Программный директор Ельцин Центра — о планах на 2020 год, советах Грудинина и критике популистовЕкатеринбург сложно представить без Ельцин Центра. Уже четыре года здесь ежемесячно проходят десятки мероприятий — от локальных презентаций до крупных фестивалей. Здесь можно встретить именитых политиков, журналистов, музыкантов и режиссеров, случайно столкнуться со старым знакомым и остаться допоздна на лекцию, даже если просто забежал в книжный. Программный директор Президентского центра Бориса Ельцина Денис Корнеевский рассказал IMC, какие события ждут посетителей в 2020 году, а также оценил итоги работы за прошлый год и поделился, как центр соперничает с Горенбургом за хедлайнеров и что нужно сделать Собчак и Навальному, чтобы провести здесь дискуссию.
18+

«Сделаем киноплощадку под открытым небом»

Программный директор Ельцин Центра — о планах на 2020 год, советах Грудинина и критике популистов

Ельцин Центр
28 Января, 13:00
Автор: Диана Кучина
Фото: Марина Молдавская

Екатеринбург сложно представить без Ельцин Центра. Уже четыре года здесь ежемесячно проходят десятки мероприятий — от локальных презентаций до крупных фестивалей. Здесь можно встретить именитых политиков, журналистов, музыкантов и режиссеров, случайно столкнуться со старым знакомым и остаться допоздна на лекцию, даже если просто забежал в книжный. Программный директор Президентского центра Бориса Ельцина Денис Корнеевский рассказал IMC, какие события ждут посетителей в 2020 году, а также оценил итоги работы за прошлый год и поделился, как центр соперничает с Горенбургом за хедлайнеров и что нужно сделать Собчак и Навальному, чтобы провести здесь дискуссию.

«Критика Кашина — часть политики популистского курса»

—  Прежде чем поговорить о планах на этот год, давайте подведем итоги 2019-го. Что из задуманного удалось воплотить?

—  В прошлом году мы отметили четырехлетие Президентского центра. Если раньше мероприятия в Ельцин Центре могли восприниматься как калейдоскоп событий, которые выбираются случайным образом, то сейчас выстроена систематизированная линейка мероприятий. И это осмысленный процесс. Не секрет, что первое время все относились с предвзятым интересом к Ельцин Центру. Его воспринимали как институцию, которая появилась извне на Урале, и никто не знал, как к ней относиться. Пришли ребята с непонятными бюджетами, которые не встроены в систему муниципалитетов, в бюджетную систему области, начинают делать свою программу, заявляют о себе как о культурной, общественной институции, чего хотят — никто не мог понять. Сейчас мы смогли расчистить завалы этих вопросов. Мы смогли удачно инкорпорироваться в общественную среду, культурную повестку.

Нам удалось все то, что мы планировали в начале 2019 года — реализовать большое количество программ. Контент мы связывали с тем, что происходит в обществе и мире, с тем, как формируется культурно-национальная, международная среда. В этом гигантском потоке событий нам удалось выстоять. Мы не сбились с намеченного нами пути и продолжаем работу по формированию имиджа Президентского центра.

—  Какие события, на ваш взгляд, были главными в ушедшем году?

—  Мы стали чаще работать в крупных и сложных формах. В позапрошлом году сделали день рождения Президентского центра в формате фестиваля «Слова и музыки свободы», который повторили в 2019 году. Мы превзошли самих себя по уровню спикеров и музыкантов, по повестке и нашей программе. Увеличилось и количество гостей: за два дня Ельцин Центр пропустил через себя порядка 5 000 человек при коммерческой подоплеке фестиваля. Люди купили билеты, проголосовали рублем, продемонстрировали лояльность к нам, оценили мероприятие. 

За два дня на фестивале «Слова и музыки свободы» в 2019 году побывали пять тысяч гостей

Мы пытаемся удивить и себя, и горожан. Ельцин Центр знают как площадку, где идет дискуссия на серьезные, общественно-значимые вопросы. Безусловно это так, но мы все живые люди, нам интересны простые категории — радость, счастье, веселье. Второй год подряд мы делаем большое новогоднее представление. Благодаря режиссеру Владимиру Гурфинкелю мы ушли от всем привычного формата празднования Нового года с Дедом Морозом, Снегурочкой, криками в духе «елочка зажгись», в нетривиальную плоскость, смешав традиционное представление о праздновании с квестами, объединенными одной генеральной идеей.

