Архитектор из Голландии — об исследовании Дворцов культуры на Урале и проекте, который изменит городаЭтой осенью архитектор из Голландии Дарья Наугольнова, получившая грант на исследование и ревитализацию Дворцов Культуры по всей России, проехалась по городам Урала и побывала в Екатеринбурге, где осмотрела заброшенные ДК в рамках своего проекта и поразмышляла, что с ними можно было бы сделать. IMC поговорил с Дарьей о том, зачем она вернулась в Россию изучать советское наследие, какие методы помогут превратить уральские Дворцы культуры в новые «третьи места» и глобально —  как их ревитализация должна прекратить десоциализацию общества.
18+

Возвращение в родной ДК

Архитектор из Голландии — об исследовании Дворцов культуры на Урале и проекте, который изменит города

21 Ноября, 16:09
Автор: Анна Ягода
Фото: Марина Молдавская

Этой осенью архитектор из Голландии Дарья Наугольнова, получившая грант на исследование и ревитализацию Дворцов Культуры по всей России, проехалась по городам Урала и побывала в Екатеринбурге, где осмотрела заброшенные ДК в рамках своего проекта и поразмышляла, что с ними можно было бы сделать. IMC поговорил с Дарьей о том, зачем она вернулась в Россию изучать советское наследие, какие методы помогут превратить уральские Дворцы культуры в новые «третьи места» и глобально —  как их ревитализация должна прекратить десоциализацию общества.

Архитектор Дарья НаугольноваАрхитектор Дарья Наугольнова

Возвращение в Россию и создание школы для всех

— Я уехала в Голландию одиннадцать лет назад и поступила там в Амстердамскую архитектурную академию, все это время работала в бюро, которое проектирует школы, офисы, общественно-образовательные здания. Два года назад у меня накопилось желание приехать в Россию, чтобы реализовать здесь что-нибудь новое. Я наблюдала такую ситуацию: все проектируют шикарные жилые комплексы и буквально «впихивают» вовнутрь совершенно непонятные типовые школы. Мой хороший друг, по совместительству главный архитектор Воронежа, пригласил меня провести воркшоп «Школа для всех». Так начались мои проекты в России. 

Вместе с группой студентов и школьников мы подготовили проект школы, который бы учитывал особенности нашего общества, которое состоит из разных людей, с разными талантами, способностями, ограниченными возможностями или асоциальным поведением. Мы руководствовались своим и чужим опытом, мнением педагогов, родителей и здравым смыслом, с большой любовью и вдохновением создали прототипы трех школ нового поколения: школа для одаренных детей, инклюзивная школа и школа для трудных подростков. Весь этот проект мы сделали за десять дней и он взял первое место на «Зодчестве» (международный фестиваль в России, на котором проходит смотр достижений в области архитектурной деятельности городов и регионов — прим.ред.) 2018 года.

Проект инклюзивной школы для детей с особенностямиПроект инклюзивной школы для детей с особенностями

«Идентичность в типовом»: единственный опыт во всем мире, который не удается повторить даже в Европе

Занимаясь проектами в России, я обратила внимание на то, что в моем родном городе Воронеже есть Дворец культуры, который находится почти в самом центре, но при этом пустует и разрушается. Мы с моим коллегой Алексеем Боевым подумали, что это странно, начали исследовать эту тему и изучать типовые Дворцы культуры в России. Конкретно в вашей области таких семь — в Екатеринбурге на ВИЗе, в Верхней Пышме, Дегтярске, Полевском, Ревде и Асбесте. Мы заинтересовались ими, потому что типовое строительство культурных центров — это единственный опыт для всего мира. Рассказывали об этом своим коллегам в Голландии, которые даже представить себе не могли, что у нас есть такое. Мы начали исследование «Идентичность в типовом» (так называется исследование, посвященное ревитализации Дворцов культуры в России, — прим.ред.) и пришли к выводу, что Дворцы культуры были очень значимы для общества. Во-первых, они являлись амортизатором национальных конфликтов. Люди приезжали из разных областей, республик, имели разные религии, уровень образования. В этом случае, ДК выполнял функцию интеграционного центра и объединял людей. В Голландии сейчас тоже пытаются повторить подобное, строят Cultural Centers, но пока их попытки не заканчиваются успехом. Нам стало интересно, почему это работало и работает у нас?

