Как свердловские следователи НКВД фабриковали дела «врагов народа». Колонка Андрея ЕрмоленкоПожелтевшие страницы дела, которое почти 70 лет никто не открывал. Исписанные убористым почерком типографские бланки. Анкета арестованного. Протокол обыска. Протокол допроса и размашистые подписи оперативников НКВД внизу бланков. Темно-фиолетовая тушь, которая совсем не выцветает с годами. Страшные даты документов: декабрь 1937 — февраль 1938 годов. Взгляд падает на необычное словосочетание: «сын князя». Откуда же он, Всеволод Козловский, взялся в Нижнем Тагиле, почему оказался в тюрьме НКВД и как сложилась его судьба?
18+

Князь из тагилстроевского барака

Как свердловские следователи НКВД фабриковали дела «врагов народа». Колонка Андрея Ермоленко

Мнение
19 Февраля, 11:43
Фото: Личный архив Андрея Ермоленко
Историк, маркетолог, публицист

Пожелтевшие страницы дела, которое почти 70 лет никто не открывал. Исписанные убористым почерком типографские бланки. Анкета арестованного. Протокол обыска. Протокол допроса и размашистые подписи оперативников НКВД внизу бланков. Темно-фиолетовая тушь, которая совсем не выцветает с годами. Страшные даты документов: декабрь 1937 — февраль 1938 годов. Взгляд падает на необычное словосочетание: «сын князя». Откуда же он, Всеволод Козловский, взялся в Нижнем Тагиле, почему оказался в тюрьме НКВД и как сложилась его судьба?

Анкета арестованного Всеволода Козловского

Анкета арестованного

Фамилия, имя и отчество: Козловский Всеволод Дмитриевич

Дата рождения: 9 апреля 1907

Место рождения: село Сонино Одоевского района Московской области

Местожительство: Тагилстрой, 1я площадка, барак № 31, кв. 15

Место службы и должность: шофер автогаража Тагилстроя

Социальное происхождение: сын князя. Отец имел поместье-именье 800 га земли

Образование: незаконченное высшее

Кем и когда арестован: 7.02.1938 Тагильским горотделом НКВД

Подпись сотрудника, заполнившего анкету: врид нач. 4 отдела мл. лейтенант госбезопасности Н. Зайцев, 9.02.1938

Обратили внимание на звание сотрудника НКВД? Очень показательно, что документы арестованного заполнял офицер госбезопасности. Для Нижнего Тагила ситуация исключительная: как правило, все делопроизводство вели оперуполномоченные сержанты. Но арестованный Козловский — очень важная фигура для следствия. Оперативники вышли на него, отрабатывая контакты Андрея Булгакова, арестованного в Нижнем Тагиле еще летом 1937 года. 

Бывший белый офицер Андрей Булгаков признан «руководителем Тагильской группы Уральского повстанческого штаба». Эта контрреволюционная повстанческо-террористическая организация ставила целью свержение Советской власти вооруженным путем. Допрашивал арестованного Андрея Булгакова начальник 4 отделения областного УНКВД Николай Шариков. Стоит ли говорить, что «террористы» существовали лишь в сознании начальника управления НКВД по Свердловской области Дмитрия Дмитриева и его подчиненных?

Князья Козловские — от императорского двора до поселка Тагилстрой

Козловские — древний княжеский род, представители которого с XV века находились на службе московского государя. Окружение Рюриковичей. Опричники Ивана Грозного, воеводы в сибирских городах.

Герб князей Козловских

Из протокола допроса «сына князя»:

«Я родился в имении своего отца князя Козловского Димитрия, где рос и воспитывался до революции, затем хозяйство было национализировано, и я вынужден был с отцом и матерью скитаться там, где придется. Отец мой в 1930 году умер, а мать сейчас проживает на Тагилстрое, занимается преподаванием иностранных языков в школах, на кружках и по просьбе с частным лицами».

Козловские — одна из самых знатных дворянских фамилий в России. Мать Всеволода — баронесса Софья Владимировна Козловская, урожденная Шеппинг — родная сестра фрейлины двора императрицы. Только представьте: Всеволод родился в загородном имении в семье высшей знати, элиты империи, воспитывался как подобает наследнику князя — и тут революция, лишения, скитания, грязный барак на Тагилстрое и унизительные подработки. Неудивительно, что следователи Тагильского горотдела НКВД уделили особое внимание Козловскому. 

