Отрывок из книги «Бремя первых» о том, как строилась и развивалась первая на Урале сеть сотовой связиВ этом году исполняется 25 лет с момента начала продаж сотовых телефонов в Екатеринбурге и Свердловской области и открытия первого офиса компании «Уралвестком». Первыми подключенными абонентами стали областное правительство и корпорация «Ява». В скором времени мобильный телефон стал одним из обязательных аксессуаров того времени наряду с малиновым пиджаком и золотой цепочкой. Валерий Молчанов, генеральный директор «Уралвестком», и коммерческий директор Диана Королькова написали книгу о том, как в середине 1990-х годов строилась и развивалась первая на Урале сеть сотовой связи, и о людях, «которые делали свое дело и расширяли наши горизонты, превращая будущее в реальность». С разрешения авторов IMC публикует фрагменты книги «Бремя первых. Хроника создания и становления первой сети сотовой связи на Урале».
18+

«Мобила», которую мог позволить себе далеко не каждый

Отрывок из книги «Бремя первых» о том, как строилась и развивалась первая на Урале сеть сотовой связи

26 Февраля, 09:00
Автор: IMC
Фото: Музей истории Екатеринбурга

В этом году исполняется 25 лет с момента начала продаж сотовых телефонов в Екатеринбурге и Свердловской области и открытия первого офиса компании «Уралвестком». Первыми подключенными абонентами стали областное правительство и корпорация «Ява». В скором времени мобильный телефон стал одним из обязательных аксессуаров того времени наряду с малиновым пиджаком и золотой цепочкой. Валерий Молчанов, генеральный директор «Уралвестком», и коммерческий директор Диана Королькова написали книгу о том, как в середине 1990-х годов строилась и развивалась первая на Урале сеть сотовой связи, и о людях, «которые делали свое дело и расширяли наши горизонты, превращая будущее в реальность». С разрешения авторов IMC публикует фрагменты книги «Бремя первых. Хроника создания и становления первой сети сотовой связи на Урале».

Фрагмент из Главы 1. Как все начиналось…

… Верх-Исетский райисполком объявил конкурс на должность вице-председателя акционерного общества «Верх-Исетская телекомпания» по техническим вопросам (март 1991 года — прим.ред.). Я подал свою заявку (тогда резюме еще не было) и меня утвердили (рассказывает будущий гендиректор «Уралвестком» Валерий Молчанов — прим.ред.). Работа в Верх-Исетской телекомпании тоже дала мне уникальный опыт, который трудно было бы приобрести в другом месте.

Это было время формирования сетей кабельного телевидения в их первобытном, зачаточном состоянии. Кабельное телевидение в то время реализовалось следующим образом. Активные ребята в доме организовывали так называемую вещательную студию. Все оборудование такой студии — видеомагнитофон, транскодер и усилитель. Студия подключалась к коллективной антенне, фактически к внутридомовой распределительной сети, и транслировала видеофильмы по всем квартирам, которые были присоединены к этой сети. Постепенно студии расширяли территорию вещания, подключая другие дома, прокладывая и подвешивая кабели на крышах. Так и образовывались сети кабельного телевидения. Конечно, о качестве сигнала и содержании видеотрансляций говорить не приходилось. Каждый творил, как мог и что хотел.

Фото: Музей истории Екатеринбурга

В Верх-Исетском райисполкоме решили прекратить эту вакханалию и перевести эти разношерстные, стихийно созданные сети и студии в цивилизованную форму, подконтрольную исполнительной власти, для чего и было создано акционерное общество «Верх-Исетская телекомпания». Была поставлена задача — организовать на базе существующих сетей качественную сеть кабельного телевидения со своим видеоцентром, который будет не только «крутить» видеокассеты с зарубежными фильмами, но и создавать свои новостные, информационные и развлекательные программы, естественно, под контролем райисполкома.

Я занимался вопросами построения и стандартизации сети, перехода на многоканальное вещание, а также строительством видеоцентра с телестудией для производства собственных, в основном, новостных программ. Студию мы строили в здании на ул. Каляева, 15 (теперь ул. Опалихинская, 15) в микрорайоне Заречный.

