл, и обижается на это. 

Бабушка очень много вспоминает о голоде. Сидишь в сарайке, ешь похлебку, а в доме немцы пируют зарубленной скотиной. У них в колхозе стояли амбары, в которых до войны хранилось зерно. Когда завязались бои и не было возможности хоронить трупы, горы убитых просто складывали в амбары. Ей запомнился солдат с двумя младенцами — видимо, он попытался спасти детей, но его застрелили, а младенцы замерзли. 

После войны, получив паспорт в 14 лет, бабушка уехала в город учиться. Она нашла своего отца, который вернулся с медалями, но отношения с ним не заладились. Бабушка пережила войну, не высовывалась. И эта позиция «не высовывайся», желание спрятаться и переждать в момент опасности у нее остались до сих пор, как и у многих еврейских детей в оккупации. На самом деле и мне передалась такая особенность через воспитание. Это даже помогает в профессии — фотокорреспонденту хорошо оставаться незаметным для окружения.

Мнение о Дне Победы

— На 9 мая я бы с удовольствием смотрела с точки зрения исключительно истории. Все истории бабушек у меня записаны, потому что их терять нельзя. История семьи это в любом случае важно — это то, что определяет нашу самоидентификацию. Помнишь о корнях — знаешь кто ты. 

Моему ребенку интересно слушать про историю семьи. Сын общается с бабушками, а 9 мая мы стараемся поздравить бабушку Тому, потому что в этот день она вспоминает о своей маме — не знает, когда она точно погибла и не знает даты ее рождения. 

Я не против, чтобы мой сын носил цветочки к монументам, но в этот момент стараюсь объяснять ему, что это не просто красивый ритуал, нужно вспомнить тех, кто не вернулся. Меня порой пугает, когда после уроков сын приходит домой со словами: «Мама, а ты знаешь, что немцы плохие?». Приходится объяснять, что люди, которые живут сейчас в Германии, — не те, кто напал на нашу страну. 

Из всех мероприятий, которые устраиваются на 9 мая, мне больше всего нравится «Бессмертный полк». Сколько бы раз я не снимала эту акцию, как только выходит «полк» — начинается дождь. Люди говорят, что небо плачет.

Рома Инк

Уличный художник, 35 лет

История семьи

— У меня несколько человек по разным линиям родства сражались в боях на Дальнем Востоке, под Курском и в других сражениях. Один из них был участником тест-группы ракетных установок типа «Катюша». Другой был военным медиком. В 1944 году их поезд попал под артобстрел, он погиб. Другим посчастливилось выжить и вернуться с фронта. Они не говорили о войне, даже между собой.

Мнение о Дне Победы

— Мое отношение к этому памятному дню можно разделить на две стороны. С одной, я понимаю всю важность следования традициям. Как с точки зрения социальной, все-таки этот день и сам парад — дань уважения ветеранам, тем немногим, кто на данный момент еще живы; так и с точки зрения агитационной, потому что парад —  это отличная возможность поиграть железными мускулами и показать боевую мощь страны. Сам факт военного шествия — тоже важное мероприятие, ведь оно позволяет многим людям увидеть, почувствовать, испытать определенного рода эмоции от увиденного, задуматься о том, что наш мир очень и очень хрупок. Он словно бокал из тончайшего хрусталя, стоящий на столе, где все давным-давно пьяные, а кто-то уже во всю на этом столе танцует.

Вторая сторона — резко негативная. Меня тошнит от коррупционной составляющей этого празднества. Лицемерная возня только тогда, когда поставлена такая задача. Переполненный медиафон о разного рода помощи и поддержке в тот момент, когда стабильно в течение года поступают разные сообщения об очередном чинуше, развернувшим того или иного участника страшных событий из своего кабинета. Или сообщения о голодающих стариках, вынужденных, специально или нет, вытаскивать масло из магазина. Меня воротит от подхода, когда даже реклама с красивыми фотографиями размещается подчас на самых нерентабельных носителях, да еще и с ошибками. 

Определенно, это праздник, но не мой и не ваш. Это праздник в несколько ином толковании. Как можно не радоваться тому, что страна выстояла, даже понеся огромные потери человеческого ресурса? Как можно не радоваться тому, что перестала литься кровь, а мужья, сыновья и отцы возвращались домой?

