Московский электронный дуэт IC3PEAK о том, как быть свободными и не бояться будущего В эту субботу на летней площадке Tele-Club пройдет фестиваль «Вилы», где выступит весь цвет новой русскоязычной музыкальной волны. Среди них – московский дуэт IC3PEAK, авангардисты-электронщики, которых с восторгом принимают как на Урале, так и в южной Америке. Накануне фестиваля мы пообщались с музыкантами о смелости, ностальгии, ненависти и о том, как записывать музыку в домике в лесу.
18+

«Мы смелее многих»

Московский электронный дуэт IC3PEAK о том, как быть свободными и не бояться будущего

27 Июля, 13:04
Автор: Дмитрий Ханчин

В эту субботу на летней площадке Tele-Club пройдет фестиваль «Вилы», где выступит весь цвет новой русскоязычной музыкальной волны. Среди них – московский дуэт IC3PEAK, авангардисты-электронщики, которых с восторгом принимают как на Урале, так и в южной Америке. Накануне фестиваля мы пообщались с музыкантами о смелости, ностальгии, ненависти и о том, как записывать музыку в домике в лесу.

Для слушателя, незнакомого с вашим творчеством – с какого релиза вы бы посоветовали начинать знакомство?

Настя: Если слушатель русскоязычный, то с русскоязычного альбома «Сладкая жизнь» стоит и начать.

Ник: Логично с наших самых первых релизов – они довольно короткие.

Этот альбом вы записали в домике в лесу. Как это было?

Ник: Вокруг – лес, речка, железнодорожная станция, магазин «Дикси», несколько алкоголиков, несколько бабушек. Там ничего необычного нет, обычный подмосковный деревенский чилл. Мы до сих пор там живем.

Настя: Этот домик – наша студия, где мы продолжаем работать над новой музыкой. Нет соблазнов из разряда «выйти погулять, увидеться с друзьями». Ты полностью погружен в творческий процесс, и ничего тебя не отвлекает.

В альбоме чувствуется какое-то традиционно русское напевное начало – вдохновлялись ли вы каким-то фольклором?

Настя: Язык определяет вокал. Русские гласные очень певучие, и это возымело какой-то мелодический эффект. Но никакой традиционной русской музыкой мы специально для этого альбома не вдохновлялись. Скорее, нас вдохновляли социальные моменты, сам факт того, что мы находились в России, были окружены российскими реалиями.

IC3PEAK производит впечатление группы, у которой, помимо собственно музыки, есть какая-то большая цель, сверхидея.

Ник: Внутри проекта у нас нет никакой великой, глобальной цели. Мы просто создаем проекты, нам просто это интересно.

Настя: Мы себя не мыслим как какие-то мессии и пророки. Мы просто художники, а все художники в каком-то смысле пытаются менять окружение, либо просто обращать внимание на какие-то вещи. Мы этим, собственно, и занимаемся. Есть то, что нас не устраивает, травмирует, и мы не боимся об этих вещах говорить вслух.

Например?

Настя: Это касается и внутренней, и внешней политики нашей страны, социального неравенства, неравного распределения прав между полами внутри общества. То, как устроено общение между людьми. То, что у нас принято друг друга угнетать, унижать. Это глобальные проблемы, они всех не устраивают. Но некоторые люди в этой системе существуют и думают, что по-другому никак. Мы же надеемся, что все это можно изменить.

Ник: Неравенство, сексизм, гомофобия, необразованность, глупость, злость, агрессия – все это вызывает у нас эмоции, которые мы отражаем в музыке.

Настя: Система правосудия в России – это полная жесть. А школа – это тюрьма. Мне кажется, детям должны платить за то, что они там учатся.

Как у вас произошел тот переломный момент, когда вы поняли, что пора бросать учебу и работу и отдавать себя творчеству? И насколько сложно такое решение принять, если ты живешь в России?

Ник: В принципе, это довольно сложное решение, потому что общество настроено не очень доброжелательно по отношению к людям, которые бросают учебу и начинают заниматься тем, что им нравится. Но это того стоило. Мне, наверное, было легче, чем Насте: я всегда терпеть не мог российскую систему образования, с начальных классов и до последних курсов института, с которых я как раз и ушел.

Настя: Я всегда знала, что не буду работать в офисе. Это был вопрос времени: надо было только найти нишу, в которой захочу развивать свой потенциал. У нас с Колей были отдельные проекты, и когда мы начали общий, то сразу поняли, что будем посвящать себя ему целиком и полностью, и больше ни на что другое свое драгоценное время тратить не будем. Так что с первых дней существования IC3PEAK мы не работали и не учились и благодаря проекту можем себя материально обеспечить. Считается, что художнику не должны платить за его искусство, что искусство должно принадлежать всем, и если он требует какие-то деньги, это ненормально. А нам кажется, что это совершенно нормально – быть успешным художником. Опять же, мы не стремимся целенаправленно в какую-то коммерческую среду. Мы в принципе ни в какую среду не стремимся, мы свою создаем.

