Ольга Комлева и непрофессиональная актриса — о перформансе «Отличное тело», где женщины делятся историями неприятия своего телаУральский экспериментальный театр «Место» представил вербатим-перформанс под названием «Отличное тело», который создатель театра и контент-куратор проекта Ольга Комлева анонсировала как «очень феминистскую» постановку. Для его создания драматург Тая Сапурина провела серию интервью с женщинами, что отозвались на open-call и согласились рассказать об опыте неприятия собственного тела. В зал, где состоялась первая встреча, пришло более 30 екатеринбурженок — красивых женщин, которые по разным причинам стесняются своего веса, проблемной кожи, заболеваний и других моментов. После месяца работы в проекте остался огромный архив разных историй, часть из которых была показала в формате видеоинтервью в пространстве торгового центра, а часть транслировалась через перформеров и актрису, выступившую медиатором. Только одна девушка согласилась огласить свои отношения с телом лично. IMC поговорил с Ольгой Комлевой и непрофессиональной актрисой Марией Гуд, что нашла в себе смелость выйти на сцену и рассказать об опыте изнасилования и долгом периоде привыкания к своему телу после травмы.
18+

«Я не могла „не“»

Ольга Комлева и непрофессиональная актриса — о перформансе «Отличное тело», где женщины делятся историями неприятия своего тела

8 Июня, 17:25
Автор: Юлия Субботина
Фото: Марина Молдавская

Уральский экспериментальный театр «Место» представил вербатим-перформанс под названием «Отличное тело», который создатель театра и контент-куратор проекта Ольга Комлева анонсировала как «очень феминистскую» постановку. Для его создания драматург Тая Сапурина провела серию интервью с женщинами, что отозвались на open-call и согласились рассказать об опыте неприятия собственного тела. В зал, где состоялась первая встреча, пришло более 30 екатеринбурженок — красивых женщин, которые по разным причинам стесняются своего веса, проблемной кожи, заболеваний и других моментов. После месяца работы в проекте остался огромный архив разных историй, часть из которых была показала в формате видеоинтервью в пространстве торгового центра, а часть транслировалась через перформеров и актрису, выступившую медиатором. Только одна девушка согласилась огласить свои отношения с телом лично. IMC поговорил с Ольгой Комлевой и непрофессиональной актрисой Марией Гуд, что нашла в себе смелость выйти на сцену и рассказать об опыте изнасилования и долгом периоде привыкания к своему телу после травмы.

Местом действия перформанса был выбран торговый центр «Мега». Первый показ полной версии постановки состоялся в пятницу на этой неделе. Зрителей пригласили в закрытое здание на Металлургов за час до полуночи, импровизированная сцена расположилась рядом с фудкортом в окружении рекламных баннеров по бокам. 

Художница Людмила Калиниченко подготовила для перформанса инсталляцию в виде женских фигур, которые во время постановки хаотично перемещались по пространстве и служили ширмой обнаженным перформерам и непрофессиональной актрисе. 

Само действие представляло собой серию монологов разных женщин, озвученных актрисой Театра драмы Екатериной Соколовой, где прозвучали как очень интимные истории о выкидыше и жестоком бодишейминге, так и знакомые  многим женщинам моменты отвержения и принятия кажущихся несовершенств тела. Истории транслировались и на большом экране, где их уже рассказывали сами участницы проекта, глядя прямо в камеру, смущаясь и опуская глаза. Некоторые плакали. После этого зрителям дали возможность высказаться самим в формате открытого микрофона, сломав таким образом четвертую стену. И уже казалось, будто все истории, прозвучавшие на «сцене», — общий опыт, к трансляции которого необходимо присоединиться. Но происходившее в торговом центре во многом зависело от случая. Как пояснила нам создатель театра, исполнителям дали определенную свободу, а сам перформанс родился из совершенно другой идеи.   

Ольга Комлева — о создании перформанса, отборе историй, инсталляции и собственном впечатлении от «Отличного тела»

— Началась эта история неожиданно. Ко мне подошла молодая девушка Эльвира, режиссерка, и сказала, что хочет сделать проект. Она хотела использовать пьесу американской авторки “Отличное тело” (имеется в виду пьеса Ив Энцлер, известной по работе “Монологи вагины”, где собраны признания женщин, решившихся заговорить о своей вагине без брезгливости и смущения, - прим.ред.) и воплотить этот текст в очень традиционном формате. Я предложила оттолкнуться от этой идеи и собрать свои истории, потому что каждой девушке есть, что сказать о своем теле. Но для нее это был рисковый шаг и, когда мы объявили open-call, она сказала, что не готова работать с этим материалом и с непрофессиональными артистами. Поэтому у нас сложилась команда из людей, которые занимаются экспериментальными вещами. На open-call пришло больше 30 женщин. Когда я их увидела, удивилась, насколько они красивые, классные, но не считают себя такими. Просто ужас насколько мы, женщины, самокритичны. Мы просили прийти и рассказать о проблемах со внешностью, а оказалось, что все намного глубже - очень много было проблем, связанных с насилием и с тем, как после пережитого травматического опыта по-новому женщины начинают ощущать свое тело. Было много историй про внутренние психологические проблемы, возникшие на почве неприятия своего тела, своей внешности.

