«Курара», Наум Блик, Diddley Dogs: репортаж с концерта в защиту сквера у ДрамтеатраВ субботу, 16 марта, в Center club в Ельцин Центре прошел концерт «Скверу быть» с участием екатеринбургских музыкальных групп в защиту сквера у Драмтеатра. По данным организаторов, на мероприятии было больше тысячи человек. В начале концерта зал обошел наряд полиции, сотрудники искали в зале несовершеннолетних. О чем говорили музыканты со сцены, что ожидали услышать горожане и кого не пустили на мероприятие — в репортаже IMC.
18+

Шесть часов музыки, тысяча горожан и наряд полиции

«Курара», Наум Блик, Diddley Dogs: репортаж с концерта в защиту сквера у Драмтеатра

17 Марта, 04:26
Автор: Сабрина Карабаева
Фото: Марина Молдавская

В субботу, 16 марта, в Center club в Ельцин Центре прошел концерт «Скверу быть» с участием екатеринбургских музыкальных групп в защиту сквера у Драмтеатра. По данным организаторов, на мероприятии было больше тысячи человек. В начале концерта зал обошел наряд полиции, сотрудники искали в зале несовершеннолетних. О чем говорили музыканты со сцены, что ожидали услышать горожане и кого не пустили на мероприятие — в репортаже IMC.

На входе в клуб — огромная очередь. Тех, кто прошел охранников, досматривающих сумки, организаторы предупреждают: если будет проверка, может понадобиться паспорт. Сразу предлагают оставить подпись в защиту сквера. В начале концерта по залу, за спинами нарастающей толпы, ходят несколько сотрудников полиции.

— Мы писали [в социальных сетях в группах концерта «Скверу быть»], что можно пускать [несовершеннолетних] в сопровождении взрослых людей. Но пришел наряд полиции и сказал: ни в коем случае, — рассказывает IMC один из организаторов мероприятия и представительница сообщества «Парки и скверы Екатеринбурга» Анастасия Катакова. — Сотрудники полиции сказали, что им поступила жалоба, что здесь присутствуют люди младше 18 лет. Они даже прошлись по залу и поспрашивали там паспорта. После этого мы начали проверять паспорта на входе.

В группе «Скверу быть» сразу появился пост с извинениями организаторов за то, что зайти на концерт с ребенком не получится. При этом на сайте и на официальных страницах Ельцин Центра в социальных сетях не было ни этой новости, ни анонса концерта. По словам Анастасии, информацию о мероприятии не публиковали, потому что «до последнего была вероятность отмены концерта»: аренда клуба была бесплатной, а вот за работу охранников организаторам пришлось заплатить.

— За порядком нам приходится очень усиленно следить. Перестраховка идет и с их стороны, и с нашей, — говорит Анастасия. — Провокаторов у нас достаточно, даже сегодня многие ломились сюда. Мы знаем этих людей, они приходят даже на самые небольшие наши мероприятия и начинают оскорблять людей. На некоторых личностей пришлось охране показать пальцем.

Среди тех, кого не пустили на концерт, оказались активист, представитель объединения «Храмовая альтернатива» Андрей Фирсов и представившийся журналистом Иван Абатуров. По словам Фирсова, причина, по которой его отказались впускать, не была озвучена.

— Мне сказали: «Вы нежелательное лицо на данном мероприятии», хотя я показал журналистское удостоверение, — добавляет Иван Абатуров.

Если за пределами клуба атмосфера напряженная, то внутри — идиллия.

На сцене выступает группа «Тарантина». Представляя новую песню, солистка рассказывает о том, где она была написана.

— Мы иногда играем на набережной и в сквере — эта песня пришла к нам там. Поэтому закройте глаза, представьте: лето, плотинка, сквер, ветер. Это важно.

Людей в зале становится все больше: как рассказала Анастасия Катакова, на сайте TimePad на событие зарегистрировалась тысяча человек.

— Но нам кажется, что уже сейчас (на момент между 18 и 19 часами — прим. ред.) через наши двери прошло больше тысячи, — замечает она.  

Публика разновозрастная: покачивают под музыку головами как молодые, так и пожилые люди.