Еще мы запустили программу «Детское время». Для меня как человека, интересующегося вопросами педагогики и детского воспитания, это было особенно актуально. Площадка создана для родителей, которые не отдавали ребенка в детский сад, а занимаются с ним на дому. Если возникли личные дела, их можно спокойно на несколько часов запланировать. На это время опытные педагоги займут вашего ребенка, будут его развлекать и развивать.

Также весной мы дебютировали с фестивалем «Конец сезона», посвященном новинкам кинопроката, которые проходили в течение первой половины 2019 года. Не все люди могли в силу своих причин посмотреть их, а мы сказали: «Приходите, мы для вас все соберем». Конечно, не многими проектами наш кинематограф может похвастаться, но мы предлагаем эту палитру оценить.

Работа ведется ежедневная, мы по-прежнему находимся в том графике, который выстроили непреднамеренно — в месяц делаем до ста мероприятий. Формат разный: это могут быть коммерческие мероприятия, когда мы сдаем наши площади в аренду, события, которые мы формируем самостоятельно — здесь тоже есть градация от узко-специфического мероприятия, будь то презентация академической книги, до фестиваля. Удержание этой планки является заслугой команды Ельцин Центра, с которой все справляются превосходно.

—  Какую обратную связь вам дают гости Ельцин Центра?

—  Это может звучать, как обман, но я говорю совершенно искренне. 99% наших гостей, не приглашенных, а, например, приехал актерский состав на гастроли и решил сходить в Ельцин Центр, все уходят в восторге от того, что увидели в музее. Необязательно быть любителем эпохи 90-х, но музей может пленить своей технологической составляющей и интерактивными элементами, когда ты видишь, что он может быть не просто пространством нафталиновых штук. Музей может с тобой разговаривать и дает понимание происходящего, даже если ты не был готов погружаться в контекст. Все равно ты оттуда выходишь с информацией. А как уж с ней ты будешь дальше работать, зависит от тебя.

По словам Корнеевского, 99% гостей Ельцин Центра остаются довольны тем, что им удалось увидеть в центре

Есть люди, которые приходят на 15 минут, посмотреть, сделать селфи, а потом остаются на три часа. Зашли в музей, потом в галерею, перенесли свои встречи в кафе, а вечером пошли еще на кинопоказ. Когда я встречаю человека, который начинает мне рассказывать о том, насколько Ельцин Центр интересен, я уже воспринимаю это как данность. 

— Казалось бы, к концу 2019 года критики поутихли, но так или иначе всплывают опросы от Rambler, где 90% россиян выступают против Ельцин Центра, Олег Кашин высказался про его «уродливую» архитектуру. Как вы думаете, почему центр все-таки не дает покоя некоторым?

— Да, количество скандальных историй, связанных с Ельцин Центром, заметно снизилось. Я это связываю с тем, что не предвиделось выборов, во время которых обычно любят спекулировать на теме Ельцин Центра разные политические силы. Олег Кашин видимо считает себя специалистом в архитектуре, поэтому делает такие заявления. Я считаю, что это является частью политики популистского курса. Фигура Ельцина до сих пор оценивается неоднозначно. Я думаю, аналогично будет и с оценками работы следующих президентов. Любой политик крупного масштаба всегда будет иметь положительные и отрицательные черты в проводимом им курсе. Этим также будут пользоваться разные люди и союзы, чтобы преследовать свои политические интересы…

Критиковать Ельцин Центр стали меньше. Но недавно журналист Олег Кашин негативно высказался про его архитектуру

— Но до сих пор есть и те, кто говорят, что из-за связи Ельцин Центра с Борисом Николаевичем не пойдут к вам.

— Ельцин Центр — гораздо больше, чем просто объект, посвященный фигуре одного человека. Это площадка, на которой можно говорить о том, что происходит здесь и сейчас, в конкретной взятой стране, оценивать положительные стороны или негативную динамику окружающей нас действительности. Связка с первым президентом может быть опосредованная. Ельцин олицетворяет собой рождение новой страны, но мы говорим не об одном конкретном человеке. Мы говорим о людях и отношениях, нормах и институтах, которые появились вместе с фигурой Ельцина. Все, что касается критики… Мы все мониторим и пытаемся понять причины, откуда берутся те или иные заявления, что может им предшествовать, какие цели, выгоды, интересы преследуют те, кто об этом говорит.

