Драматург, экскурсовод и архитектор из Екатеринбурга — о том, как и зачем начали стримить во время самоизоляцииК концу подходит четвертая неделя с объявления режима самоизоляции в Свердловской области и шестая с ограничения и последующего запрета массовых мероприятий. За это время реальный мир постепенно «отменил» себя, а вся культурная жизнь плавно перетекла в онлайн. IMC поговорил с драматургом Николаем Колядой, архитектором и автором городских экскурсий Полиной Ивановой и общественником и гидом Дмитрием Москвиным, которых ограничительные меры побудили освоить новые форматы взаимодействия со зрителями и слушателями и запустить еженедельные стримы. Цели у всех получились разные.
18+

«Я поняла, что скоро покроюсь мхом»

Драматург, экскурсовод и архитектор из Екатеринбурга — о том, как и зачем начали стримить во время самоизоляции

24 Апреля, 16:08
Автор: Елизавета Дудина
Фото: Полина Иванова

К концу подходит четвертая неделя с объявления режима самоизоляции в Свердловской области и шестая с ограничения и последующего запрета массовых мероприятий. За это время реальный мир постепенно «отменил» себя, а вся культурная жизнь плавно перетекла в онлайн. IMC поговорил с драматургом Николаем Колядой, архитектором и автором городских экскурсий Полиной Ивановой и общественником и гидом Дмитрием Москвиным, которых ограничительные меры побудили освоить новые форматы взаимодействия со зрителями и слушателями и запустить еженедельные стримы. Цели у всех получились разные.

Полина Иванова, директор арх-группы Podelniki и хранительница Белой башни

Делает прямые трансляции по вторникам и пятницам на YouTube, Twitch и «ВКонтакте»

— Идея [стримов] у меня появилась, конечно же, в связи с карантином (официально в Свердловской области введен режим самоизоляции, карантин действует только на людей из группы риска по COVID-19 — прим.ред.). Как только я начала делать трансляции, YouTube мне напомнил, что два года назад я уже хотела делать видео-формат на этой платформе. Если бы я начала тогда, сейчас у меня был бы большой увесистый канал. Но мне казалось, что для входа на YouTube нужно хорошее оборудование, монтаж, ресурсы, чтобы на золотой карете «заехать» в интернет. Да, это нужно, но не является ужасным препятствием.

Когда отменились все мероприятия, я поняла, что скоро покроюсь мхом. Это связано и с финансами, и с планированием времени, и с навыком коммуникации, который теряется. Нужно было начать делать эфиры, чтобы просто оставаться в сознании. В собственном сознании и сознании людей, которые живут в этом городе. Кризис невозможности выступать где-то еще подтолкнул без каких-то дополнительных ресурсов выйти [в интернет]. 

Для записи трансляций Полина Иванова организовала домашнюю студию

Мои прямые эфиры — это лекции (об архитектуре и истории Екатеринбурга — прим.ред.), которые я готовила и где-то читала, либо откладывала. Большая часть материала была подобрана, но есть какие-то вещи, которые я делаю впервые. Например, сегодня у меня будет стрим, в котором я буду рассказывать про «уральские франки» и показывать их. Я попробую снимать с двух камер: одна будет снимать мои руки, а вторая — меня. Посмотрим, что из этого выйдет.

Первый эфир я провела на фоне стены у себя дома, после него мне написали, что модные блогеры ставят цветы на заднем фоне. Я поставила цветы, и мне написали, что нужно повесить гирлянду, чтобы быть совсем в тренде. Я решила не усугублять ситуацию и оставить все так. С соседями у меня проблем нет — дом кирпичный, шум не слышно. Но у меня есть кошка, которая очень социальна, и, когда я начинаю говорить, она мяукает. Поэтому я запираюсь от нее в комнате. Хотя она уже научилась открывать дверь и в один из эфиров вошла в кадр. Это было мимимишно.

Я ничего не покупала нового для трансляций, снимаю на камеру ноутбука. Но, поскольку я занимаюсь записью подкастов в подкастерской «Послушайте!», недавно мне домой перевезли часть оборудования. Сегодня выйду в эфир на новом уровне.

Кошка Полины, которую можно услышать во время стримов

Интернет-формат — это «аудитория Шредингера». Непонятно, смотрит на тебя куча людей или нет. Поэтому есть ощущение, что тысячи внимательных слушателей прильнули к экрану, и это очень волнительно. Но отличие офлайновых лекций от онлайновых, больше всего, наверное, в отсутствии контакта с аудиторией. Обычно, когда я веду лекцию, я смотрю на людей и понимаю, насколько им интересно, понятно я говорю или нет. Здесь нет такого быстрого контакта. Есть чат, куда можно задавать вопросы, но трансляция идет с задержкой в полторы минуты — быстро обратную связь нельзя получить. Сейчас я ищу новые способы контактирования с аудиторией, чтобы чувствовать, что все ок.

