Пикет против ввоза урановых «хвостов» и акции в сквере. Художница Фра Анжелика — о том, зачем протестует в ЕкатеринбургеОсновательницу творческого объединения Post Art Фра Анжелику теперь знают не только как художника, но и как активиста, выступающего против ввоза урановых отходов в Новоуральск. Сначала она представила горожанам инсталляцию на эту тему в рамках эковыставки «Первая пластиковая». Потом вместе со своими коллегами-художниками Фра Анжелика вышла на одиночные пикеты в центре Екатеринбурга. На днях она организовала и согласовала первый городской пикет против ввоза урановых «хвостов». IMC поговорил с художницей о том, зачем она устраивает акции, вопреки запретам близких и собственному страху.
18+

«Не высовывайся, не лезь»

Пикет против ввоза урановых «хвостов» и акции в сквере. Художница Фра Анжелика — о том, зачем протестует в Екатеринбурге

Экология
24 Декабря, 14:30
Автор: Диана Кучина
Фото: Марина Молдавская

Основательницу творческого объединения Post Art Фра Анжелику теперь знают не только как художника, но и как активиста, выступающего против ввоза урановых отходов в Новоуральск. Сначала она представила горожанам инсталляцию на эту тему в рамках эковыставки «Первая пластиковая». Потом вместе со своими коллегами-художниками Фра Анжелика вышла на одиночные пикеты в центре Екатеринбурга. На днях она организовала и согласовала первый городской пикет против ввоза урановых «хвостов». IMC поговорил с художницей о том, зачем она устраивает акции, вопреки запретам близких и собственному страху.

Все началось со сквера

— Меня радует то, что люди начинают чувствовать ответственность за мир, за город, в котором живем, и за то будущее, к которому мы все движемся. Раньше все только хотели жить хорошо, в стране с чистым воздухом, нормальными законами, но делать для этого никто ничего не хотел. За последний год ситуация начала меняться. Весной я и мои коллеги-художники выходили отстаивать сквер (имеется в виду сквер у Театра драмы, где с 13 по 19 мая шли протесты против строительства храма святой Екатерины на этой территории — прим.ред.). Сложно было оставаться равнодушным, когда происходит несправедливость, которая задевает тебя лично.

Фра Анжелика и ее коллеги по цеху в сквере у театра Драмы. Фото: Fra Angelika/Instagram

Я живу в Екатеринбурге с 2006 года, сама родом из Волгограда. Я приехала сюда учиться в архитектурном университете. Екатеринбург всегда был для меня вторым домом, меня часто отправляли сюда на каникулы. Отсюда мой папа, бабушка с дедушкой. Когда приятельница впервые отвела меня в сквер у Театра драмы, я увидела молодежь, которая там отдыхала. Я влюбилась в Екатеринбург и по сей день сквер для меня остается самым любимым местом в городе. Поэтому нам было важно выходить, отстаивать его свободу и право на существование. Вместе с Таней Голевой и Анастасией Пищугиной мы принесли туда арт-объект —  дерево, водили вокруг него хороводы. К нам подключились дети, родители, наш хоровод расширился, так мы обняли весь сквер. Было около трех-четырех тысяч человек, мы обняли сквер в два кольца. Я не сторонник ссор и конфликтов, я художник. Для нас важно нести добро через искусство, жизненные принципы.

С этим протестом по поводу урановых «хвостов», меня снова задели лично. Я жила несколько лет в Невьянске, у меня муж оттуда, там же живут его родители. Это для меня второй родной город, он соседствует с Новоуральском. Ситуация с экологией у нас на Урале катастрофически плачевная. Вот на днях в городе почувствовали, какой стоял смог, дышать было невозможно, мы даже окна не открывали. Сначала мы готовили эковыставку. По теме урановых «хвостов» тогда стали появляться первые публикации, прошла информация по поводу утечки радионуклидов с подземных захоронений, которые могли попасть в Нейво-Рудянский пруд. В связи с этим я сделала световую инсталляцию «Новоуральский шахматный клуб». Потом срежиссировала перформанс, который мы показываем в рамках авторских экскурсий на выставке. 

Перформанс на тему ввоза урановых «хвостов» на Урал. Фото: Post Art Union/Instagram

Поэтому пикет — логичное продолжение того, что я делаю с лета. Мы занимаемся просветительской деятельностью, лучше скажу словами Чехова: «Я не хочу народ развлекать, я хочу его просвещать». Мне как художнику близка эта позиция. Современно искусство не может быть вырвано из контекста сегодняшнего дня, от того, что происходит здесь и сейчас. Задача искусства — поднимать эти темы. Вспомните работу Пабло Пикассо «Голубь мира», которая произвела колоссальный эффект на зрителя того времени. Искусство не может оставаться в стороне, оно высвечивает своим прожектором проблемы и помогает вынести их на обсуждение, сделать значимыми. У художников есть миссия — мы эволюционеры общественного сознания.

«Не высовывайся, не лезь»

— Пикет прошел, но я боюсь. Боюсь штрафов, вдруг могут дать за что-нибудь. Пришлют мне «письма счастья», не дай бог. Мне все говорят: «Не высовывайся, не лезь». Порой слышу что-то из серии, зачем мне это надо, и лучше бы мы уезжали отсюда. Последний раз мне сказали: «Ничего ты не добьешься, и всем на нас плевать, ты хоть под поезд ляг костьми, по тебе проедут и дальше пойдут». Мне страшно, но я иду. А как иначе? Как можно спокойно спать, когда ты предаешь свои принципы, как можно быть самим собой до конца тогда? Понимать, что ты говоришь одно, а делаешь другое, что ты сам не верен своим словам, жизненным идеалам. Я не могу оставаться в стороне, поэтому я этим всем и занимаюсь.