Банальный пример: перед выборами в президенты, один из кандидатов на пост Павел Грудинин строил свою риторику на том, что Ельцин Центр нужно отдать детям. Думаю, в его штабе были люди, которые могли зайти на наш сайт, посмотреть, чем вообще занимается Президентский центр и понять, что больше трети всех наших мероприятий посвящены детям. Их проводят Ельцин Центр, либо наши арендаторы — научные парки «Ньютон», «Кванториум», «Точка кипения», которая тоже привлекает к себе большое количество людей юного возраста. Это все популизм, который не имеет ничего общего с тем, чем мы действительно занимаемся. 

«Люди „в кабинетах“ мест не лишились. Сквер остался»

— Территория центра — это еще и пространство вокруг. В том году вы открыли именные скамейки. Есть ли какие-то планы по благоустройству? Сами скамейки было сложно согласовать с мэрией?

— Любая инициатива, которая должна выходить на уровень администрации, нуждается в череде согласований. Надо понимать, что ни мы, ни администрация, ни третьи лица, не видят никакой коммерческой составляющей. Это инициатива, которая родилась спонтанно и имеет под собой благородную основу. Это все почувствовали, мне кажется. Режим благоприятствования со стороны администрации, подрядчиков был включен быстро, мы не испытали никаких неудобств, не ждали, пока наш запрос будет блуждать по инстанциям. Единственное, ставить скамейки мы начали слишком поздно по сезону. У нас до сих пор есть список потенциальных заказчиков, которые хотят установить свои скамейки. Станет теплее, мы вернемся к этому вопросу.

Летом 2019-го супруга первого президента России Наина Ельцина открыла первую именную скамейку на набережной у центра. Фото: Ельцин Центр

Накануне с коллегами начали обсуждать использование стилобата летом. Уральская погода не балует нас теплыми, солнечными днями в большом количестве. Мы обсуждаем, чем можно «засадить» наш стилобат, какими развлечениями, идеями, инфраструктурой. В традиционном формате мы будем делать лекции на ступенях. Думаю, что сделаем киноплощадку под открытым небом с бесплатным входом. Может быть, нам удастся привлечь городские силы — художников, музыкантов, чтобы они использовали нашу площадку как плацдарм для демонстрации талантов. По-прежнему будет фонтан, бар, скамейки. Танцы тоже стали традиционной активностью по выходным. В общем, все, что отведено законом и кадастром, будем использовать во благо.

— Как вы взаимодействуете с местной властью?

— С властью мы всегда находимся в диалоге. Ельцин Центр — это медиатор, который объединяет общество и власть. Мы взяли на себя эту ответственность — разговаривать с городом, областью, миром чиновников. Мы находимся в хороших рабочих, партнерских отношениях с департаментом образования города. Плотно работаем с управлением культуры. Один из крупных проектов, которые нам удалось воскресить — фестиваль уличных театров «Лица улиц», мы провели его вместе с управлением культуры. Думаю, что мы найдем в себе силы в 2020 году продолжить его и рассчитываем на взаимность от городских властей. С департаментом образования мы сообща реализуем большое количество образовательных проектов, регулярно консультируемся с Екатериной Сибирцевой (Начальник управления образования администрации Екатеринбурга — прим. ред.). 

— Тем не менее, весной прошлого года в клубе прошел концерт в защиту сквера у театра Драмы. Это сказалось как-то на отношении чиновников к вам?

— Я ничего об этом не знаю, ко мне никто не приходил, не писал, не говорил, не высказывал реакцию. Здесь мы проводим очень четкую черту между политикой и гражданским самосознанием. Включаться в политические игры и погружаться в интриги — нам это не надо, у нас такой цели и задачи нет. Есть задача развивать гражданское общество, способствовать его поддержке и укреплению. Для нас концерт был мероприятием музыкального содержания. К нам обратились инициаторы концерта с просьбой дать площадку. Она была свободна, музыканты были хорошие. Как минимум, два аргумента было за то, чтобы дать этому концерту состояться. Он прошел, все остались довольны, мир не рухнул. Какие-то люди «в кабинетах» мест не лишились, все прошло хорошо. Сквер остался.

