Художник Екатерина Шолохова о Б. У. Кашкине
18+

Народный дворник России

Художник Екатерина Шолохова о Б. У. Кашкине

13 Марта, 17:43, 2014 г.
Автор: Екатерина Шолохова

В Екатеринбурге, пожалуй, нет человека, который не слышал бы о легендарном Старике Букашкине, не видел, хотя бы мельком, где-нибудь в центре города росписи на заборах, иллюстрирующие его короткие стихотворения.

Сегодня, 13 марта – девять лет со дня смерти Букашкина, и мы публикуем подборку коротких историй-воспоминаний художника Екатерины Шолоховой о Старике Букашкине. По просьбе IMC, Екатерина написала и небольшое предисловие – на случай, если вы забыли, кто такой Букашкин.

Фотография из архива музея

Старик Букашкин – екатеринбургский художник, поэт, панк-скоморох, народный дворник России, создатель художественно-музыкального общества «Картинник». Мы познакомились, когда звали его Евгений Михайлович Малахин, работал он инженером-энергетиком, увлекался поэзией, фотографией, джазом и резьбой по дереву. Узнав, что я рисую, предложил участвовать в его проектах, и мое согласие положило начало дружбе длиной почти в четверть века.

Он был настоящим генератором идей, ценил и поддерживал творческие натуры, организуя на участие в его проектах. До сих пор на стенах города можно встретить росписи, иллюстрирующие его тексты и стихи. Созданное в его честь арт-движение художников «Старик Букашкин» прилагает все силы, чтобы они не исчезли.

Надо сказать, тогда он много чем занимался – проекты книжек, изданных в конце 1990-х, были им написаны, в основном, в 1980-е годы. Пение азбуки на разные лады, пословицы, поговорки – «охрана окружающей бороды», частушки, сочинение текстов для потешных антиалкогольных плакатов и кухонных досочек, и, как итог, создание в 1987 году общества «Картинник», запись альбома «Поем и плачем» (музыка и текст Б. У. Кашкина), позже были поездки по рок-фестивалям в качестве «фолк-панк-шоу-скоморох-тусовки», росписи стен, гаражей и мусорных баков, выступления по выходным в садике у Горсовета с раздариванием досочек-подарков, книгоиздательство, занятие садоводством на крохотном огородике в центре города - занимался всем, что предлагала жизнь. И увлекался всякими новшествами. Объяснял мне как-то, что такое «мегапиксель»: «Это, говорит, «уточкованность картинки»: чем больше точек она вмещает – тем лучше».

Фотографии из архива музея

В мастерской на печке всегда грелся чайник: Малахин чай очень любил и всем заказывал привозить разные сорта из командировок и путешествий. Один раз ему привезли чай из штата Джорджия. После тщательного рассмотрения пресловутая Джорджия оказалась Грузией – это была экспортная пачка грузинского чая, купленная за границей, вероятно, в одной из соцстран. Малахин долго хихикал.

Сижу грустная. Пришел Малахин, принес пачку индийского черного чая:

– Не грусти! Попей чайку и расшифруй!

– ?

– Не грусти – negrus tea – черный чай!

Утверждал, что моя учеба в Архитектурном институте есть измена свободному творчеству и поэтому, загружая меня работой, слал из командировок телеграммы с текстом: «Не изменяй!» Телеграфистки их сочувственно принимали.

На рок-фестивалях наша «фолк-панк-шоу-скоморох-тусовка», общество «Картинник» под руководством Б. У. Кашкина, выступала на малой сцене, в перерывах между выступлениями рок-групп. Разыгрывался целый спектакль с раздариванием подарков – досочек с картинками и текстами наших песен. Иногда находились желающие подыграть на музыкальных инструментах. Все струнные – балалайки, домры были настроены на до-мажор, то есть вместо традиционных «ми-ми-ля» было «до-ми-соль». Таким образом, даже самый не умеющий играть, ударив по струнам, извлекал полноценный аккорд.

Как-то в перерыве Евгений Чичерин – талантливый гитарист из Перми и член общества «Картинник», «поливал» на гитаре в стиле фламенко, инструментом он владел с малолетства. У Жени выходила замечательная импровизация, публика заслушалась. После заключительного пассажа под аплодисменты к нему, стесняясь, подходит один из зрителей: «Браток! Спиши аккорды!»

Фотография из архива музея

В перерывах между гастролями на рок-фестивалях, особенно летом, «Картинник» регулярно давал концерты по выходным в скверике у Горсовета. Брали с собой домры, балалайки, флейты, фанфары.

В начале 90-х страна переживала не лучшие времена, и поэтому многие зрители во время выступления пытались нам совать деньги, на что с удивлением встречали с нашей стороны категорический отказ. Ведь сам принцип выступлений «Картинника» заключался именно в дарении этих незамысловатых досочек с рисунками.

Как-то во время концерта к нам подошла канадская съемочная группа – документалисты снимали фильм о современной России. Долго снимали и наш концерт, а после стали давать доллары и были совершенно изумлены, увидев наши протестующие жесты. Б. У. Кашкин, в шутку, заявил, что он таких денег и не знает и это вовсе и не деньги, а какие-то грязно-зеленые бумажки, а деньги – это наши разноцветные рубли, но денег-то как раз-то мы и не берем – таков принцип выступления. На вопрос переводчика: «Какова цель ваших выступлений, ваша творческая задача?» – подвернувшийся под микрофон Ярослав, сын Б. У. Кашкина, важно изрек: «Приучать зрителя к подарку!»