Да, есть, кто обвиняет в хайпе, но, послушайте, хайповать можно миллионом других разных способов. Зачем нарываться на проблемы, чтобы тебя потом из машины снимали и следили за тобой (имеет в виду полицию и представительство министерства общественной безопасности Свердловской области — прим.ред.)? Я не хожу постоянно на митинги с плакатами. Только по тем поводам, что задевают меня лично и тревожат. Это все о чувстве собственного достоинства.

Сначала Фра Анжелика вышла на одиночный пикет в центре Екатеринбурга. Фото: Фра Анжелика

Мне было очень страшно, когда я получила согласие на проведение пикета, когда мне дали добро. Отправлять и рассылать информацию я стала только на следующий день. На меня очень сильно давила семья, родственники говорили: «Откажись». И я почти приняла их точку зрения. Давили, что место не то, что ерунда «это все», смысл собираться в таком месте (пикет был согласован в парке имени 50-летия ВЛКСМ — прим. ред.), что нужен центр, что здесь я ничего не добьюсь. Я расстроилась, опустила руки и не сначала не стала ничего никому отправлять. Я не могла спать, ревела всю ночь из-за того, что страшно и никто не поддерживает.

Было чувство, что ты отказался от принятого тобой решения, испугался, сжался, спрятался и позволил себя запугать, за себя принимать решение, манипулировать собой. Потом я все-таки приняла решение, несмотря ни на что. Мне стало радостно и спокойно, на пикет шла без волнения. Думаю, постою одна, еще приедет Таня (художница Татьяна Голева, поддержавшая идею пикета, — прим.ред.), со мной — сотрудники полиции. Если что, просила бы их защищать меня от их же самих. Выходят же в Питере люди, в Москве, тут выходят. Я сделала все правильно, люди пришли, высказали свою поддержку. Многие из них были незнакомы мне. Для меня это показатель.

Фра Анжелика и участники городского пикета. Фото: Марина Молдавская/IMC

Мне сложно выбирать между семьей, своими идеалами и принципами, пока меня перед выбором никто не ставит. Пока семья все же не одобряет, но и не запрещает мне заниматься общественной деятельностью. Если я не смогу выражать свою позицию так как на пикете, то в любом случае всегда продолжу выражать ее посредством искусства.

Главное — не молчать

— Какие шаги предпринимать дальше — пока не знаю. Пока каких-то конкретных действий и решений у меня их нет. Идти за помощью к губернатору Свердловской области или нет? Я не знаю. Пока для того, чтобы согласовать пикет мне пришлось выйти из зоны комфорта, изучить огромное количество материалов перед одиночным пикетом. Как будет дальше развиваться ситуация — будем смотреть по событиям. Я не могу сказать, что буду готова через месяц кидаться под поезд c отходами, который к нам приезжает. Но я знаю, что нужно об этом говорить, готового рецепта не знает пока никто.

На городском пикете за порядком следили сотрудники полиции и министерства общественной безопасности Свердловской области. Фото: Марина Молдавская/IMC

Я понимаю одно, что главное — не молчать, доносить до большого количества числа людей, мотивировать их выходить на лицу. Буду дальше согласовывать пикеты, создавать арт-объекты, пытаться как художник говорить на эту тему языком искусства, приглашать людей и информировать. Я верю, что это поможет. Даже то, что сейчас есть — уже давит на руководство компании «Росатом», они уже стали собирать встречи с экологами. Нашей ответственной гражданской позицией мы призываем руководство «Росатома» к открытости, ведь они везут это нам.

Страшно от осознания, что по факту мы все букашки, и если система захочет, то просто перемелет нас в своих жерновах. Все эти дела, как с журналистом Иваном Голуновым (корреспондент «Медузы» Иван Голунов был задержан по ложному обвинению в покушении на сбыт наркотиков — прим.ред.), с фигурантами «Московского дела» (имеется в виду дело, возбужденное после массовых протестных акций, прошедших летом 2019 года, из-за недопуска кандидатов на выборы в Мосгордуму. На данный момент по нему проходят 18 человек, — прим.ред.), показывают, насколько мы в этом плане ничтожны перед системой и легко расправляется с людьми, которые не боятся открыто выражать свое мнение. Но я знаю точно, что чем нас больше, тем мы громче, тем нас лучше слышно. Я верю в Россию и люблю нашу страну, людей, и меня правда вдохновляют люди, которые героически отстаивают Шиес (с осени 2018 года в Архангельской области и республике Коми идут акции протеста из-за строительства мусорного полигона возле железнодорожной станции Шиес — прим.ред.), екатеринбуржцы, вышедшие за сквер и все те, кто несмотря на страх и запугивания, не боятся говорить о том, что так с нами нельзя.

Отметим, что по данным российской организации Greenpeace на предприятие «Росатома» УЭХК в Новоуральске, планируется отправить из Германии 12 тыс. тонн урановых «хвостов». Существующие технологии позволяют перерабатывать всего около 5% ввозимого обедненного урана, остальные отходы хранятся в бочках на территории предприятия. Экоактивисты выступают против хранения отходов из-за их токсичности и существующей угрозы утечки при транспортировке. Однако, данные дозиметров, которыми измерили радиационный фон бочек, прибывших в Санкт-Петербург, не превышают допустимых пределов.