Для Ельцин Центра концерт в поддержку сквера у Театра драмы был мероприятием музыкального характера, а не политического

— К слову о концертах. «Старый Новый Рок» ушел из Ельцин Центра. Будете ли заводить какой-то новый музыкальный фестиваль?

— Флагманом останется «Слова и музыка свободы», на который мы стараемся приглашать людей, не нуждающихся в представлении. При этом мы свою миссию видим в том, чтобы открывать что-то новое. Нам интересно привозить музыкантов, спикеров, литераторов, о которых заговорят чуть позже. Работать с теми, кто еще не не входит в чарты и топы, но при этом имеет все шансы на то, чтобы засиять и стать известными. Какие-то продюсеры, промоутеры, просчитав, понимают, что экономика здесь невозможна, это убыточная история. Но если есть действительно интересный посыл, который может нас завлечь, стать интересным нашей аудитории, мы идем в ва-банк, рискуем, вписываемся в новый проект, как в авантюру. Надо оставить крупную форму под фестиваль, а дальше работать в жанре первопроходцев, для Екатеринбурга по крайней мере.

— В одном из интервью на вопрос о конкуренции вы ответили, что Ельцин Центру приходится бороться за свое место под солнцем. За ту или иную персону с заведениями из Екатеринбурга часто соперничаете?

— Регулярно, потому что талантливых людей много, но и тех, кто работает с ними — тоже довольно много. Екатеринбург — город самодостаточный, амбициозный, полон неглупых людей, и регулярно происходит так, когда что-то приходит в голову и нам, и кому-то другой команде. Приходится договариваться, коллаборировать, соперничать или конкурировать. Это никогда не переходит в конфликт, мы всегда умеем договариваться. Но нужно помнить, что культура — это не бизнес. Главное ее отличие в том, что там действуют совершенно другие законы, не всегда связанные с экономикой. Поэтому и договориться проще, чем в классических формах бизнеса.

— За кого особенно часто приходится конкурировать?

— За музыкантов. Когда мы ведем переговоры с артистом, а он говорит: «Меня уже хотят привезти». С тем же Евгением Горенбургом (директор фестивалей «Ночь Музыки», «Старый Новый Рок» — прим. ред.) у нас регулярно возникали эти коллизии. Звоним ему: «Евгений Львович, придете к нам на такой-концерт?» Он говорит: «Так, они же ко мне на „Старый Новый рок“ должны приехать…» Либо бывает наоборот: смотрим афишу и видим, опять Горенбург нас обогнал. Это не значит, что мы друг другу руки не протянем, наоборот, посмеемся. Надо же, опять думаем в одном и том же направлении.

Часто руководству Ельцин Центра приходится конкурировать за музыкантов с Евгением Горенбургом

— Какие направления в Ельцин Центре сейчас самые популярные у гостей? 

— Об этом можно говорить в контексте новых образовательных программ. Прошлый год Екатеринбургу и России подарил много интересных историй, многие признали столицу Урала местом зарождения и перерождения гражданского общества, его консолидации. Это во многом связано с историей про сквер. На волне всех этих разговоров и дискуссий, мы решили запустить несколько циклов, посвященных гражданскому обществу. Буквально на днях мы запустили цикл «Горизонтальная страна. 2020», на которую приехал обозреватель Борис Грозовский и открыл его лекцией про капитализм. Серию дискуссий «Против течения: история гражданских конфликтов» курирует заслуженный учитель России Тамара Эйдельман. Несмотря на то, что громкой рекламы мероприятий не было, приходило большое количество людей. Я уверен, они придут еще. Сказать, что какие-то направления популярнее других, будет неправильно. У всех программ есть своя аудитория и, слава богу, она довольно многочисленная.

