Опыт Великобритании: как в стенах университетов учат уличным протестамПочти весь октябрь участники международного экологического движения «Восстание вымирающих» (Extinction Rebellion, сокращенно — XR) блокировали целые районы Лондона, приковывали себя к столбам у здания правительства, приклеивались к поездам и неделями ночевали на улице в палатках. Это не первая подобная акция. Активисты требуют у британского правительства объявить чрезвычайную ситуацию в связи с изменениями климата и верят, что именно такая тактика поможет донести экстренный характер проблемы. 
18+

«Правительство все провалило»

Опыт Великобритании: как в стенах университетов учат уличным протестам

31 Октября, 17:26
Автор: Анастасия Долгова
Фото: Анастасия Долгова

Почти весь октябрь участники международного экологического движения «Восстание вымирающих» (Extinction Rebellion, сокращенно — XR) блокировали целые районы Лондона, приковывали себя к столбам у здания правительства, приклеивались к поездам и неделями ночевали на улице в палатках. Это не первая подобная акция. Активисты требуют у британского правительства объявить чрезвычайную ситуацию в связи с изменениями климата и верят, что именно такая тактика поможет донести экстренный характер проблемы. 

Корреспондент IMC побывал на собрании «Восстания вымирающих» в Сассекском университете в самом либеральном городе Великобритании Брайтоне, куда радикальные экоактивисты приходили агитировать студентов. В репортаже рассказываем, почему сторонники движения считают, что у эффективного протеста есть свои правила, что заставляет студентов пропускать пары и бороться за восстановление «климатической справедливости» и почему университеты разрешают обучать протестам в своих стенах.

Протесты после и вместо пар

В помещении актового зала Сассекского университета в Брайтоне шумно. Здесь собралось около 200 человек, многие из них — первокурсники. Накануне — протесты в Лондоне, куда собирается  ехать больше половины пришедших. Разговоры об изменении климата в Великобритании и так слышны на каждом шагу — в кафе, в парках, в библиотеках. А в университете эти беседы чрезвычайно сконцентрированы. Сюда пришли люди, которые намерены протестовать несколько дней подряд, а кто-то даже хочет быть арестованным.

На полу перед студентами разложили разноцветные листовки: «Бунтуй всю жизнь», «Ты голосуешь за них, ты им платишь, заставь их услышать», «7,6 миллионов человек — один дом», «Меняй политику, а не климат».  

— Ребята, вы здесь, так как вы знаете, что мы живем не в лучшее время, — отрывает нас от чтения плакатов активистка Клаудиа Фишер, начиная встречу. — Но мы, «Восстание вымирающих», здесь, чтобы изменить это. 

Клаудиа Фишер находится в движении XR с его основанияКлаудиа Фишер находится в движении XR с его основания

Клаудии Фишер около 50 лет, у нее пятеро детей. Вот уже почти год с начала основания движения все свое свободное время она тратит на то, чтобы информировать жителей Брайтона о надвигающейся экологической катастрофе. 

Активисты «Восстания вымирающих» убеждены, что наша планета протянет недолго, если не предпринять срочных мер по сведению до нуля выбросов парниковых газов, которые являются причиной глобального потепления. Несмотря на то, что Великобритания стала первой из экономически развитых стран, законодательно поставившей цель не выбрасывать в атмосферу CO2 к 2050 году, движение требует сделать это не через 31 год, а через 6 лет.

При этом активисты не предлагают решений по достижению этой цели. Они хотят добиться срочных действий от правительства, которое, по их мнению, не говорит им всей правды об экологических изменениях и поставило такой далекий срок — 2050 год — из-за сильного лобби крупных корпораций.

У радикальных экоактивистов сформулировано три требования: провозгласить экологическую чрезвычайную ситуацию,  свести к нулю выбросы парниковых газов к 2025 году и создать общественный совет по вопросу экологической и климатической справедливости. Есть у них и 10 принципов, которые, как они верят, помогут добиться желаемого. Именно о них и рассказывают студентам университетов.

Черные наклейки — песочные часы, заключенные в круг, который символизирует Землю, — можно найти по всей Великобритании. Это символика движения «Восстание вымирающих». Образ того, что время уходитЧерные наклейки — песочные часы, заключенные в круг, который символизирует Землю, — можно найти по всей Великобритании. Это символика движения «Восстание вымирающих». Образ того, что время уходит

Клаудия Фишер пришла в университет со своей напарницей по «Восстанию вымирающих» Бет О’Лиари, так как студенты сами позвали их выступить и рассказать о принципах организации, а также о том, как быть тем, кто намерен ехать в Лондон — сердце климатического протеста.

— Кто-нибудь читал отчет Межправительственной группы экспертов по изменению климата? — продолжает она. 

