В Уральском филиале государственного центра современного искусства проходит выставка «18. Совершенное», посвященная 18-летней истории этой культурной институции. Один из старейших сотрудников местного ГЦСИ – художник и куратор из Нижнего Тагила Владимир Селезнев – рассказал It’s My City, как центр отмечает свое совершеннолетие, а также поговорил о своих творческих итогах и планах на будущее. Например, о поездке на корейскую биеннале современного искусства.
18+

От комнаты до Уральской биеннале

Художник и куратор Владимир Селезнев о мусорном «Метрополисе», культурном расцвете Нижнего Тагила и 18-летии Уральского ГЦСИ

11 Января, 22:43
Автор: Вячеслав Солдатов

В Уральском филиале государственного центра современного искусства проходит выставка «18. Совершенное», посвященная 18-летней истории этой культурной институции. Один из старейших сотрудников местного ГЦСИ – художник и куратор из Нижнего Тагила Владимир Селезнев – рассказал It’s My City, как центр отмечает свое совершеннолетие, а также поговорил о своих творческих итогах и планах на будущее. Например, о поездке на корейскую биеннале современного искусства.

Что за биеннале проходит в Корее, и с каким проектом ты туда поедешь?

В этом году зимние Олимпийские игры будут проходить в двух южнокорейских городах, а в одном из них – Канныне – на два месяца откроется биеннале современного искусства. Это будет своеобразная культурная программа Олимпиады. Но при этом там объявили интересную тему «Словарь зла», и приглашенные художники в проектах будут говорить о проблемах современного мира. Это не просто выставка красивых картинок. Я приеду с инсталляцией «Метрополис», с которой выставлялся в нескольких городах. Она очень многослойная, в ней есть и социальный, и экологический подтекст.

Инсталляция «Метрополис»

Ты ее сделаешь прямо на месте?

Да, «Метрополис» я делаю по месту, руководствуясь картой города. Как правило, я изображаю тот город, в котором был. И делаю это из мусора того самого города. В Корее я сделаю инсталляцию, посвященную Сеулу – Каннын маленький городок, и делать работу о нем смысла нет. Так что мусор будет собран и привезен из Сеула. Я специально еду на неделю в Сеул, чтобы изучить город, какие-то знаковые архитектурные объекты, ландшафт и его топографию.

Это нужно для того, чтобы человек, живущий в этом городе, узнавал в «Метрополисе» знакомые места

Инсталляция «Метрополис»

Площадь инсталляции будет большая?

Почти 90 квадратных метров, это в два раза больше, чем было, например, на Московской триеннале в «Гараже», вдобавок я хочу задействовать стены. Так что в этот раз, надеюсь, инсталляция получится помощнее, чем раньше.

А как тебе удалось попасть на биеннале в Корее?

Один из кураторов биеннале Ли Хун Сук написал мне в фейсбуке, сказав что видел мою инсталляцию в «Гараже», потом выслал описание биеннале, и оно показалось мне интересным. Я вообще любитель Азии и азиатской культуры, а в Корее никогда не был.

Метрополис "Казань" from Pushkarev.film on Vimeo.

Другие художники из России будут там выставляться?

Еще на биеннале будут художники из Санкт–Петербурга, группа «Что делать?». Из постсоветского пространства приедут авторы из Украины и Казахстана.

Интересно, будут ли там работы про допинговый скандал.

Я думаю это скорее наша проблема, и кроме нас она мало кого волнует. Вообще, я считаю, что наши спортсмены должны ехать, потому что уж точно не они в этой ситуации виноваты. Пусть едут и выступают под нейтральным флагом, раз такое дело.

А я еду выступать под флагом искусства

Чем тебя привлекает современное азиатское искусство?

Российский и, допустим, немецкий менталитеты отличаются, но при этом мы все равно одинаковые – мы живем в одном мире. А Азия – это совсем другое, у них как будто параллельный мир, совершенно другая образность. Мне гораздо интереснее Азия, потому что ты туда приезжаешь как на другую планету, открываешь все заново, от еды до каких-то приятных мелочей.