Я стримлю во «ВКонтакте», на Twitch и на YouTube. Во «ВКонтакте» есть заинтересованная аудитория, которая смотрит и, на удивление, старшее поколение присутствует в этой соцсети больше, чем где-либо. На YouTube я стримлю, потому что у меня есть мысли о монетизации. А вот Twitch — это очень загадочная площадка. У меня там вообще нет никакой постоянной аудитории, это площадка для стриминга видеоигр. С одной стороны там меня смотрит очень мало людей, я это сразу поняла и можно было в этот момент с нее уйти. Но периодически на стримы заходят местные жители Twitch и такие: «А что происходит?». И у меня сейчас ощущение просветительской миссии: вдруг кто-то из них отвлечется от просмотра Minecraft и хотя бы 10 минут посмотрит мои лекции.

В эфирах архитектор рассказывает об истории улиц, зданий и районов Екатеринбурга

Мне бы очень помогли донаты на время введения ограничений, но я на них не рассчитываю. Понимаю, что у всех финансовые проблемы, и вижу опыт других институций, которые вели стримы, а люди не кидали им донаты. Опять же, как только началась вся эта история [с пандемией], от Patreon (площадка, помогающая собирать пожертвования за контент — прим.ред.) Белой башни часть людей либо отписалась, либо делала пожертвования ниже обычного. Людям очень сложно поддерживать какие-то благотворительные проекты, когда они сами нуждаются в поддержке. Поэтому у меня сейчас единственная идея — достичь порога монетизации на YouTube. В этом случае мне будет платить сам YouTube, и я открою рекламу на своем канале. Чтобы достичь монетизации, надо набрать 1 тыс. подписчиков и 4 тыс. часов просмотра, а это довольно много. Сейчас у меня 230 подписчиков. При хорошем исходе мой канал будет монетизирован через месяц-полтора, но я надеюсь, что к тому времени история [с пандемией] начнет заканчиваться, и я вернусь к зарабатыванию каких-нибудь других денег.

Не знаю, буду ли я продолжать эфиры после снятия режима самоизоляции. Неизвестно, что с нами будет, к чему мы придем. Могу сказать, что сначала я думала, что у меня есть определенное количество лекций, которые скоро закончатся. Но когда я начали писать примерное расписание, поняла, что у меня вагон всяких идей. Поэтому я думаю, что меня надолго хватит, по крайней мере до лета. Польза в стримах одна — теперь если кто-то спросит, я могу просто кинуть ссылку на свои лекции.

Николай Коляда, драматург

Делает прямые трансляции по субботам на YouTube

— Я два раза провел прямые эфиры, которые остались в записи в интернете, для того, чтобы собрать денег на зарплату [сотрудникам «Коляда-Театра»]. У меня частный театр, денег нет. Спектакли мы не играем уже ровно месяц, начиная с 27 марта. Спасибо людям, как-то в апреле держимся, все время звякает телефон, сообщает, что пришло 50, 100, 1000 рублей. Несколько человек прислали по 15 тыс. рублей. Деньги эти я, естественно, не ворую. Артистам сообщаю в нашей рабочей группе «ВКонтакте», что все в порядке, на пропитание хватит, никто с голода не умрет. Люди очень напряжены, очень переживают.

Без спектаклей, конечно, ужасно тяжело, но вот в ближайшую субботу, я снова буду проводить прямой эфир, буду собирать деньги. [Трансляции] — это не от хорошей жизни и не для того, чтобы прославиться или пропиарится. Просто помощи прошу у людей.

В прямых эфирах Николай Коляда готовит еду, читает пьесы, разговаривает о жизни и театре

Я проводил мастер-классы, интервью, творческие встречи миллион раз в жизни — с этим номером я выступал неоднократно. Включили камеру да пошли. [Трансляции] — это же просто разговоры: посмешить людей, развлечь их, рассказать какой-то анекдот, какую-то заковыристую историю. Сделать так, чтобы это было весело и интересно, а не просто сидеть и бубнить чего-то. Мне нормально, комфортно. Я делаю это почти на автомате. Никаких проблем тут нет. Хотя, конечно, мне почти каждый день звонят журналисты [просят провести эфир], а оно мне надо просто так? Если денег мне дадут, тогда я буду очень благодарен. Это все делается для поддержки театра, для поддержки актеров. В театре работает 65 человек. Очень трудно, но я, думаю, выживем.

Камеру настраивает мне заведующий постановочной части [«Коляда-Театра»] Тарас. Он приводит все в порядок — я то не знаю, какие кнопки нажимать. Обычно я все делаю из театра, один эфир был из дома — я готовил еду. Квартира у меня находится в доме, где театр, на пятом этаже, поэтому аппаратуру тащить было не так уж и сложно. Сам я [свои эфиры] не смотрю, потому что не люблю театр на экране, не люблю кино. Какие-то театры проводят [онлайн-показы], кто-то стихи читает, кто-то что-то еще рассказывает. Кому-то это нравится — ради бога. Я люблю театр вживую.