Разные типы Дворцов культуры в РоссииРазные типы Дворцов культуры в России

Мы начали с Воронежа и выяснили, что с 1950 по 1990 годы финансированием зданий занимались промышленные предприятия, так как именно ДК помогали социализировать жителей целого района. Вот представьте, например, ваш Уралмаш. В нем живет около 300 тыс. человек и благодаря ДК они могли бы пересекаться, общаться чаще, находить общие интересы. Потому что сейчас такого не происходит. Конкретно в Воронеже исчезла промышленность, ДК перестали спонсироваться, перешли в частную собственность и стали пустовать. Отчасти, из-за этого происходит мощная десоциализация общества в России. Общих объектов и «третьих мест» у людей нет. И если Екатеринбург еще пытается это компенсировать, то в таких городах, как Полевской или Ревда людям действительно негде собираться. В Свердловской области почти все Дворцы культуры перешли в муниципальную собственность и продолжают финансироваться городом. Другие ДК по России переходят в частную собственность и тогда с ними происходят две печальные вещи: либо они полностью разрушаются, либо превращаются в неудачные коммерческие объекты.

Дворец Культуры — старое новое «третье место». Как возродить то, что уже было создано

— Цель нашего исследования заключается в том, чтобы найти такую стратегию, при которой Дворец культуры будет самоокупаем. На самом деле, приспособить такое здание под какую-нибудь «Пятерочку» — очень тяжело. Другие ДК, даже если и работают, то очень неэффективно. 

Например, сидит в гигантском помещении условный Владимир Иванович, заслуженный деятель искусства, со своим коллективом, который занимается в этом здании три или четыре раза в неделю. Все остальное время это помещение на замке. Коммунальные услуги очень дорогие, поэтому таким зданиям нужно физическое перепрограммирование. Чтобы оно начало зарабатывать деньги, [здание] должно работать почти 24 часа в сутки. 

Сейчас ДК не охватывают людей трудоспособного возраста. Очень тяжело встретить молодежь, которая ходит в ДК, ведь для них там нет совершенно никакого предложения. Когда я была в Дворце культуры у вас на ВИЗе (Центр культуры и искусств «Верх-Исетский» — прим.ред.), я обратила внимание на невероятную красоту этого здания, но внутри оно абсолютно пустое.

Центр культуры и искусств «Верх-Исетский»Центр культуры и искусств «Верх-Исетский»

Уже сейчас существует огромный запрос, осталось только добавить в здание полезные функции. Например, коворкинги, кафе, пространства для лекций и дискуссий, мастерские. Нужно делать приложение с 3D-моделью этого здания и календарем, чтобы каждый человек мог зайти и посмотреть, в какие даты есть свободные помещения, чтобы использовать их. Таким образом, здание очень быстро заполнится. 

Раньше Дворцы культуры предназначались для районов, в которых жили 15 тысяч человек, сейчас на этой же территории живет 50 тысяч человек. Поэтому о колоссальности спроса не стоит даже спорить. Раньше у ДК были всесоюзные сети, они делились коллективами, руководство знало друг друга в лицо. Это давало толчок в развитии, но сейчас такого нет. У вас существует большая пропасть между городом и областью, где все связи нарушены.

Руины обходятся их владельцам в миллионы

— Каждый ДК имеет свою идентичность, важно ее подчеркнуть.  Вы не отделаетесь одним Ельцин Центром или «Домом Маклецкого», общественных пространств должно быть больше. Вопрос упирается только в то, кто за это будет платить? Ведь даже если здания сейчас пустуют, кто-то должен вложить деньги в то, чтобы оно вновь заработало. 