В протоколе допроса, который вел все тот же временно исполняющий должность начальника 4 отделения Тагильского горотдела младший лейтенант госбезопасности Зайцев, 28 страниц. Это очень много. В делах арестованных протокол допроса обычно занимает 3-4 страницы. Кстати, четвертое отделение в городском и областном отделе НКВД — секретно-политическое. То есть Козловский считался важнейшим участником вскрытого «заговора».

Здание, в котором размещался Тагильский горотдел НКВД. Фото: Яндекс.Панорамы

Якобы диверсионная организация

Из протокола допроса:

«[Андрей] Булгаков стал приходить к моей матери брать уроки немецкого языка. Правда, он знал немецкий язык, он очевидно под предлогом взять уроки приходил со мной познакомиться. Рассказывал о своем геройстве и подвигах в империалистическую и гражданскую войну против красных. Я объяснил ему свое [лояльное] отношение к Советской власти и свое безукоризненное поведение на производстве. Эти мои разговоры с Булгаковым вызвали у него по отношению ко мне ехидство и злую иронию».

По данным протокола допроса Козловского, тот был вовлечен в «контрреволюционную повстанческо-террористическую организацию» после неоднократного давления на него со стороны Булгакова и других «террористов». Угрозы ухудшить положение его пожилой матери-княгини и взывание к чести «сына князя», как следует из протокола допроса, сделали свое дело — Козловский стал руководителем террористической организации на Тагилстрое. 

На нескольких страницах протокола Козловский якобы перечислял завербованных им «террористов». Каждая страница заверена подписью. Ставил ли ее сам Козловский — далеко не факт! Подпись в первом документе — анкете арестованного — отличается от многочисленных подписей в протоколе допроса, и эти подписи в протоколе тоже не похожи одна на другую. Вполне возможно, что эти подписи за арестованного поставил сам младший лейтенант Зайцев.

Какие конкретно обвинения предъявлялись Козловскому и другим членам «повстанческой организации»? По заключению НКВД, «террористы» готовили вооруженное свержение советской власти.

Выписки из протокола заседания тройки

Из протокола допроса:

«По заданию Булгакова, эта террористическая группа в один из советских праздников на демонстрации должны были организовать волынки (?) и идти на открытый террор. Штаб повстанческой организации дал задание периферийным повстанческим организациям приобретать огнестрельное оружие. Причем повстанческим движением особенно был охвачен поселок Белогорка, там в большинстве своем тот, кто способный носить оружие, состоял в контрреволюционной повстанческой организации и приобрели себе огнестрельные охотничьи ружья. Я могу уверить следствие, что на трудпоселке Белогорский имеется много оружия, которое может быть в любое время использовано против руководителей партии и Советской власти».

Итак, картина для следователей складывалась совершенно ясная (вероятно, что они сами это все и придумали): в Нижнем Тагиле и окрестностях действует мощная диверсионная организация. Ее участники — озлобленные на советскую власть бывшие белогвардейцы и прочая «контра», а также раскулаченные спецпереселенцы. Трудовой поселок Белогорский, организованный из числа спецпереселенцев для работы на платиновом прииске «Красный Урал», идеально подходил на роль «гнезда заговора». 

Оперативники НКВД выехали в Белогорский (современный посёлок Уралец) и быстро арестовали там около сотни человек. При них найдено несколько охотничьих ружей, которые приобщили к делу в качестве вещественных доказательств. Всего же по делу Козловского вместе с ним проходило 197 человек. Обширные материалы следствия, состоявшие из анкет арестованных, протоколов обыска, протоколов допроса и обвинительного заключения, были разделены на 4 тома.

Последний лист обвинительного заключения тройки

Из обвинительного заключения:

«В процессе следствия по делу вскрытой в Тагильском районе контрреволюционной офицерско-фашистской террористической повстанческой организации установлено, что организация ставила своей целью проведение диверсионных вредительских актов террора против руководителей ВКП (б) и советской власти и вооруженное свержение существующего политического строя и реставрацию капитализма в СССР.