Нет смысла рассказывать о проблемах строительства сети и студии, как объективных, так и субъективных. И те и другие были, начиная от нежелания владельцев сетей объединяться и «уходить» под телекомпанию, заканчивая элементарным отсутствием, как теперь говорят, правового поля, в котором мы должны были работать.

Надо ли говорить о междоусобицах, «стрелках», разборках, захватах и провокациях? Это происходило по всей стране и в таких масштабах, что наши события были капли в проливном дожде. Это были атрибуты того времени, издержки переходного периода от социализма к капитализму.

Особенно мне запомнился один случай. Председателя телекомпании Александра Богданова пригласили на переговоры в «Империю». Это была структура Уралмашевской группировки, которая занималась в том числе кабельными сетями телевидения. Тема переговоров — взаимоотношения между нашими компаниями. Богданов взял меня с собой, так как думали, что переговоры пойдут в цивилизованном русле и непременно поднимутся технические вопросы.

Мы приехали в офис, он располагался где-то на Эльмаше. Приемная, кабинет — евроотделка, тогда это была редкость, черная офисная мебель. Президент компании в черной водолазке, черном блестящем костюме и шрамом через весь лоб. Зрелище не для слабонервных. Говорили, что он занимался автобизнесом на Шувакишском рынке. Разговор даже близко не походил на переговоры. Нам сразу предложили продать компанию и гарантировали сохранение рабочих мест для всех сотрудников и должностей. Александр Богданов пытался перевести разговор на тему разграничения территорий влияния, иначе говоря, предлагал провести демаркационную линию между сетями наших компаний. Понимания не было.

Фото: Марина Молдавская

Тут в кабинет резко вошли два человека типичной внешности, и разговор сразу же перешел в эндшпиль. Богданов пытался объяснить, что мы не готовы к такому повороту событий, так как и не думали о продаже компании. Но его уже никто не слушал. В ответ полетела ругань, мат вперемежку с «феней» или «феня» вперемежку с матом и фраза, которая мне запомнилась на всю жизнь: «Я тебе на одну ногу наступлю, а за другую дерну и порву, как белку…» Что-то подобное я где-то читал или слышал, но когда это слышишь по отношению к себе вживую от «серьезных» уралмашевских парней, становится жутковато.

Разговор был окончен. Трудно передать словами, в каких чувствах мы вышли оттуда. Александр был взбешен и все время повторял сквозь зубы: «Ну, мы еще посмотрим!» Немного успокоившись, он сказал водителю куда ехать. Мы поехали, как я потом узнал, в Высшую школу МВД. Это было недалеко, на улице Корепина. Он ушел и долго с кем-то там разговаривал. Вернулся он уже спокойный: «Ну, все в порядке, есть еще власть в стране». Больше нас никто не тревожил.

У Олега Митяева в одной песне о том смутном времени есть строчка: «… тогда никто не мог пройти между братвою и ментами…» Ну, как еще лучше скажешь?!

Фрагмент из Главы 2. Строительство сети

В то время купить сотовый телефон, который быстро окрестили в народе «мобильником» или «мобилой», мог позволить себе далеко не каждый. Телефоны стоили от 2000 до 3500 $, подключение 500 $, абонплата 50 $, а стоимость минуты разговора — 50 центов, не считая дополнительной оплаты за междугородные и международные звонки. Кроме того, клиент вносил аванс за услуги в размере 150$. При этом мы не ставили целью заработать на подключении и наценках на телефоны — это был просто финансовый фильтр. Клиент должен был не только купить мобильный телефон, как атрибут успешного человека, но и в дальнейшем оплачивать услуги сотовой связи. Кстати, наценка на телефоны была совсем небольшая — не более 25%, чтобы не попадать под дополнительное налогообложение. Наценка выше 25% облагалась налогом. И все же для большинства наши услуги были недоступны, зато те, кто имел такую возможность, гордились своей значимостью. В ресторане, садясь за столик, обладатель мобильного телефона в первую очередь доставал телефон и клал его на стол на видное место. Для определенной категории клиентов мобильный телефон был обязательным дополнением к малиновому пиджаку и золотой цепочке.

Фото: Unsplash

Деньги приносили дипломатами или просто в полиэтиленовых пакетах. При курсе доллара США 4 620 рублей, стоимость первоначального платежа составляла от 12,5 млн. до 20 млн. руб. Поскольку в кассе принимали только рубли и только наличку, накапливалось большое количество денег, и иногда инкассацию приходилось проводить два раза в день.