В этот день я не праздную. Я тихо сам про себя говорю «спасибо» своим родственникам, принимавшим непосредственное участие в событиях тех лет. А когда вижу, что для людей это очередной предлог для того, чтобы залить за воротник и стеклянными глазами отразить вспышки в ночном небе, становится совсем печально.

Андрей Ермоленко

Историк и преподаватель УрФУ, 40 лет

История семьи

Андрей Ермоленко

— Моя фамилия — украинская по происхождению, однако никаких родственников на Украине у меня нет. Фамилия досталась мне от деда — Федора Семеновича Ермоленко, эвакуированного на Урал осенью 1941 года. Из Харькова под немецкими бомбами, в жуткой спешке эвакуировался Харьковский паровозоремонтный завод № 183 — один из крупнейших производителей танков Т-34 в СССР. Вместе с производственными мощностями из Харькова в Нижний Тагил перевезли и заводской персонал. Уже в декабре 1941 года созданный на базе эвакуированных предприятий Уральский танковый завод — будущий Уральский вагоностроительный — начал поставлять фронту первые танки. 

Годом позже, из прифронтового Сталинграда, летом 1942 года была эвакуирована моя бабушка Евдокия Львовна Ремезова. Она работала на Сталинградском тракторном заводе — это предприятие в годы войны также выпускало танки Т-34, которые прямо из заводского цеха шли в бой на улицах Сталинграда. Бабушка чудом осталась жива — переправу через Волгу ежеминутно бомбили и обстреливали немцы. Оборудование и персонал Сталинградского тракторного, также, как и годом ранее Харьковского паровозостроительного, был эвакуирован в Нижний Тагил. 

Там, на Уральском танковом заводе, Федор Ермоленко из Харькова и Евдокия Ремезова из Сталинграда встретились и после войны создали семью. В годы войны и первые послевоенные годы им жилось очень трудно: жили в бараке, питались в основном хлебом и крупами, выдаваемыми по карточкам. Чуть легче стало после войны. Федор и Евдокия остались жить в Нижнем Тагиле и работали на Уральском вагоностроительном заводе, а в 1951 году у них родился мой отец — Василий Федорович Ермоленко.

Бабушка Андрея Евдокия (слева), дедушка Федор (справа) и отец Андрея Василий (по центру в белой рубашке). Фото середины 50-х годов

Мнение о Дне Победы

— Великая Отечественная и Победа сегодня все больше превращаются в символы, а не в факт российской истории. И как любые символы, они схематизируются, упрощаются и выхолащиваются. Это нормально: ведь ветеранов войны и тыла в живых осталось очень мало. Многие вполне взрослые люди сегодня ни разу не общались с участниками войны. Раньше пелось в песне «нет в России семьи такой, где не памятен был свой герой», то есть война и Победа были частью семейной истории, личным переживанием каждого. Сегодня — уже нет, это именно символы. И если эти символы не являются личным переживанием, а навязаны свыше, они обесцениваются. Именно поэтому так популярен «Бессмертный полк» — личная ценность российских семей, которые помнят о войне и Победе через свои личные истории и передают это знание детям. Чувствую это на себе: именно «Бессмертный полк» и портрет моего деда на транспаранте — те ценности, через которые воспринимает войну и Победу мой сын.

Константин Перминов

Предприниматель, 36 лет. Ведет блог и Instagram-аккаунт своей бабушки, ветерана ВОВ

История семьи

Константин Перминов и Алефтина Николаевна Груздкова

— Мой дедушка Валерьян Николаевич Груздков участвовал в боевых действиях и дошел до Берлина. Он окончил танковое училище, но мало рассказывал о войне. Около 10 лет назад за несколько месяцев до его смерти я отснял его рассказы на видео, например, про то, как заправлял танки во время боя и был контужен на Курской дуге. Он говорил уже очень тихо, поэтому его историю записывал буквально по его губам. Я это очень хорошо запомнил.  

Моя бабушка, Алефтина Николаевна Груздкова, ушла добровольцем на фронт в 1942 году по приказу о призыве девушек для усиления противовоздушной обороны Москвы. Воевала в аэростатной части до самого дня Победы. На фронт их поезд выезжал из Свердловска, под Казанью вагоны остановили, спрыгнули двое парней и убежали в лес. Начальник поезда пошел проверять вагоны и обнаружил под ними что-то, вероятно, парни хотели пустить поезд под откос. Если бы не его внимательность, было бы намного больше жертв. Вот пример, насколько жизнь хрупка. Подруги бабушки погибали, когда порывом ветра аэростаты уносило, они не могли их удержать, падали, разбивались насмерть. После Победы бабушку просили оставаться в Москве, но она хотела вернуться в Свердловск, здесь были ее сестры и брат. Домой она вернулась осенью 1945 года.