Ник: Сейчас у IC3PEAK уникальный момент: нас резко стало слушать больше людей, но при этом у нас нет никаких контрактов, нас ничто не сдерживает, и мы все еще делаем, что хотим, но уже на большую аудиторию.

Настя: Мы же полностью селфмейд-проект, и чувство, что никто не может сказать тебе, что ты должен, а что не должен, безумно вдохновляет.

Есть ли в этой среде место для других художников? Есть ли артисты, с которыми вы бы чувствовали некое творческое родство?

Ник: Есть много художников и музыкантов, которые нам нравится, но мне сложно сказать, идем мы с кем-то в волне или нет. Мы – одни в поле воины.

Настя: Мне кажется, все современные музыканты и художники делают что-то вместе, просто не всегда между ними выстроена коммуникация. Мы все существуем в одном времени, и это время по-своему отражаем. Может быть, это большой пазл, который мы все вместе собираем, но пока не знаем об этом.

Где вам больше нравится играть и где вас лучше принимают – в России или за рубежом?

Ник: Молодежь везде более-менее адекватная, что в Европе, что в Латинской Америке, что в США, что в России. Везде куча образованных, интересных молодых слушателей, которые нас воспринимает такими, какие мы есть.

Настя: Мы видим, что наша публика подрастает, нам кажется, что они понимают нас. В России у нас с русскоязычным альбомом все хорошо, но недавно мы вернулись из французского тура, где этот альбом тоже прекрасно понимают, подпевают на ломаном русском. Языковые границы стираются, и западного слушателя просыпается интерес к музыке на русском языке. Мне вообще кажется, что на IC3PEAK случайные люди не слушают, поэтому везде, где мы были, нас принимали хорошо. За исключением совсем ранних выступлений, когда играли в непонятных местах.

Ник: Случались выступления, на которых нас никто не понимал – например, когда мы играли на разогревах совершенно далеких нам артистов. Но мы получали от этого какое-то садистское удовольствие.

А с Екатеринбургом у вас уже успели сложится какие-то отношения?

Ник: В Екатеринбурге всегда приятно играть. Мы дважды играли в «Доме печати», и оба раза хорошо прошли.

Настя: Но оба раза все прошло слишком быстро: приехал-отыграл-уехал. Я даже город, если честно, не видела, и очень надеюсь в этот раз этот пробел восполнить.

Вы играете на фестивале «Вилы» – что думаете о его участниках?

Ник: Есть интересные музыканты. Например, группа «Мальбэк» – качественная поп-музыка, местами очень интересная. Но мы с ними занимаемся совершенно разными вещами.

Настя: Мы всегда ощущаем себя немного обособленно. Но, мне кажется, круто, что такой фестиваль есть, что артисты очень разные.

А кого порекомендуете послушать и посмотреть, на что в искусстве обратить внимание?

Ник: Из режиссеров советую Хармони Корина, из музыки Denzel Curry, JPEGMAFIA очень крутой. Из музыки, которая всем известна – альбом «Kids see Ghosts» от Кид Кади и Канье Уэста, крутой новый альбом Pusha T, который тот же Канье продюссировал.

Настя: Скандинавский кинематограф, французское кино. Рубен Эстлунд – очень крутой шведский режиссер и сценарист. А вообще, советуем следить за последними достижениями науки. Это намного сильнее определяет вектор развития нашего будущего.

К слову о будущем: многие современные артисты так или иначе вдохновляется эстетикой девяностых, детскими воспоминаниями о культуре того времени. В вашей же музыке не чувствуется никакой ностальгии, кажется, что она направлена прямиком в будущее.

Настя: Мы просто не ностальгируем, ностальгия – чувство, к которому люди обращаются из какого-то страха, неопределенности в настоящем. В ностальгии они находят защищенность и комфорт. Нам кажется, что в настоящем и будущем нас ждет больше интересных открытий. И будущее нас не пугает. Возможно, потому что мы смелее многих, как бы это громко и пафосно не звучало.

Ник: (низким голосом, как в кинотрейлерах) IC3PEAK: смелее многих.

 Фестиваль «Вилы» стартует на летней площадке Tele-Club (ул. Карьерная, 16) в субботу, 28 июля, в 17:00. Билеты можно купить здесь.

Реклама

Реклама