Во время подготовки перформанса, мы составили истории так, что каждая «опрокидывает» предыдущую. Например, одна героиня говорит про регресс, а следующая — про восстановление после беременности. И некоторые девушки приходили с одной проблемой, а уходили с другой. В самом процессе интервью с драматургом Таей Сапуриной могли раскрываться новые проблемы. 

Получился не только вербатим, то есть документальный проект, но и художественное высказывание. Я пригласила Люду Калининченко, она создала инсталляцию. Все фигуры разной фактуры. Издалека можно не понять, насколько они друг от друга отличаются, но вблизи ты видишь — одна из стекла, другая из меха, третья из картона. Так же и с человеком. Чем ближе ты его узнаешь, тем больше ты понимаешь, насколько он индивидуален в своих проявлениях. Для героинь это тоже некие маски-фигуры, за которые они прячутся. Для меня было важно, чтобы каждая девушка рассказала свою историю лично, но больше 80 процентов отказалось от публичности. Был фотопроект Ксюши Лариной, там многие героини без лица готовы были сфотографироваться. Из более чем 30 женщин согласилось всего лишь 5 человек.

Когда мы обсуждали этот проект, мы думали - да, это табуированные темы, но не думали, что женщины настолько боятся публично обсуждать их.

Принципиально важно участие Наташи Левченко с Настей. Они единственные в нашем городе, кто занимается перформансом в правильном понимании. Вместе мы подготовили структуру, в рамках которой героини свободно действуют. То есть это не отрепетированные действия. Допустим, героини прыгали на столах обнаженными, но не было утверждено, как именно они будут это делать. И Катя Соколова некоторые моменты тоже не говорила на репетиции - каждый раз у нее новый текст, это рефлексия на сам перформанс.

Вообще, больше всего в проекте меня поражает сочетание больших пространств, витрин торгового центра и не рекламного образа обычной женщины. Когда мы запустили первый раз видео на экране с интервью нашей героини, возник необычный диссонанс - на больших экранах в торговых центрах мы привыкли видеть идеальные женские лица и фигуры, а не себя, простых женщин. 

Кульминацией перформанса стал рассказ одной из героинь, столкнувшейся в двенадцать лет с насилием. Рассказывая о том, как она училась жить с этой частью своей биографии, девушка постепенно освобождалась от предметов одежды и осталась на «сцене» почти полностью обнаженной. Она единственная рассказала свою историю лично, без медиатора-актера. Как мы узнали позже, девушку зовут Мария, а фамилия у нее Гуд. Сейчас ей девятнадцать лет, а посмотреть на ее первый перформанс пришел муж и мама, которая дочерью гордится. Маша рассказала IMC, что считает важным говорить о травмирующем опыте, и как только она узнала о перформансе, сомнений об участии не было. 

Мария Гуд — о том, почему решила принять участие в проекте и что почувствовала после первого обнажения и откровения на «сцене»

— Было удивительно отсутствие стыда и желания сбежать и одеться. Я думала, что буду с этим бороться, что это будет сложно, но это произошло естественно. Сама среда, зритель, те, кто устраивал этот перформанс, оказались для меня заботливой и мягкой средой, в которой я полностью безопасно себя чувствовала. Несмотря на то, что я рассказывала очень личные вещи, я не чувствовала, что говорю их в противовес кому-то, чтобы доказать что-то. Я не чувствовала отторжение. 

Я не могла не. Я понимала, что если я не пойду, то мне будет обидно, что я в этом не поучаствовала. В принципе я довольно много занимаюсь активизмом и не могу молчать о вещах, которые вижу. В какой-то момент я начала замечать сексизм и объективацию, и всё — теперь я его вижу. Так с любой ксенофобией. 

Когда я узнала о проекте — не было вопроса, хочу я или нет. Нас спрашивали о том, насколько мы готовы участвовать — показать свое лицо, рассказать историю лично. Я не понимала, к чему этот вопрос. Для меня выйти и рассказать историю со своим именем и лицом — это единственно правильный ответ. Кто, если не я? Я побоюсь и не выйду, кто-то побоится и не станет обнажаться, кто-то не скажет о своем насилии и будет всю жизнь с этим жить и скрывать это. У меня есть смелость, и готовность говорить о своем опыте — это одна из тех вещей, которой я, надеюсь, могу помочь людям.

Был полный зал женщин разных возрастов с разными проблемами. Уже тогда у нас было ощущение, что делаем что-то крутое и сильное. 

Эффект, который я уже ощутила — для меня оказалось большой магией то, как слова меняют вещи. Как меняются объекты, если о них говорить. Как меняются явления, если о них говорить. Табуированные темы кажутся несуществующими. Это понятно и на простых вещах. Например, до сих пор многие люди боятся слова месячные и делают вид, что их не существует в природе. Когда мы не замалчиваем вещи и говорим о насилии и другом опыте, эти вещи становятся реальными, и мы уже можем с ними что-то делать. Очень сложно обратиться за помощью, когда никто вокруг этого не делает. Тебе сложно себе помочь. Когда появляются люди, перформансы, статьи, где говорят об этом, гораздо проще рассказать о том, что случилось с тобой и не держать это в себе.

Второй и последний показ перформанса состоится 8 июня в 23:00 в ТЦ «Мега». Зарегистрироваться можно здесь.

Реклама

Реклама