Быстро. Коротко. Интересно
Телеграм-канал It'sMyCity
Подпишись на нашу группу в Facebook

Пять свердловских лет маршала Жукова

Как военачальник жил на Урале, с кем дружил и чем запомнился

Пять свердловских лет маршала Жукова
14 апреля 2016 12:05

Автор:
Анастасия Долгова

В этом году страна отмечает 120-летие со дня рождения полководца Георгия Жукова – одного из самых известных военачальников в российской истории. Споры о его вкладе в победу в Великой Отечественной войне, о методах командования, о взаимоотношениях со Сталиным не утихают до сих пор. IMC, вынося за скобки боевой опыт маршала, взглянул на Жукова как жителя Свердловска: после войны он несколько лет жил на Урале. 

Историческая рубрика на IMC выходит при поддержке политика и писателя Антона Бакова и проекта «Екатеринбург – императорская столица России».

На Урале маршал Победы Георгий Константинович Жуков провел пять лет – с 1948 по 1953 год. Однако в местной прессе до 1950 года нельзя встретить ни одного упоминания о нем. «Первомайский парад войск Свердловского гарнизона принимал командующий войсками Уральского военного округа» – на этом местные журналисты ставили точку, не называя имени опального полководца. Советские власти распорядились сократить информацию о Жукове, не устраивать почестей и особых приветствий в связи с назначением его командующим Уральским военным округом. Но Маршала Победы реабилитировали народная любовь и уважение свердловчан, которые невозможно было скрыть. Проведя в Свердловске недолгий период своей жизни, Жуков навсегда остался в истории города.

В то время как коллеги маршала Шарль Де Голль и Дуайт Эйзенхауэр стали президентами своих государств – Франции и США, Георгий Жуков оказался в опале. После победного года Сталин стал настороженно относиться к возрастающей популярности главнокомандующего. В 1946 году маршала обвинили по «трофейному делу» – за вывоз семи вагонов произведений искусства и мебели из побежденной Германии: «Тов. Жуков в бытность главнокомом группы советских оккупационных войск в Германии допустил поступки, позорящие высокое звание члена ВКП(б) и честь командира Советской Армии. Будучи полностью обеспечен со стороны государства всем необходимым, тов. Жуков злоупотреблял своим служебным положением, встал на путь мародерства, занявшись присвоением и вывозом из Германии для личных нужд большого количества различных ценностей», – писали в приказе министра Вооруженных сил СССР № 009 от 9 июня 1946 года. Потом Жукова «сослали» в Одессу, затем – в Свердловск. Приказом Министра Обороны СССР № 0137 от 4 февраля 1948 года его назначили командующим войсками Уральского округа, самого маленького военного округа страны.

Повседневная жизнь 

Накануне 14 февраля 1948 года начальнику свердловской железной дороги Василию Оборотову поступила телеграмма: необходимо встретить спецвагон из Москвы, однако кто в нем едет, не сообщалось. Маршала Победы встретили без почестей, о его прибытии было известно лишь некоторым военным, а простые свердловчане о его назначении командующим войсками УрВО даже не подозревали.

На следующий день после прибытия Жуков уже был в штабе по адресу проспект Ленина, 71. Зайдя в кабинет, первым делом он приказал вынести из него несколько диванов и аптечный шкаф – маршал приехал на Урал не отдыхать и не лечиться – работать. Позже, когда переезд маршала открылся, свердловчане, стоя у штаба, сверяли часы: Жуков подъезжал к главному входу ровно в 9:00, летом – на автомобиле, зимой – на санях.

Первое время маршалу приходилось жить в салон-вагоне, так как семья предыдущего командующего войсками округа В. Ф. Кузнецова еще не покинула здание, в котором посменно жили командующие. Наконец, в середине марта Георгий Константинович поселился в особняке с белыми колоннами на улице Народной Воли на территории бывшего женского монастыря в Зеленой роще, ансамбль которого передали квартирно-эксплуатационному управлению Уральского военного округа и объявили «военным объектом». Неподалеку находилась конюшня – Жуков любил лошадей, поскольку учился на кавалериста.

В 1996 году особняк превратили в дом-музей, однако он недоступен для простых посетителей. За стеной толщиной в метр по-прежнему находится военный объект, где посменно живут командующие округом. Охраняется он как внутри, так и снаружи. Доступ к нему имеют лишь делегации высокого ранга. В двух комнатах особняка в стиле ампир располагаются подарки, некогда сделанные маршалу, именное оружие, редкие фотографии уральского периода жизни, ростовая скульптура Жукова, бурка времен гражданской войны, в которой он командовал кавалерийским эскадроном, а также его портреты и атрибуты хобби – баян и охотничья фляжка.

Помимо особняка, у маршала была дача: на берегу озера Балтым в Верхней Пышме располагался двухэтажный деревянный терем. Охранялся он со всех сторон: к дому нельзя было подступиться ни с воды, ни с суши. Летом здесь отдыхали дочери Жукова – Эра и Элла. Позже маршал привозил сюда свою вторую, уральскую жену Галину Семенову. В середине 1980-х деревянная дача сгорела.