Алефтина Николаевна Груздкова с подругами в юности

Связь поколений очень важна. Считаю важным, чтобы наши дети и внуки ценили то, что было дано нам поколением свыше — прабабушками, прадедушками. Я эту связь поддерживаю очень давно. Много лет возил бабушку в школы, где она общалась с детьми, рассказывала о войне, о том, как складывалась жизнь в военное время, как она жила после войны. На параде бабушка была всего один раз, пять лет назад, и то я еле-еле уговорил ее туда свозить. Тогда уже не нужно было никаких билетов, а раньше, чтобы попасть на площадь 1905 года, требовалось приглашение от администрации. Было прохладно, моросил дождь, я переживал, что вытащил ее в холод. Она первый раз сидела на трибуне. Позже уже понял, что ей это было не так важно — обычно она говорит, что посмотрит парад по телевизору. Ей всегда было важнее собрать родственников, накрыть стол, настряпать пирогов. Такие у нее ценности, хотя возможность посещать парад есть. 

Блог своей бабушки я веду почти год, свой — больше пяти лет. С прошлого года бабушка не смогла ездить в школы, потому что у нее больные коленки, ей сложно передвигаться. Еще мошенники-лжегазовики вытащили у моей бабушки все ее сбережения (530 тыс. руб. — прим.ред.). Я думал, как отвлечь ее от грустных мыслей, купил ей планшет, установил Instagram и WhatsApp. Теперь в своем аккаунте она читает стихи и рассказывает о войне. Правда, пальцы обморожены со времен войны, когда она спускала аэростаты, поэтому ей сложно попадать в тачскрин. Сообщения, комментарии, как правило, перечитываю я сам. 

Я пытаюсь привить любимое дело, чтобы было, чем заняться. Вчера бабушка давала интервью Льву Лещенко — это один ее любимых певцов, они вместе с Андреем Малаховым общались с ней по видеоконференции, Лещенко спел песню «Про того парня». На странице бабушки много комментариев, мне даже в личные сообщения пишут, благодарят, что веду блог, публикую важные для людей ее истории. У многих уже нет бабушек и дедушек, не у кого спросить, а тут можно коммуникацию поддержать, многие в моей бабушке видят свою. 

У блога практически нет хэйтеров. Редкий хэйт, с которым я столкнулся в отношении себя, когда комментариях к позитивному видеопосту про бабушку одного из федеральных СМИ меня упрекнули, что я в дорогом костюме на дорогой IPhone все это снимаю, мол лучше бы сделал бабушке ремонт. Человек явно не оценил, что старикам сложно что-то в своей жизни менять. Стул поставить в другое место или сменить обстановку — уже тяжело. Многие старики не любят переезды.

Алефтина Николаевна Груздкова

Мнение о Дне Победы

— Безусловно у молодежи свои ценности уже, которые могут с нашим поколением разниться. Многое зависит от нас, как мы это все преподносим не только на 9 мая, но и в другие дни, чтобы вспоминали об их подвиге не один раз в год. Важен и контекст. Разные у всех были судьбы и суждения. Моя бабушка Сталина сильно уважает, а кто-то не очень хорошо к нему относится. Для многих война — больная тема, у кого-то погибли родственники или после войны были репрессированы. Недавно в Чехии убрали памятник маршалу Коневу. Для них перестало быть ценностью его нахождение в Праге. Жизнь идет, меняется, через какое-то поколение, думаю, и Ленина могут убрать из Мавзолея, что-нибудь еще произойти. Память Победы важно чтить, оставаться благодарным нашим бабушкам и дедушкам, ценить нашу жизнь, которая была нам дана благодаря их Победе, и не повторять тех ошибок, которые развязали войну.

Фотографии родственников предоставлены Мариной Молдавской, Константином Перминовым, Андреем Ермоленко; шествие «Бессмертный полк» — Марина Молдавская;  портреты героев — Марина Молдавская/«ВКонтакте», Андрей Ермоленко/Facebook, Константин Перминов/ Instagram.

It’s My City работает в интересах городского сообщества. Если вам важно наличие такого медиа, поддержите нас донатом.