Мы разрабатываем такую финансовую стратегию, чтобы при минимальных вложениях здания потихоньку заработали и начали приносить первую прибыль. Сейчас у всех ДК есть владельцы, и даже если здания находятся почти в руинах, их отапливают и тратят на это миллионы в год. ДК стоят десятилетиями, в них все равно вкладывают деньги. В проекте ревитализации мы рассчитываем на государственно-частное партнерство. В случае, если владелец вкладывает от себя какую-то часть денег, то город, в свою очередь, снимает с него на время обязательство платить часть налогов, так как функции ДК — культурно-социальные и полезные для районов. В Воронеже мы уже поговорили со всевозможными чиновниками, которые пошли нам навстречу и сказали, что, если мы выдвинем адекватное и аргументированное предложение, то они готовы инвестировать в такие проекты. Это все вопрос активности руководителей и комьюнити, которые будут приходить в управленческие органы и лоббировать эти вопросы. 

В Воронеже мы уже успели ревитализировать один ДК Машиностроителей, который сейчас выглядит очень современно. Мы максимально сохранили модернистскую эстетику, но при этом, сделали новую библиотеку, молл, лаунж-зоны, коворкинги.

Проект ревитализации здания и территории вокруг ДК Машиностроителей в ВоронежеПроект ревитализации здания и территории вокруг ДК Машиностроителей в Воронеже

Новая айдентика ДК Машиностроителей — концертные программки, грамоты, значки, визитки и так далееНовая айдентика ДК Машиностроителей — концертные программки, грамоты, значки, визитки и так далее

Реконструкция Дворца культуры в Воронеже уже началасьРеконструкция Дворца культуры в Воронеже уже началась

Я хочу сказать, что нет ничего невозможного. Когда мы начинали, все нам говорили: «Забудьте, ничего у вас не получится». Мы сделали крупную конференцию в Воронеже, где собрали директоров ДК, тех, кто работает в этой системе, активистов, креативные институции. Мы рассуждали, почему при колоссальном спросе, здания продолжают стоять в таком плачевном состоянии. Мы начали серьезно подходить к этой теме, сделали воркшоп со студентами, провели социальные исследования, ездили по ДК, общались с детьми, которые туда ходят. Мы сделали макеты с функциональным наполнением, показали, каким может быть окружение. Презентовали этот проект на Зодчестве, получили гигантский положительный фидбэк. Люди благодарили нас за то, что мы наконец-то занялись этим вопросом.

Почему целые районы превращаются в гетто

— Мы выиграли грант на изучение ДК, который называется «Грант на создание устойчивого общества посредствам дизайна». Сейчас мы разработали две стратегии. Первая — это разработка некого прототипа эффективного экономического функционирования уже существующего ДК, чтобы оно быстро сошло с баланса города и стало самоокупаемым. Если нам удастся доказать это, я думаю, что город будет готов давать деньги на реконструкцию. То же самое мы хотим показать и частным владельцам, чтобы они поняли, что есть более удачные использования здания, чем размещение там продуктового или чего-то еще. Вторая стратегия — есть объективный запрос в новых районах, в которых нет зданий с социально-культурной функцией и это очень сильно влияет на жизнь его жителей. Потому что в отсутствии мест дополнительного образования, район быстро превращается в гетто. Чем больше я разговариваю с работниками культуры, тем больше я понимаю, что у людей есть basic instinct (базовый инстинкт — прим.ред.) и потребность в творчестве, лекциях, образовании.

Как помочь проекту и стать его участником?

— С момента, как мы получили грант, прошло три месяца. Сейчас наша задача — наладить нетворкинг в разных регионах, чтобы каждый желающий мог бы стать партнером исследования. Мы сделали сайт (он запущен 20 ноября и пока дополняется - прим.ред.), где представлены три типа ДК по всем городам, чтобы люди могли сами добавлять фотографии, истории, пожелания и давать обратную связь — есть ли у них потребность в ревитализации. Мы не мыслим в масштабе одного города или ДК, а пытаемся продумать глобальную систему того, как это можно массово реконструировать и создавать работающую систему вновь.

От Екатеринбурга в проекте «Идентичность в типовом» принимают участие архитектор Илья Полянских (на фото рядом с Дарьей) и Любовь Дёгтева, известная по проекту «Том Сойер»От Екатеринбурга в проекте «Идентичность в типовом» принимают участие архитектор Илья Полянских (на фото рядом с Дарьей) и Любовь Дёгтева, известная по проекту «Том Сойер»

Фото: Марина Молдавская/IMC; Вячеслав Солдатов/IMC. Проект школы предоставлен Дарьей Науголновой.

Реклама

Реклама