— Я люблю живую музыку слушать и не хочу храм вместо сквера, — молодая художница Алена Шабурова кратко объясняет, почему пришла на концерт.

Ее подруга говорит, что группа, которую она ждет больше всего, — это «Курара».

Справа от сцены — длинная скамейка, ее заняли пенсионеры. Одна из сидящих женщин переписывается с подругой и зовет ее прийти на концерт. Вместо лишних слов она записывает аудиосообщение — отрывок из песни очередной выступающей группы.

По соседству с ней другая пенсионерка делится мнением уже сразу с несколькими приятельницами в WhatsApp’е.  «Я послушала „Курару“ в „Гугл. Музыке“. Не мое))» — замечает одна из собеседниц. Женщина аргументирует: «Здесь музыка вторична, первична обстановка».

Однако есть и те, кому ни музыка, ни обстановка не пришлись по душе. На концерт пришел уральский режиссер документального кино Владислав Тарик. Он взял с собой камеру в надежде снять материал, который бы послужил основой для короткометражного фильма. Однако почти сразу после начала концерта он, разочаровавшись, ушел.

— Я понимал так, что это протестная акция. Здесь я не увидел ничего такого, кроме молодежной тусовки. Думал, начнут скандировать «Рабы не мы, мы не рабы». Сегодня женщины выходили с какими-то котелками на головах (вероятно, имеется в виду «молебен» пастафариан по скверу — прим. ред.), на мужиках — бороды. И маленький транспарант «За сквер». Они все пофоткались, им этого оказалось достаточно. Выложат в интернет. Ну, обращайтесь вы к горожанам. Я возмущен, унижен как гражданин и как горожанин. Почему референдум признан незаконным? Почему так манипулируют, жонглируют верой, христианством? Почему об этом никто не говорит? — говорит Владислав Тарик.

Но выступающие музыканты все-таки говорят небольшие речи. Например, Наум Блик.

— Ребята, я сейчас не открою Америку, но скажу, что людьми двигают две вещи — это любовь и страх. Все, что мы делаем, мы делаем исходя из этих главных и важных чувств. Как известно, завтра будет молебен в сквере и есть информация, что туда людей сгоняют под угрозой увольнения, проблем на работе…

По залу разносится неодобрительное «Фу-у-у».

— Это очень жаль, конечно, что так происходит. Вот человек говорит, узнавал: триста рублей, — кивает Наум Блик на кого-то в толпе. — Как низко мы пали. Хорошо, что у нас вход бесплатный.

Зрители щедро аплодируют.

 — Еще знаете, чем наше мероприятие отличается от завтрашнего? Тем, что у нас все по-настоящему.

Снова аплодисменты.

Речью музыканта проникаются не все. Две девушки больше озадачены аксессуарами на ведущем Александре Царикове и Науме Блике — на обоих практически одинаковые красные шапочки.

— Почему они в них? — задумчиво спрашивает одна.

— Видимо, это революционно, — предполагает вторая.  

После следующего трека Наум Блик вновь делает небольшую паузу и обращается к слушателям.

— Я вот что еще хочу сказать: как известно, ничто не вечно под луной и когда-нибудь самые темная ночь закончится, самые темные времена пройдут и придут другие времена, более светлые.

Одобрительный гул.

На следующий день, 17 марта, на месте Храма-на-драме пройдет молебен с участием известных актеров — Сергея Безрукова, Михаила Пореченкова, Алексея Чадова и Михаила Галустяна.

— Мы уже смеемся и немножко думаем, что то, что завтра будет происходить в сквере, — это ответочка на наше мероприятие. Даже те, кто не слышал о нашем, услышат о том. Многие новости сейчас подаются на сравнении: «Галустян vs „Курара“. Кого мы выбираем?», — говорит организатор Анастасия Катакова.

Концерт идет с 17 до 23 часов. На улице окончательно темнеет. Пока в Ельцин Центре поют и танцуют в защиту сквера, в самом сквере под светом фонарей работает снегоуборочная техника, расчищая место для завтрашнего «ответного» мероприятия.

Реклама

Реклама