После [снятия ограничений] эфиров не будет. Это сейчас просто такое прикладное занятие — я прошу милостыню у людей. А если мы начнем работать, деньги зарабатывать, то что ж я буду каждый день выходить в эфир? Здрасте, оно мне не надо. 

Дмитрий Москвин. Руководитель Центра авторских экскурсий «Екбгуляем» 

Делает онлайн-экскурсии по Екатеринбургу в Zoom и ведет стримы на странице в Instagram

— Я оказался олдскульным и не был готов к стримам. Моя деятельность всегда была публичной, я часто где-то выступал как преподаватель, общественный деятель, гид. Но я никогда не любил смотреть на себя, снятого на камеру. Поэтому режим самоизоляции, конечно, повлиял напрямую [на запуск трансляций]. Две недели назад мы с коллегами в «Екбгуляем» приняли решение, что идем в онлайн, и где-то позавчера я понял, что психологически уже преодолел себя, свыкся за эти недели видеть себя в экране и могу дальше как-то с этим сосуществовать. Этот режим действительно подогнал и осовременил мое поведение.

Экскурсионную работу мы делаем на платформе Zoom, здесь есть возможность видеть людей и разговаривать с ними, это действительно важно во время онлайн-тура. Мы изначально решили сделать так, что люди могут контактировать [со всеми участниками] — могут голосом подключиться, задать вопрос, что-то прокомментировать. Поэтому мы не уходим в традиционные стримы социальных сетей.

Дмитрий Москвин ведет онлайн-экскурсии по Екатеринбургу вместе с проектом «Екбгуляем»

С точки зрения переформатирования в онлайн, конечно, стала другая жизнь. Оказалось, любой выход — это очень много времени на подготовку. Например, мою двухчасовую экскурсию по Втузгородку нужно упаковать в 40 минут. И [трансляция] оказалась энергозатратнее, чем ходить с людьми по улице и общаться. Может быть, это издержки первых шагов, но в принципе надо менять и текст [экскурсии], и картинки, и подход, и уровень общения, и интонации, и привыкать видеть реакцию людей с некоторым опозданием. Этот процесс надо регулировать слегка иначе, чем я привык в обычной жизни.

Пока наша аудитория — ближний круг, «ядерная аудитория». Но сейчас мы хотим делать онлайны прежде всего для иногородних. Рассказывать им, что такое Екатеринбург, почему им будет интересно сюда приехать после завершения всей эпопеи. Еще онлайны — это хороший способ работать на внешнюю, далекую от города аудиторию. Русскоязычный человек в Сиднее и Нью-Йорке может потратить два часа и узнать про Екатеринбург, а не тратить неделю с перелетами. И онлайн-формат важен для тех людей, которые по разным причинам лишены возможности ходить на уличные мероприятия: человек, который повредил ногу, родители в декрете. Сейчас мы на них начинаем смотреть как на целевую аудиторию, которая будет заинтересованным и благодарным слушателем, потому что мы приходим к ним домой без всякого напряга для обеих сторон.

Рабочее место гида сейчас выглядит так

У нас платные мероприятия, мы не можем работать совсем уж бесплатно. Цена символическая — 150 рублей. [По численности] это такая обычная экскурсия, от семи до двадцати человек. В бесплатную историю мы играть не готовы — это все-таки труд и работа. И у людей должно быть какое-то ощущение, что они пользуются результатами нашего труда. 

В связи с тем, что у нас нет никакого оборудования, мы были не готовы к [трансляциям]. Сейчас мы объявили сбор донатов через Patreon и «Яндекс.Деньги». На страничках там мы честно написали, что видим перспективу онлайн-общения не только во время карантина, но и после него, и для этого нам придется докупить какое-то оборудование: камеру, микрофон, свет и нужна еще будет консультация со специалистами, чтобы этим всем грамотнее пользоваться.

Помимо экскурсий в Zoom, я начал делать эфиры в Instagram. Первая трансляция прошла 22 апреля по поводу 150-летия Ленина. Я занимаюсь исследованием Ленина в культуре, в том числе в современной, и в день 150-летия понял, что совсем неприлично сидеть и молчать, отделавшись одним текстом, поэтому решил попробовать пообсуждать это в стриме. Теперь на своей странице в Instagram я хочу раз в неделю потихоньку рассказывать о разных личностях и их присутствии в массовой культуре. Но превращаться в видео-блогера, который знает все обо всем, я не готов. Мне интересен этот инструмент, чтобы сохранить себя интеллектуально и за счет географии и всеохватности расширить круг общения.

Фото: предоставлены героями; скриншоты с трансляций на YouTube.