Из зала несмело поднимается рука, однако девушка говорит весьма уверенно. Она рассказывает об отчете 100 ученых из 40 стран, которые пришли к выводу, что нужно удержать повышение глобальной температуры не на уровне 2°С, о чем говорится в Парижском соглашении по климату, а на уровне 1,5°С. По их мнению, чем выше это значение, тем больше негативных последствий ожидает природу и человека.

— Если ничего не делать сейчас, то весь юг нашей планеты будет уничтожен из-за растущей температуры, и это несправедливо, ведь он пострадает от нашего текущего образа жизни, — подхватывает Фишер. — А потом на планете случится массовая миграция — более 200 миллионов человек окажутся в поисках жилья из-за непригодных условий жизни, а из-за этого могут случиться войны. Леса уже горят, на Багамах случился страшный ураган… Последствия нашего «использования» Земли в корыстных целях уже на пороге.

После небольшой справки и агитации участники переходят к принципам движения.

«Ненасилие» и неповиновение

Во главу угла «Восстание вымирающих» ставят принципы гражданского неповиновения и ненасильственной борьбы, которые им вскоре придется применить на практике во время протестов в Лондоне.  

— Мы никого не атакуем, ни физически, ни вербально, — объясняет Клаудиа Фишер. У нас другие методы. Например, блокирование движения в городе, чтобы привлечь внимание и добиться того, чтобы правительство сказало нам всю правду. Чувствуете разницу? Потому что ответом на нападение будет оборона, а если вы пойдете и спокойно поговорите о ситуации, люди будут почти обязаны вас выслушать и, в конце концов, услышать.

Ее напарница Бет О’Лиари рассказывает об исследовании, согласно которому все движения, которые использовали насильственную стратегию, чтобы добиться перемен, в итоге были свергнуты.

— Если ты применяешь насилие, люди этого не забывают. Мартин Лютер Кинг и Махатма Ганди придерживались ненасильственных тактик. И добились своего. Так что это доказано, — говорит О’Лиари.

Активистка Бет О’Лиари призывает к ненасильственному протестуАктивистка Бет О’Лиари призывает к ненасильственному протесту

Фишер добавляет, что ненасильственное отношение свидетельствует о дружелюбии, нетоксичности и помогает привлекать сторонников. К тому же неверно винить людей, которые входят в корпорации, за ошибки их структур. Обвинение способствует включению механизма зашиты, который никак не способствует диалогу.

— Оскорблять и бить людей — не очень то хорошо, во-первых, — говорит Клаудиа. — Во-вторых, как только вы прибегаете к насилию, подключается армия. А армия точно победит нас. Так что если мы никого не будем обижать, то мы и через 20 лет будем страной, свободной от насилия.

На вопрос о том, почему агитация проходит именно в университете и будет ли что-то за это студентам, Бет О’Лиари, которая работает в студенческом театре, сразу отвечает, что студенческий профсоюз поддерживает учащихся во всех их начинаниях. 

— Традиционно Сасссекский университет очень радикален. Например, одно из зданий университета названо в честь Нельсона Манделы — переименования добились студенты. И сейчас университет собирается вернуться к своему протестному наследию и снова бросить вызов статусу-кво. Я работаю в вузе и вижу то, насколько его сотрудники хотят выпустить сильных, независимых, креативных, смелых студентов, которые готовы отстаивать то, во что они верят. Наш вице-канцлер (должность, соответствующая в Российских вузах заместителю ректора — прим.ред.) признал и провозгласил климатическую чрезвычайную ситуацию три месяца назад. То, что он это сделал, я думаю, выразило его согласие с тем, что делают студенты, и «благословило» их на протест против изменения климата. Студенты всегда были самыми активными в протестах, кто, если не они? — подчеркивает Бет.

Сами студенты с этой характеристикой согласны. В перерыве мне удается познакомиться с сотрудницей студенческого профсоюза Фейт Терри-Дойл. Именно она пригласила активисток «Восстания вымирающих» выступить перед студентами.  

— Мы, студенческий профсоюз, если честно, даже особо сильно не старались, чтобы к нам пришло так много людей. Просто это действительно волнует многих. На ярмарке студенческих организаций для первокурсников к нам записалось почти 450 человек. И мы просто пригласили их на эту встречу. Чтобы такое устроить, нам не надо спрашивать разрешения декана или преподавателей, так как это мероприятие студенческого профсоюза. Однако мы четко даем знать, что участие в таком протесте — личная ответственность каждого, — комментирует Терри-Дойл.