Середина девяностых было неспокойное время, и присутствие сотрудника охраны было просто необходимым. Вначале по требованию РТДК сотрудник охраны был в костюме и с галстуком, чтобы не отпугивать посетителей, но обязательно вооружен, обычно пистолетом ПМ. К сожалению, из-за классического костюма охрана часто попадала в сложное положение принестандартных конфликтных ситуациях. Посетители были разные — не всегда вели себя адекватно. Когда посетитель начинал хамить и ругаться, охранник его призывал к порядку. Видя человека в костюме, посетитель думал, что это тоже продавец и продолжал гнуть свою линию. Порой для разрешения конфликтов охранникам приходилось применять силу, а доводить до этого не хотелось. Пришлось перейти на специальную камуфлированную форму с эмблемой охранного предприятия. Практика показала, что в присутствии человека в камуфляже, даже самые «крутые» посетители ведут себя более сдержанно.

Фрагмент из Главы 3. Лидер сотовой связи

Несмотря на скидки, сотовые телефоны и услуги оставались дорогими и для многих недоступными. Даже с учетом скидок стоимость сотовых телефонов составляла от 7 до 11 млн. рублей. Правда, в то время и хлеб стоил от 4 000 до 5 000 рублей. Из-за отсутствия денег в то время был распространен бартер, и мы со многими компаниями обменивались услугами по бартеру — таким «взаимозачетом» оплачивались некоторые публикации в прессе, аренда помещений, реклама).

Фото: Unsplash

Но не только дороговизна сдерживала приток абонентов, многие не понимали, зачем нужна сотовая связь, как пользоваться телефоном. Бывало, что первые абоненты возвращались разочарованными. 

Вот как вспоминает об этом Лариса Янкиева: «Приходит клиент и с порога кричит, за что он заплатил 3000 баксов?! Телефон не работает… Свой номер он уже раздал всем своим коллегам и знакомым… и никто дозвониться не может. Мы смотрим: баланс нормальный, в системе телефон не блокирован. Просим показать сам телефон… Достает… Из одного кармана — сам телефон, из другого — аккумулятор, а из внутреннего — антенну… Пришлось объяснять, что телефон работает только в сборе. Другой случай: проблема та же — никто не может дозвониться… Крику-у-у-у!!! За что он нам платит 50 у. е. абон. платы, если при этом никто ему дозвониться не может?! Практически уверенные в том, как с этим бороться, мы просим показать телефон… Достает… В сборе. Даже антенна прикручена. Начинаем проверять — все в порядке: и баланс, и в системе не блокирован, и сбоев никаких не было на коммутаторе. Проверяем при клиенте входящие и исходящие — все работает. Он не успокаивается: здесь работает, может, вы тут специально что-то подстроили, а выйду от вас и все работать перестанет. Смотрим детализацию звонков: действительно, только исходящие — ни одного входящего. Ничего понять не можем. На всякий случай инженер МТХ делает какие-то дежурные профилактические манипуляции, опять проверяем — все работает. Отдаем телефон клиенту, и он со словами, что с нами бороться бесполезно, только деньги дерем с клиентов, кладет телефон в карман. И тут мы совершенно случайно замечаем, что перед тем, как положить телефон в карман, мужчина его ВЫКЛЮЧАЕТ! … Потом он не сразу понял, что в выключенном состоянии телефон не сможет принять входящие звонки. „Как?! — удивлялся клиент, — это же СОТОВЫЙ телефон!“ В защиту сотового телефона пришлось привести в пример калькулятор, который, как известно, тоже ничего не посчитает, если его не включить…. Убедили».

Отрывок опубликован в авторской орфографии и пунктуации.

Полную версию книги можно приобрести здесь

Презентация «Бремя первых. Хроника создания и становления первой сети сотовой связи на Урале» и открытие одноименной выставки состоится 28 февраля, в 18.00 в «Доме Маклецкого» (18+).

Книга выпущена в рамках проекта «Лаборатория воспоминаний» от АНО «Волонтерское общество Свердловской области», Музея истории Екатеринбурга и издательского сервиса Ridero. 

Реклама

Реклама