Фотографии из архива музея

Урок Малахина: «Как вести себя в КГБ»:

– Пригласили меня в комитет госбезопасности. Стали выспрашивать: что Вы можете сказать об этом художнике? А об этом? Называют разные фамилии. Многие – члены Союза Художников, заходят ко мне в мастерскую частенько. Я тогда избрал беспроигрышную тактику. Говорю: «Что знаю? Этот – бездарность, и этот, и другой и, в общем, все! А вот я – гений! Хотите, свои стихи почитаю?

– И что?

– Отпустили! Больше не вызывали. Надоел я им.

Одесса для Малахина – отдельная замечательная часть жизни. Познакомился он с одесскими художниками в начале 70-х. Увлекался он тогда фотографией, и даже был отмечен на конкурсе в Претории (ЮАР). Слайд назывался «Ковровочка» – девочка из города Коврова, а сквозь нее просвечивает луг с цветами – наложение изображений.

С одним из своих друзей, одесским художником О. Волошиновым, познакомился на пляже, не поверите, на занятиях каратэ. Много лет спустя я увидела один из приемов (видимо, освоенных тогда – прим. ред.), когда Малахин с разворота засветил фингал одному литератору-авангардисту, принесшему в мастерскую свой опус «Кто, когда и от чего умрет». Для автора это было на уровне «хи-хи», к тому же хитрый писатель из Березовского намерил мэтрам свердловской культуры из Союза художников по 100 лет, а всем остальным – понемножку. На вопрос: «Почему такая избранность?» последовал ответ: «А тты и ттак на ладан дышишь...», за что и был получен «гонорар» в виде фонаря под глаз. Через день, кстати, второй глаз авангардиста украсил симметричный фонарь – от кого-то из коллег по творческому цеху. Конечно, худой, постоянно курящий, кашляющий Малахин внешне не тянул на долгожителя, но, как говорится, «Кто посмеет обидеть художника – того покарают боги!»

*Антиалкогольные открытки на стихи Б.У.Кашкина

Как-то Малахин привез из Одессы листочки со стихами поэта и художника Юрия Коваленко. Решили оформить небольшую книжечку. Я сделала ее способом монотипии, цветной темперой, вышло два экземпляра. Стихи были на русском и украинском:

Дуже смачна картопля

Печена в багаттi

В рiднiй хатi

Пiд заметiль

И дальше описывается вкусная, духмяная картопля. Каждый куплет начинался так же, как и первый. И кончался стих:

Дуже смачна картопля, коли ii нема!

Развал СССР и пробуждение национализма затронули на какое-то время и одесситов. Причем, этим увлеклись не выросшие на селе и прекрасно знавшие украинский язык, а «городские» украинцы.

Приезжаем как-то в начале 90-х, сидим у друзей. И вдруг:

– Вы, москали, полонили Вкраину!

Мы опешили

– Я тебя, что ли, Витя, полонила, или, может быть, Малахин?

Со временем все как-то улеглось, но иногда всплески бывали, поразительно совпадавшие с экономическим состоянием стран.

Фотографии из архива музея

Это всего лишь несколько воспоминаний о Б. У. Кашкине – Евгении Михайловиче Малахине. Пришли на память строчки из его песни:

– Я жить хочу еще так долго

Пока, пока, пока, пока

Пока зовется Волгой – Волга –

Великорусская река!

Это правда: пока память о человеке жива – жив и он сам.

ПРО МУЗЕЙ Б.У. КАШКИНА В ЕКАТЕРИНБУРГЕ:

Музей Б. У. Кашкина родился в конце 2008 года в недрах Департамента искусствоведения и культурологии тогда еще Уральского государственного университета им. А. М. Горького (сегодня УрФУ). Идея создания неакадемического музея в академической институции принадлежала главному вдохновителю и организатору этого проекта, директору департамента Тамаре Александровне Галеевой. Над созданием музея трудилась небольшая команда, состоящая из преподавателей, сотрудников и студентов департамента.

Дарья Костина, куратор музея Б.У.Кашкина:

«Музей посвящен неофициальному искусству Урала 1960–1980-х годов и современным альтернативным художественным практикам, включая наивное и самодеятельное искусство, арт-брют. Постоянная экспозиция в музее посвящена нашему главному герою – Евгению Малахину, или Букашкину. Мы собираем коллекцию, изучаем ее, показываем на выставках и в самом музее, и в других художественных институциях. За 5 лет работы музея мы провели выставки в Санкт-Петербурге, Челябинске, Перми и Нью-Йорке.

Я до сих пор называю Музей Б. У. Кашкина baby-музеем, и не только потому, что он небольшой, но и потому что он – наш общий ребенок. Мы его растим и верим в его будущее».

Обложка: Портрет Букашкина. Автор: Е. Шолохова

Мы работаем в интересах наших читателей. Если вам важно наличие такого СМИ, поддержите нас донатом.