«Многие хотят, чтобы их арестовали»

Тем не менее, ошибочно думать, что «Восстание вымирающих», проводящее агитацию в Сассекском университете, готово отправить студентов на передовую. Необязательно ехать в самое сердце протеста — в Лондон. Есть занятия для тех, кто остается в тылу: «креативная группа» рисует транспаранты и флаги, «отдел агитации» распространяет листовки, есть группа, отвечающая за финансы и пожертвования, есть те, кто ведут сайт и соцсети движения. Кстати, коммуникация во время протеста идет через Telegram, который активисты считают самым удобным мессенджером.

— У тех, кто едет в Лондон, будет группа из 7-15 человек, с которыми вы будете держаться вместе. Чтобы не получилось так, что кто-то пропал, а этого никто и не заметил, — продолжает Клаудиа Фишер.

При этом деньги на поездки в Лондон на протесты выделяются из бюджета студенческого профсоюза.

Среди студентов есть и те, кто намеренно хочет, чтобы их арестовали. Чтобы это сделать, не обязательно нападать на полицейских, или, упаси боже, бросать в них пластиковыми бутылками. Можно, например, приклеить себя к поезду метро или прямо к асфальту.

— Те, кто хочет быть арестованным, делают это, чтобы замедлить работу системы, и тем самым обратить внимание на свои требования. Тюрьмы и пункты временного содержания в Лондоне переполняются, так что они должны отправлять задержанных в города-спутники. Так что это подрывает систему, — поясняет Фейт Терри-Дойлейт.

Одна из растяжек, которые студенты приготовили для поездки в ЛондонОдна из растяжек, которые студенты приготовили для поездки в Лондон

Всем на всякий случай выдают листовки-памятки с «что делать, если вас арестовали». Среди членов «Восстания вымирающих» есть и юристы, которые помогают братьям по протесту. Есть и те, кто дежурит у отдела полиции и следит за тем, чтобы арестованные ни в чем не нуждались.  

— Я точно поеду в Лондон, но пока что не знаю, буду ли я что-то делать для того, чтобы меня арестовали, — делится студент по имени Дэниел. — Впервые я присоединился к XR в прошлом ноябре, когда все только начиналось. Я ходил на протест в Лондоне и мы устраивали похоронную процессию перед Букингемским дворцом. Я сделал это, потому что понял что наше правительство не слышит нас. В апреле случился международный протест, и я тоже был в Лондоне. Это, конечно, совпадало по датам с моими парами в университете, так что я из-за всех сил старался посвятить протесту столько времени, сколько мог.

«Залог успешного протеста — это веселье»

— Итак, почему же мы все-таки едем в Лондон? — хочет удостовериться в эффективности экологической проповеди Клаудиа.

— Потому что правительство все провалило, — доносится из зала.

— Да, они провалили все и не делают ничего для объявления чрезвычайной климатической ситуации.Поэтому мы здесь, — отвечает она. — Будет непросто, но помните о том, что у вас у вас есть конституционное право протестовать. А у полиции есть обязанность защищать граждан этой страны. В Лондоне мы должны сломать систему настолько, насколько это возможно. Ведь мы будем находиться там, где сконцентрирована вся политическая элита. Наши действия заставляют людей говорить о нас и о проблеме изменения климата. Таким образом мы оказываемся в топе повестки.

— А еще залог успешного протеста — это веселье и позитивные эмоции! Если мы будем просто сидеть с кислыми или сердитыми лицами и умирать от скуки, у нас ничего не получится. Так что мы должны веселиться! — поддерживает коллегу Бет О’Лиари.

Ведущие встречи напоминают студентам, что с собой нельзя брать ничего опасного, то, что на казенном языке называется «колюще-режущими предметами». Рекомендуют взять немного денег, необходимые таблетки, теплую одежду, палатки для тех, кто будет ночевать прямо на проезжей части. Можно взять музыкальные инструменты, паспорт, себя, друзей, и транспаранты с лозунгами.

— Вы будете теми, кто добьется перемен. Вы — на правой стороне истории. Люди спросят вас: «что вы делали в 2019 году», а вы ответите: «Я был там и был частью движения, потому что не мог игнорировать проблему, — заключает О’Лиари.

Во что протест обошелся государству

Протесты в Лондоне длились две недели, — сколько и планировали активисты. При этом за три дня до окончания акций полиция запретила им протестовать, что сейчас собираются обжаловать юристы движения. Однако  несмотря на запрет полиции, экоактивисты продолжили акции протеста в Лондоне, переместившись с Трафальгарской площади к министерству транспорта.

Всего за две недели было задержано свыше двух тысяч человек, что стоило британской полиции 37 миллионов фунтов. Простым горожанам это стоило нарушения привычного течения жизни. Пока одни бросали университет и пропускали пары, чтобы посвятить все свое время протестам, другие, не оценившие методов борьбы «Восстания вымирающих», боялись потерять работу из-за постоянных блокировок движения и активно противостояли протестующим.

Фото: Анастасия Долгова; Анна Ладыгина. 

Реклама

Реклама