Как для тебя сложился 2017 год – и в плане творчества и в плане кураторства?

Как художник, я выступал только на триеннале в Москве, остальное время ушло на кураторские проекты. И с ними я выложился на все сто – два проекта прошло на Урале (Выставка «Приручая пустоту» в Уральском ГЦСИ и спецпроект уральской биеннале «Миростроение» в Нижнм Тагиле. – Прим.ред.). Это были очень трудоемкие проекты, и на мой взгляд, они получились. Хотелось бы больше поработать как художнику, но такие вещи надо чередовать.

Выставка «Приручая пустоту»

Нижний Тагил в последние годы вообще переживает культурный ренессанс – там проходит проект биеннале, работают стрит–артисты и художники группы ЖКП, молодые музыканты играют в галерее «Кубива». С чем это связано?

Я рад, что такая активность происходит. На самом деле, там всегда были хорошие художники – и в 1970-х, и в 1980-х, и в 1990-х. Что касается ЖКП, то я видел их нестандартный подход к творчеству еще во время их учебы на худграфе (Художественно-графический факультет Нижнетагильского пединститута. – Прим. ред.). После них стали появляться и другие молодые авторы. И то, что там происходит, вселяет надежду. Даже если кто-то и будет уезжать, художественная активность в Нижнем Тагиле не прервется. При этом понятно, что жизнь там «вымывает» художников – нет работы, возможности не такие большие, как в крупных городах. Чтобы оставаться художником в Тагиле, нужно прилагать двойные усилия.

Персональная выставка ЖКП в Нижнетагильском музее изобразительных искусств

А муниципальные, государственные учреждения поддерживают молодое искусство, есть к нему интерес?

Первая персональная выставка ЖКП была в одном из зданий Нижнетагильского музея изобразительных искусств, так или иначе они сотрудничают. Но все же у музея нет нормальных условий для молодых – есть четкий график выставок, сами залы тоже не всегда подходят. С другой стороны, мне кажется, что смотреть ЖКП в «Кубиве» гораздо интереснее, чем в музее. Там это все живое, а когда переносишь их в «белый куб» галереи, то есть чувство недоделанности, небрежности от их работ. Хотя я понимаю, что так и должно быть, но человек, не знакомый с их творчеством, скажет: «Ну, чего вы тут мусора натащили».

История ЖКП – это история того, что искусство должно работать в контексте с местом

Персональная выставка ЖКП в Нижнетагильском музее изобразительных искусств

На биеннале ЖКП устроили «Кубиву» на площадке основного проекта. Как это смотрелось там?

На биеннале как раз не было этого «белого куба», это было похожее постиндустриальное место, «заброшка», которую заняли художники. И это выглядело адекватно. В музее изобразительных искусств, например, это было бы не так аутентично – они ведь не только картинки повесят, но и стены с потолком покрасят.

Проект «Миростроение» в Нижнем Тагиле

В декабре открылась выставка, посвященная 18–летию Уральского филиала ГЦСИ. Ты ощущаешь совершеннолетие ГЦСИ?

В Уральском ГЦСИ я 11 лет, работаю с 2006 года, и какие–то стадии развития прошел вместе с ним. Мы начинали в одной комнате, а остальное занимала вечерняя школа. Я помню, как у нас появлялись новые помещения, мастерские, двор. Я помню, как мы в 2009 году делали первый «Арт–завод», который потом превратился в Уральскую биеннале.

Пока для ГЦСИ это все-таки не до конца «свое место»: зданию нужна реконструкция. Но если раньше на выставки современного искусства приходили только на открытие, а потом весь месяц могло не быть посетителей, то сейчас люди ходят стабильно. При этом я вижу, что аудитория ГЦСИ и прирастает, и молодеет, это радует. Мы работаем как полноценное выставочное пространство. Думаю, что путь от одной комнаты до Уральской биеннале за 18 лет – это приличный шаг.

Выставка «18. Совершенное» в Уральском ГЦСИ

Фото: Светлана Усольцева, личный архив Владимира Селезнева, Вячеслав Солдатов