Например, мы продолжаем цикл с прекрасным пианистом Алексеем Гориболем. Пока мы его открываем для Екатеринбурга. Работаем с ним второй год, но с каждым разом людей на его концертах становится больше. Ближайший пройдет в феврале в день рождения Бориса Ельцина. Будут интересные выставки в этом году. В первой половине года откроются экспозиции, которые близки по духу уставным задачам и целям Ельцин Центра — «Андеграунд 90-х: художники на танцполе» и фотовыставка Бориса Кауфмана. С коллегами работаем над тем, чтобы сделать выставку и яркую программу, посвященную художнику Дмитрию Пригову. Его фигура, мне кажется, на Урале до конца не исследована. Мы берем на себя эту миссию, чтобы вместе с фондом Пригова, музеем литераторов Урала, Пермским музеем современного искусства и центром городской культуры в Перми сделать большой проект, посвященный Пригову. Много нас ждет в этом году дел и проектов, хватило бы сил.

«Фашистов и каннибалов звать не будем»

— И все-таки о внутреннем цензурировании гостей и персон, которые здесь выступают. Кому и почему вы готовы отказать?

— Для нас нет персон нон-грата. Были случаи, когда люди по каким-то причинам просто отказывались принимать участие в дискуссиях, мероприятиях. Для нас нет никакой преграды. Цензом является наш персональный интерес к тем или иным фигурам, людям, и нет никаких барьеров, нежелательных гостей. Рады всем. Главное, чтобы это не противоречило законодательству. Фашистов и каннибалов звать не будем.

Денис Корнеевский считает, что для Ельцин Центра нет персон нон-грата. Здесь рады всем, но только без политической подоплеки

— Но в свое время вы отказали Ксении Собчак, Алексею Навальному в проведении предвыборной программы.

— Мы принципиально не работаем с политическим сегментом. У Ксении Анатольевны [Собчак] есть масса талантов. Она к нам заявлялась с фильмом «Дело Собчака» — это хорошая работа. Ксения Анатольевна приехала, рассказала про фильм, пообщалась с аудиторией. Навального знаю на сегодняшней день как человека, который занимается политикой. Если бы он решил попробовать себя в кинорежиссуре, в творчестве, — пожалуйста, приходите. Дискуссию? Тоже пожалуйста. Все, что касается междисциплинарных вопросов и направлений, связанных с историей, наукой, искусством, мы всегда открыты для всех. У меня спрашивали, готов ли я привезти Эдуарда Лимонова. Я знаю его как прекрасного писателя, но для меня далеко то, что он пропагандирует своими политическими лозунгами.

— Ельцин Центр стал площадкой, где обсуждают проблемы ЛГБТ, людей с ограниченными возможностями здоровья, тему ВИЧ. Какие еще острые темы будут подняты?

— Темой инклюзии пронизаны многие наши программы, это направление для нас одно из приоритетных. Несколько лет назад внутри центра мы создали отдел инклюзивных программ, чтобы помочь обществу и самим себе лучше понимать людей, которым требуется особое внимание и помощь. 

Помимо ежемесячных занятий — «Клуба ответственных детей» и цикла «Без предрассудков», мы хотим повторить масштаб «Дня открытых людей», посвященного дню информирования об аутизме. Мы работаем над большой программой, посвященной аутизму и делаем ее максимально интересно, аттрактивно. Чтобы заинтересовать не тех, кто столкнулся с аутизмом в кругу семьи, а тех, кто ошибочно может считать, что это глубоко больные люди, или тех, кто думает, что аутизм заразен.

Сейчас идет поиск спонсоров для проведения большого книжного фестиваля в Ельцин Центре

— В декабре 2014 вы проводили первый профессиональный форум представителей частных книжных магазинов. Также вы проводили «Философскую школу». Не было ли мыслей повторить это в Екатеринбурге?

— Сейчас мы пытаемся найти дополнительные средства на проведение большого книжного фестиваля. Екатеринбург — читающий город, город образованных людей. Удивительно, что до сих пор нет традиции проведения большого книжного события, которое город заслужил давно. Здесь работают прекрасные издатели, иллюстраторы, есть читающие люди, что понятно по объему продаж книг в «Пиотровском». Отмечу, что по итогам прошлого года, наш книжный  — единственный не сетевой магазин за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, который продает книги в больших объемах. 

Если мы найдем единомышленников с возможностями, то сделаем фестиваль, который сможет обозначить сегодняшнее проблемное поле для литераторов и книжного рынка. Есть идея открыть маркет, пригласить спикеров. Мы на многое способны, но наши возможности ограничены и приходится искать тех, кто нас может поддержать, помочь деньгами, ресурсом.  

Партнерский материал

Реклама

Реклама