Народная любовь 

Несмотря на немилость вождя, народная любовь к маршалу Победы дала о себе знать, и в 1950 году коллективы Ирбитского мотоциклетного завода, Ирбтского автоприцепного завода, треста «Егоршин уголь» и колхозники сельхозартели имени Чапаева Туринского района выдвинули его в качестве кандидата в депутаты Верховного Совета СССР – высший законодательный и представительный орган страны. В итоге Жукова избрали депутатом, что говорит о том, что Сталин ослабил «санкции» и смирился с выбором народа – без согласования с высшим руководством такие вопросы не решались. С тех пор имя опального маршала стало появляться на страницах уральской прессы.

Народную любовь также доказывает, пожалуй, самый известный на Урале случай с участием маршала. На одном из первомайских парадов войск Свердловского гарнизона командующий войсками округа передвигался по площади на коне по кличке Мальчик. Из толпы появился фотограф Иван Пашкевич – вспышка его фотоаппарата ослепила жеребца, и тот сбросил маршала на землю. Фотографа поймали и засветили пленку с курьезным кадром, однако у Пашкевича было два фотоаппарата, и снимки Жукова на коне сохранились.

Толпа на время замерла, но маршал резко поднялся и продолжил принимать парад. Тогда собравшиеся на площади дружно закричали: «Жуков! Ура!»
Георгий Константинович много ездил по Уралу, в ходе предвыборной кампании встречался с населением – рабочими, крестьянами, что, впрочем, было для него не очень привычно – обычно он общался исключительно с военными. Желающих увидеть полководца было настолько много, что дома культуры не могли вместить всех желающих на него посмотреть, и из зданий выносились оконные рамы, чтобы полководца было слышно тем, кто остался на улице.

Маршал помогал колхозам, в которых после войны вовсе не было сельскохозяйственной техники – направлял списанную военную. С нее снималось оружие, и ранее боевые машины отправлялись на работу в поля. Крестьяне дали им название «Жуки» – в честь их благодетеля.

Щедрое сердце маршала

Несмотря на высокий военный чин и строгий нрав, с простыми людьми он общался на равных. 

– Современники вспоминали о щедрых поступках маршала: когда он останавливался в каком-нибудь доме во время охоты, всегда благодарил деньгами загонщиков, егерей, если помогали ему в охоте. Он не вел себя как барин, а считал, что в этом деле нет генералов, – рассказывает Анатолий Войтенко, полковник в отставке, председатель регионального Фонда Жукова. – Часто маршал останавливался в деревне Раскуиха под Полевским, сейчас на одной псарне, куда Жуков обращался перед охотой, висит мемориальная табличка. Также в мае мы планируем открыть мемориальную табличку в селе Новоипатово Сысертского района и таким образом отметить место, где командующий войсками останавливался несколько раз. И таких мест на Урале немало.

Еще один пример щедрого поступка маршала встречается в мемуарах Героя Советского Союза полковника Редкина, служившего с 1949 года в штабе УрВО. Он разделял любовь маршала к охоте, и однажды в лесу у них завязался следующий разговор: «Маршал Жуков, показывая свой новый «Виллис», на котором он ездил на охоту, сказал, что автослужба получила новый автомобиль – ГАЗ-69, и теперь он будет на охоту ездить на нем. Я спросил: «А «Виллис»-то куда?», на что услышал в ответ – будем списывать. Тогда, набравшись храбрости, я обратился к маршалу с просьбой купить его. Иметь такую машину было моей давней мечтой. На что Жуков ответил: «Хорошо, завтра приедешь на службу, напишешь рапорт на мое имя, я дам указание, чтобы тебе его оформили. Только имей в виду, я его не продаю, а дарю тебе». Так, с октября 1952 года я стал владельцем «Виллиса», и с тех пор он служит мне верой и правдой». Также Жуков всегда отмечал людей ценными подарками: оружием, баянами, часами – всем тем, что любил он сам.

Вспоминают о маршале и как о покровителе: в 1949 году на конкурсе курсантов спецшколы Военно-воздушных сил в Свердловске полководец заметил талантливого певца Бориса Штоколова. Маршала поразил его голос, и он настоял на поступлении курсанта в консерваторию. В 1966 году Борис Штоколов стал народным артистом СССР, а всей стране он известен как исполнитель народных песен и романсов, самый известный из которых – «Гори, гори, моя звезда».

