Почему екатеринбургских школьников продолжают учить «идеальной» литературе. Колонка Валерия АмироваВ начале февраля в Екатеринбурге школьники-выпускники писали итоговое сочинение. Со второй попытки. Первая была в декабре, а теперь сочинение писали двоечники и школьники, отсутствовавшие по уважительным причинам. Двоечников — многие сотни, в области они имеются в 233 школах, и вторая попытка — не последняя. Третья будет в мае. Так что не мытьем так катаньем, но успевающими должны стать все — таков сегодня принцип среднего образования. Заставим в итоге написать что-то, если не жизнеутверждающее, то хотя бы жизнеспособное. А тройка — уже государственная оценка.
18+

Сочинение о надежде и отчаянии

Почему екатеринбургских школьников продолжают учить «идеальной» литературе. Колонка Валерия Амирова

Мнение
18 Февраля, 11:50
Журналист, доцент УрФУ

В начале февраля в Екатеринбурге школьники-выпускники писали итоговое сочинение. Со второй попытки. Первая была в декабре, а теперь сочинение писали двоечники и школьники, отсутствовавшие по уважительным причинам. Двоечников — многие сотни, в области они имеются в 233 школах, и вторая попытка — не последняя. Третья будет в мае. Так что не мытьем так катаньем, но успевающими должны стать все — таков сегодня принцип среднего образования. Заставим в итоге написать что-то, если не жизнеутверждающее, то хотя бы жизнеспособное. А тройка — уже государственная оценка.

Опять «Война и мир» 

Для сочинений предложены следующие тематические направления: «„Война и мир“ — к 150-летию великой книги», «Надежда и отчаяние»,  «Добро и зло», «Гордость и смирение», «Он и она». Из каждого направления дается по одной теме, например: «Что в нашей жизни необходимо принимать со смирением?».

Интересно, что может написать школьник про гордость и смирение? А про «Он и она»? А как насчет 150-летия романа «Война и мир», который и прочитать-то в школе — нравственный подвиг, не говоря уже о том, чтобы понять и прочувствовать? 

Каждый год я с коллегами читаю в предметной приемной комиссии творческие сочинения этих ребят и удивляюсь, почему редко кто из них может поразмышлять над событиями текущей российской действительности. Между прочим, в нынешнем году — 75-летие Великой Победы, на которую ушли и не вернулись тысячи и тысячи свердловчан — прадедов этих самых школьников. Но сочинение про «надежду и отчаяние». Не наоборот, что выглядело бы хотя бы оптимистично — «отчаяние и надежда».

Екатеринбург готовится провести Всемирные студенческие игры, огромный и яркий праздник спорта, но сочинения про абстрактные про «добро и зло». Недавно пилот «Уральских авиалиний» Дамир Юсупов сумел в критической ситуации посадить в поле самолет и спас 200 человек, за что ему благодарна вся страна. Но сочинение дают про искания Андрея Болконского, героя, разумеется, вполне правильного и симпатичного, но бесконечно далекого от стремительного ритма нашего времени.

Когда игры современнее книг

Екатеринбургские школы, несмотря на наличие в городе огромного культурного пласта театров, музеев и библиотек, увы, продолжают сеять разумное, доброе и вечное, не предоставляя своим ученикам возможности проецировать это доброе и вечное на себя. Пьер Безухов и Евгений Онегин остаются в такой образовательной системе героями-абстракциями, симулякрами, обитающими в каком-то литературном зазеркалье и не имеющими ничего общего с реальной жизнью.

В этом смысле компьютерные игры для ребят выглядят намного реальнее, чем странная переписка между Татьяной и Евгением. «ВКонтакте» юноши и девушки переписываются совершенно иначе, они живут другими проблемами, другими целями, другими идеалами.

Сочинение формата «Гордость и смирение» не учит молодого гражданина сопрягать морально-ценностную систему, формируемую великой русской литературой, и современную жизнь. Поэтому, когда выпускники, часто вполне умные и грамотные юноши и девушки, приходят в вузы, то им очень трудно выйти из парадигмы школьного сочинения «Как я провел это лето». И когда им говорят — забудьте то, чему вас учили в школе, то в таком императиве есть логика. Жесткая логика, но она есть.

Школа, оставшаяся в прошлом

При всех постигших её реформах школа мало изменилась. Она продолжает продуцировать неких идеальных выпускников, которые должны уметь прочитать наизусть стихотворение классика и твердо знают, что герои литературных произведений живут среди нас. 

Но те же выпускники не в состоянии понять, как и где эти герои среди нас живут. И не видят мостов между патриотизмом Болконского и самоотверженностью героев Великой Отечественной, не усматривают единой природы верности декабристок и любви, скрепляющей семьи сейчас.

Школьное сочинение — удивительная вещь. Оно не математика, не физика и, вроде бы, нет в нем ничего особого. Получил заслуженный «трояк» и забыл, как страшный сон. Все эти толстые и достоевские останутся где-то далеко. Так кажется какое-то время. Пока не становишься старше.

Фото: Shutterstock; Unsplash

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.