Настоящее дело подлежит рассмотрению на заседании тройки при УНКВД гор. Свердловска».

Обвинительное заключение, составленное помощником оперуполномоченного сержантом госбезопасности Гуриновым, подписано врид 4 отделения Тагильского горотдела НКВД младшим лейтенантом госбезопасности Зайцевым и согласовано начальником Тагильского горотдела НКВД старшим лейтенантом госбезопасности Котковым. Оно подготовлено 23 февраля 1938 года — оперативники трудились, несмотря на праздничный день.

4 тома следствия, 2 дня на приговор и 195 расстрелянных

Дмитрий Дмитриев, глава Свердловского областного управления НКВД в 1936-1938 годах

К четырем томам следственного дела Козловского аккуратно подшиты 195 листочков — это выписки из протокола заседания тройки при УНКВД Свердловской области от 25 февраля 1938 года. Уже через два дня после передачи дел на 197 обвиняемых из Тагильского горотдела в областное управление в Свердловске. 

Типографский бланк: «слушали», «постановили», подпись и печать. 195 человеческих судеб, прервавшихся одинаково: «расстрелять, лично принадлежавшее имущество конфисковать». Причем мера наказания, как было принято в делопроизводстве ОГПУ-НКВД, напечатана заглавными буквами и с разрядкой: 

Р А С С Т Р Е Л Я Т Ь.

В деле 195 выписок из протоколов со смертным приговором, приведенным в исполнение 20 марта 1938 года (выписки из акта о расстреле тоже аккуратно подшиты в дело) и 2 акта о смерти в тюремной больнице, датированных тем же мартом 1938 год. Причины смерти прозаические: «гнойный аппендицит» и «туберкулез легких», причем вскрытие в обоих случаях не проводилось. Не от последствий ли побоев умерли эти арестованные?

Прекращено «за отсутствием состава преступления»

В конце 1938 года сменился народный комиссар внутренних дел: Николая Ежова сменил Лаврентий Берия. Бывший нарком Ежов расстрелян, а Берия проводит «чистки» среди сотрудников НКВД. Свердловские чекисты, придумавшие «Уральский повстанческий штаб», наказаны за «преступные методы ведения следствия». 

В первой половине 1939 года арестованы и расстреляны комиссар Дмитрий Дмитриев, офицеры Николай Шариков, Василий Котков и Никита Зайцев, тагильские сержанты госбезопасности оперуполномоченные Стрежик, Глинкин, Хомяков и многие другие сотрудники НКВД.

Текст протеста Военной прокуратуры УрВО, 1956 год

Из протеста военной прокуратуры Уральского военного округа от 11 июня 1956 года:

«Изучением архивно-следственных дел [1938–1939 гг.] по обвинению бывших сотрудников УНКВД по Свердловской области Боярского, Шарикова и Коткова, установлено, что на следствии 1937 года Булгаков был спровоцирован Шариковым на дачу ложных показаний о своей принадлежности к контрреволюционной повстанческой организации и своей руководящей роли в Нижнетагильском повстанческом округе. Шариков и Боярский сфабриковали протокол допроса Булгакова. Следователь Зайцев, принимавший непосредственное участие в расследовании по делу, в своем объяснении указал на фальсификацию целого ряда протоколов допросов арестованных, что подтвердила в своем объяснении и бывшая машинистка Тагильского горотдела НКВД Сергеева.

Таким образом, следует считать, что проходящие по настоящему делу 197 человек были арестованы и осуждены в 1938 году необоснованно».

Военный трибунал Уральского военного округа 20 июля 1956 года в своем Определении подчеркнул, что «следственные материалы по обвинению Козловского и других были фальсифицированы бывшими работниками НКВД по Свердловской области». Трибунал согласился с протестом военной прокуратуры и отменил постановление тройки от 25 февраля 1938 года, а дело в отношении 197 приговоренных к смертной казни и расстрелянных в 1938 году прекратил «за отсутствием состава преступления».

Текст подготовлен по материалам Государственного архива административных органов Свердловской области, Ф. Р1, Оп. 2, Д. 18171.

Фото: личный архив Андрея Ермоленко

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

Реклама

Реклама