Дружба со сказителем

Большинство друзей Жукова были военными людьми. В Свердловске он тесно дружил со своим заместителем, героем гражданской войны, генерал-лейтенантом Трифоном Шевалдиным, еще одним его близким другом, с которым они воевали на Халкин-Голе, был генерал армии Иван Федюнинский. Но главным его уральским товарищем среди «гражданских», несмотря на разницу в возрасте в 17 лет, был «сказитель земли Уральской» Павел Петрович Бажов. Георгий Константинович познакомился с «Малахитовой шкатулкой» раньше, чем с ее автором, попросив своего порученца взять в библиотеке окружного Дома офицеров ставшую редкостью книгу, после чего выразил желание познакомиться с ее автором. Их первая встреча была очень короткой. Увиделись они случайно, будучи депутатами Верховного Совета СССР – в областном комитете партии. Но с тех пор их редко видели порознь, чаще всего – на парадах и конференциях. В своих воспоминаниях писатель Виктор Стариков отмечал: «Мы быстро привыкли, что на общегородских собраниях, на всяких торжественных заседаниях, в дни работы городских и областных партийных конференций Г. К. Жуков и П. П. Бажов сидели в президиуме рядом. И место за столом ими словно было предусмотрено постоянное – самое крайнее от трибуны для выступающих. Сидя за столом, невысокого роста Г. К. Жуков казался очень большим и широким. П. П. Бажов рядом с ним выглядел как-то ниже ростом, но удивительно красивым, со своей выразительной бородой, сократовским лбом. Они оба были красивыми, большой, человечески значительной красотой. Они наклонялись друг к другу, о чем-то перешептывались, улыбались. В перерывах выходили вместе и опять усаживались рядом в укромном уголке, о чем-то переговариваясь, до той минуты, пока звонок не приглашал занять места в президиуме». 

Нередко Жуков после рабочего дня заглядывал в гости к Бажову в его дом на Чапаева, 11. Они пили чай, делились впечатлениями об уральской литературе и просто говорили о жизни.

Однако эта дружба была скоротечной: через девять месяцев после знакомства, в декабре 1950 года Георгий Жуков возглавил похоронную процессию, пройдя в лютый мороз с непокрытой головой от филармонии до Ивановского кладбища за гробом писателя. Сейчас их дружба отражена на карте города: неподалеку от памятника Жукову на коне находится улица Бажова.

Спорт и боевая подготовка

Если говорить о главной заслуге Георгия Жукова на Урале, то многие военные отмечают значительные успехи в боевой подготовке солдат самого маленького военного округа.

– Раньше Уральский военный округ выполнял исключительно мобилизационную функцию и получал сравнительно низкие оценки, – отмечает Анатолий Войтенко, председатель Фонда Жукова. – Однако за пять лет Жуков вывел его в ряд передовых. По указам маршала отстраивались и восстанавливались военные городки – в Чебаркуле, Елани, Бишкиле и в других населенных пунктах. Уже в первые годы московские комиссии отмечали, что все недостатки, бывшие в УрВО в прежние годы, исправлены.

Во многом на повышение уровня боевой подготовки повлиял спорт. В тот момент, когда Жуков прибыл на Урал, положение спорта не отвечало требованиям устава. Сборные команды округа, за исключением футбольных, чаще всего собирались стихийно, накануне турнира, не было регулярных тренировок. Георгий Константинович понимал, что в подготовке профессионального воина спорт играет далеко не последнее значение. Поэтому 8 октября 1948 года при окружном Доме офицеров был создан Уральский спортивный клуб армии (СКА) «для решения вопросов, связанных с организацией помощи войскам и подготовки окружных команд к состязаниям на первенство Вооруженных сил СССР». Очень скоро он принес первые плоды: хоккеисты стали первыми чемпионами СССР по русскому хоккею с мячом (СКА), а футболисты выиграли кубок РСФСР. Были созданы и команды по многим видам спорта – боксу, биатлону, борьбе и другим. 

– Это был первый в стране спортивный армейский клуб, и до 1961 года он функционировал в качестве «подпольного», пока Москва не обратила внимания на его достижения, – рассказывает Анатолий Лопатин, полковник в отставке, сотрудник музея «Боевая слава Урала». – Их штаб находился на Уктусе, на улице Прониной. Позже по образу и подобию созданного Жуковым спортивного клуба во всех военных округах СССР появились такие же учреждения. 

Георгий Жуков заботился о просвещении армии, часто посещал учреждения культуры и видел своей задачей приобщать к искусству военных людей. Он был частым гостем филармонии, театров музыкальной комедии, оперного, драматического и практически в обязательном порядке заставлял коллег посещать спектакли. Сам маршал общался с деятелями искусства Свердловска и имел доступ за кулисы. 

После смерти Сталина в 1953 году Георгий Жуков вернулся в Москву и стал сначала заместителем министра, а позже, в 1955-м – министром обороны СССР. Он провел в Свердловске всего пять лет – не самый значительный период своей жизни. Однако для истории Свердловска, как военного, так и гражданского, «визит» Жукова был целым комплексом важных событий. В памяти свердловчан он остался не опальным маршалом, как того поначалу хотели кремлевские власти, а великим полководцем, возродителем спорта и благодетелем.

Историческая рубрика на IMC выходит при поддержке политика и писателя Антона Бакова и проекта «Екатеринбург – императорская столица России».

Фото: 1723.ru, музей "Боевая слава Урала", региональный Фонд Жукова
Источники литературные: Павел Саенко "Маршал Жуков до и после победы ", Сергей Гущин "Уральская ссылка опального маршала"

 

Теги